ПОСОЛ ГЕРМАНИИ – НЕМНОГО ПИТЕРСКИЙ

Вальтер Юрген Шмид

16 августа 2005
Вальтер Юрген Шмид познакомился с Владимиром Путиным еще в Ленинграде

Евгений Григорьев

Новый Чрезвычайный и Полномочный Посол Федеративной Республики Германия в Российской Федерации Вальтер Юрген Шмид дал эксклюзивное интервью «НГ». В начале своей ответственной работы в Москве он оценивает состояние российско-германских отношений, делится своим видением задач на посту посла в России, а также отношений между РФ и ЕС и некоторых других международных проблем.

– Господин Шмид, вам доводилось раньше бывать в России?

– Да, бывал. В последние годы я часто приезжал в Москву на консультации по вопросам безопасности, разоружения и нераспространения, которые входили в круг моих обязанностей как дипломата. А ранее, когда работал в 1986–1991 годах в сенате Гамбурга, бывал в Ленинграде, который стал Петербургом. В тот период я отвечал, в частности, за партнерские связи между нашим ганзейским городом и вашей Северной столицей.

– Так что можно предположить, что вы познакомились с Путиным еще тогда в Ленинграде?

– Там я познакомился с очень многими интересными собеседниками. Со всеми, кто тогда был во главе города. Позвольте не уточнять.

– Как вы находите нынешний уровень российско-германских отношений? Удовлетворяет ли вас их состояние в качестве «исходной базы» вашей работы послом Германии в России?

– Перед приездом в Москву я, конечно, обсуждал эту тему с моим предшественником Хансом-Фридрихом фон Плётцем. Результат вас не удивит: российско-германские отношения находятся на очень высоком уровне. Два года подряд в наших странах поочередно проходили масштабные встречи культур. Налажен широкий обмен в научной сфере, и мы приступаем теперь к расширению российско-германского молодежного обмена.

Налицо плодотворные экономические отношения. В прошлом году объем торговли достиг 31 миллиарда евро. В текущем году мы тоже констатируем ее рост, цифровое выражение которого конкретизировать пока рано. Мы уже тесно переплетены друг с другом в экономической области. В России не только представлены наши крупные фирмы, но и широко ангажированы немецкие малые и средние предприятия.

Я убедился в этом буквально по приезде в Москву, когда здесь находилась баварская экономическая делегация. В ее составе были руководители 100 предприятий из Баварии, которые уже с успехом работают в России. Были достигнуты договоренности о дальнейшем расширении этого сотрудничества.

– Каким направлениям нашего партнерства вы намерены уделять особое внимание?

– Думаю, что мы уже определили недавно два таких направления. Одно из них – стратегическое партнерство, сотрудничество в сферах культуры, образования, инноваций. Другое – это молодежный обмен. На обоих направлениях есть достижения, но мы хотим расширить и углубить эту работу. В области молодежного обмена сейчас создаются структуры, которые позволят направлять каждый год больше молодых людей из России в Германию и из Германии в Россию. Это очень важно, поскольку является по существу инвестицией в будущее, расширяя наши знания друг о друге и укрепляя взаимное доверие.

Мои ожидания здесь очень велики. Россия вообще большая и важная страна, но, кроме того, нас связывает с ней многовековая история, и она является для нас стратегическим партнером. Понятно, что я вижу свою задачу в дальнейшем развитии всесторонних отношений между Германией и Россией. А «исходная база» для этого весьма удовлетворительная.

– До назначения послом в России вы были уполномоченным федерального правительства по вопросам разоружения и контроля над вооружениями. Было бы непростительно не поинтересоваться вашим мнением о положении дел в разоруженческих вопросах. Не зашли ли они вообще в тупик?

– Нет, я так не считаю. В последние годы достигнуто существенное продвижение, например, в вопросах противопехотных мин, а также малого оружия. Это как раз то оружие, которое приводит сегодня к очень многим жертвам.

Действительно, в области ядерного разоружения имеются большие трудности. На Конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия, состоявшейся в мае в Нью-Йорке, не было достигнуто никакого прогресса. Не скрою, что мы сожалеем об этом. Но Европейскому союзу, в который входят как ядерные, так и неядерные государства, удалось выработать на этой конференции единую позицию. Она отмечала успехи в областях ядерного разоружения, нераспространения и мирного использования атомной энергии и одновременно устанавливала взвешенное соотношение между этими тремя областями. В Нью-Йорке мы были недалеки от принятия этой европейской основы, но на ход ее обсуждения повлияли текущие конфликты, которые побудили некоторые государства не прилагать необходимых усилий для достижения совместного результата. Жаль.

– Это была Америка?

– Не только Америка, но и некоторые другие государства. России среди них не было. Речь идет в основном о странах третьего мира.

– Как развивается российско-германское сотрудничество в вопросах нераспространения, безопасности, контроля над вооружениями?

– В двустороннем плане делается очень много по обеспечению безопасности ядерных материалов, уничтожению химического оружия. Вместе с российскими партнерами мы построили установку для уничтожения запасов химического оружия в Горном. Так что уже до конца года там, как можно надеяться, будет ликвидировано большое количество этого оружия.

У нас существует полное осознание опасностей и недопустимости распространения ядерного, химического и биологического оружия, не говоря уже о террористических аспектах этой проблематики. «Тройка» ЕС в составе Англии, Франции, Германии поддерживала и поддерживает с Россией очень тесное сотрудничество по Ирану, позволяющее в этом вопросе «тянуть за один канат».

Как известно, предложения «тройки», выступающей от имени всего ЕС, предусматривают полное право Ирана использовать атомную энергию в гражданских целях. В результате договоров, заключенных с Россией, Иран сможет производить электричество на своих АЭС на основе российского топлива при возврате отработанных стержней обратно в Россию. Таким образом, ни сейчас, ни в обозримом будущем у Ирана нет никакой необходимости самому заниматься обогащением урана, которое может вести к созданию ядерного оружия. Взамен