Юсеф Моляли: Парижское соглашение – источник всех проблем

09 октября 2005
Политолог Юсеф Моляли считает, что большинство проблем, с которыми сталкивается Иран при расследовании ядерного досье, связано с теми соглашениями, которые были подписаны с евротройкой, в частности, Парижским соглашением.

Он полагает, что, до выдвижения новых инициатив, Ирану следует прежде всего доказать своё право на развитие ЯТЦ.

Ниже следует текст интервью, взятого у доктора Моляли корреспондентом «Мехр».

Вопрос: Мир знает, что «ядерное досье» Ирана и пути его расследования оказались политизированными, несмотря на то, что МАГАТЭ имеет право давать заключения по подобным проблемам только как техническая и юридическая организация. Почему отказались отброшены правовые рамки проблемы, и уделяли ли иранские переговорщики должное внимание этим аспектам?

Ответ: Ядерное досье Ирана и оценка качества действий иранских переговорщиков относятся к числу весьма сложных вопросов, так как следует принять во внимание экономические, политические и безопасностные соображения. Следовательно, никто не может давать простых оценок событиям. С одной стороны, они увязаны с глобальной безопасностью, с другой – они вытекают из развала Советского Союза и нынешней борьбы с терроризмом.

Любой, кто попытается проанализировать ядерное досье Ирана, должен понимать новую расстановку сил в мире и особенности перехода мира от многополярного к однополярному, а также политическую ситуацию на Ближнем Востоке, падение режима «Талибана» в Афганистане и методы борьбы международного сообщества с правительствами, поддерживающими терроризм.

Вопрос: Соглашение, достигнутое между Ираном и евротройкой в Париже, стало основой для последующих решений МАГАТЭ – в ущерб международным договорам. Иран также недавно подтвердил, что основой переговоров является Парижское соглашение, исходя из которого страна прервала приостановку работ на заводе UCF в Исфахане – шаг, воспринятый в мире как существенная угроза. Насколько надёжно и юридически обоснованно Парижское соглашение?

Ответ: Я не рассматриваю Парижское соглашение в качестве надёжного соглашения. В Парижском соглашении Иран взял на себя много обязательств, которые будет очень трудно исполнять. Например, предоставление «объективных гарантий», включённое в текст соглашения, может трактоваться очень широко.

В тексте не указывается, что именно включается в объективные гарантии. На деле, гарантии такого сорта могут включать в себя отказ от работ по ЯТЦ, ограничение работ по обогащению урана или полномасштабный мониторинг МАГАТЭ за иранскими ядерными закупками. Если смотреть с точки зрения международного права, то Иран взял на себя обязательства, которые не прописаны чётко.

Вопрос: Что можно сказать о «твёрдых гарантиях» евротройки?

Ответ: Твёрдые гарантии более понятны, однако их конкретное наполнение является предметом для обсуждения. Их никак нельзя сравнивать с объективными гарантиями.

Вопрос: По Парижскому соглашению, Иран добровольно приостановил некоторые виды ядерной деятельности, которые были возобновлены после нарушения европейцами условий соглашения. Почему возобновление работ было использовано в качестве предлога для возможной пересылки досье в Совет Безопасности, ведь Иран приостанавливал работы на добровольной основе?

Ответ: Парижское соглашение было заключено между Ираном и тремя крупнейшими державами Евросоюза. Соглашение, в котором участвует несколько стран, рассматривается как договор, и к нему следует применять международное право. Иными словами, государство должно для интерпретации договора прибегнуть к венской конвенции от 1969 года «О праве международных договоров». В соответствии с данной конвенцией, одна из сторон договора не может самостоятельно интерпретировать его текст.

Разумеется, Иран может предпринимать односторонние действия в случае возникновения споров, но это не совместимо с международным правом.

Вопрос: Иран доказал, что выполняет требования МАГАТЭ и соответствующие договора, но складывается такое впечатление, что Парижское соглашение стало причиной для беспокойства. Может ли Иран выйти из Парижского соглашения и возобновить юридическую фазу ядерных переговоров?

Ответ: Как свидетельствуют международные документы и доклады МАГАТЭ, Иран не нарушал ДНЯО. Однако Иран сам подтвердил, что его ядерное досье - не только юридическое дело. Зачем Ирану потребовалось вступать в переговоры с евротройкой, если по всем техническим аспектам досье должно было расследоваться в МАГАТЭ?

Нет ни одного документа, доказывающего, что Иран нарушил ДНЯО. Если бы такой документ существовал, то у МАГАТЭ не было бы проблем с передачей досье в Совет Безопасности ООН, и не было бы необходимости для дипломатического вмешательства таких стран и объединений, как США, Евросоюз, Канада, Австралия и Япония.

Сегодня Парижское соглашение превратилось в источник проблем для Ирана. Иран не нарушал ДНЯО, но он предположительно нарушил Парижское соглашение. С юридической точки зрения, я считаю, что было бы лучше, если бы Парижское соглашение не было заключено.

Вопрос: Не порочит ли статус международной организации недавнее высказывание Эльбарадея о том, что МАГАТЭ превратилось в место для сведения счётов США с Ираном?

Ответ: Природа любой международной организации, затрагивающей вопросы взаимоотношений между странами, является политической. Кроме того, любые правительства больше всего озабочены своим единством и независимостью, а это – политические проблемы.

Нужно понимать, что МАГАТЭ – политическая организация. Но организация, пытающаяся принимать решения с юридической подоплёкой во избежание критики в свой адрес.

Вопрос: Что можно сказать о ядерной инициативе, представленной президентом Махмудом Ахмадинежадом на Генеральной Ассамблее ООН?

Ответ: Президент Махмуд Ахмадинежад выдвинул инициативу, исходя из национальных интересов Ирана и из того факта, что развитие мирных ядерных технологий является неотъемлемым правом Ирана, в то время, как те государства, что возражают против ядерной программы Ирана, требуют от страны полного отказа от обогащения и ЯТЦ.

Президент пригласил мир наблюдать за деятельностью Ирана по созданию ЯТЦ. Но фундаментальной проблемой здесь является то, что предложение президента не способно разрешить сложившуюся ситуацию.

Вопрос: Почему мир отказывается признавать неотъемлемые права Ирана?

Ответ: В ходе своих двухлетних переговоров с Ираном, европейцы обязали Иран добровольно приостановить все работы, связанные с обогащением урана. Сейчас в мире существуют нелогичные ожидания того, что Иран никогда не возобновит эти работы.

Мир рассчитывает на то, что гибкость Ирана в ядерных переговорах и приостановка работ по обогащению урана станут основой для будущего согласия Ирана на полный отказ от данных работ.

Следовательно, мир ожидал, что Иран не станет упоминать обогащение урана в своей инициативе, представленной на Генеральной Ассамблее – хотя национальные интересы Ирана требуют обратного.

До тех пор, пока мир настаивает на отказе Ирана от обогащения урана, ядерные инициативы, исходящие из Тегерана, не будут приниматься миром. Таким образом, Ирану нужно сначала устранить разногласия во мнениях, а затем доказать, что Иран имеет право на обогащение урана для мирных целей.

Вопрос: Есть ли международные юридические организации, которые могли бы расследовать дело Ирана?

Ответ: Все проблемы, возникающие между международными организациями и отдельными государствами, должны рассматриваться в Гааге. Ирану следовало с самого начала настоять на передаче его дела в Гаагу. Я уверен, что гаагский трибунал вынес бы вердикт в пользу Ирана, так как ДНЯО не запрещает своим участникам развивать ЯТЦ.

Однако Иран выбрал путь переговоров с европейскими странами, и этот выбор не был навязан Ирану со стороны.

Вопрос: Будет ли иранское ядерное досье передано в Совет Безопасности ООН?

Ответ: Соединённые Штаты, евротройка, Япония, Австралия и Канада настаивают на этом, в то время как страны Движения неприсоединения, Россия и Китай противятся передаче.

В любом случае, все упомянутые страны преследуют свои интересы. Если их национальные интересы потребуют передачи досье в Совет Безопасности, то они определённо пойдут на такой шаг, и это будет политическое решение.

Вопрос: Тем не менее, им потребуется юридический предлог для такого шага. Это так?

Ответ: К моменту передачи все необходимые юридические действия будут предприняты. Как я уже упоминал, политические намерения государств скрываются за правовой оболочкой. Иными словами, если Россия защищает Иран, то она определённо делает это не во имя Ирана, а во имя своих национальных интересов.

Вопрос: Каков Ваш прогноз?

Ответ: Если досье будет передано в Совет Безопасности, это не будет означать немедленного принятия Советом каких-либо решений против Ирана. Но давление на Иран будет возрастать шаг за шагом. Ирану придётся также отвечать повышенным ответным давлением. Такое развитие событий неминуемо.

Вопрос: Есть ли у Вас предложения, как можно замедлить этот процесс?

Ответ: Накануне сентябрьской сессии Совета управляющих МАГАЭ, Мохаммад Эльбарадей выразил надежду на то, что Иран и США смогут решить имеющиеся у них проблемы путём прямых переговоров. Даже для Эльбарадея очевидно, что одним из главных факторов, влияющих на иранское ядерное досье, является наличие напряжённости между Ираном и США. Если эта напряжённость будет устранена, то расследование досье упростится.

Вопрос: То есть, Вы считаете, что переговоры с Америкой станут единственным правовым путём для выхода из нынешнего тупика?

Ответ: Если проблемы с США, являющиеся политическими проблемами, могут играть столь важную роль в МАГАТЭ, решения, принимаемые этой организацией, не могут рассматриваться как законные с правовой точки зрения.

Вопрос: Каковы Ваши предложения политикам?

Ответ: Ирану следует создать крепкую и сильную команду дипломатов для переговоров с миром дипломатическим путём и для защиты национальных интересов.

«Мехр»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03704 sec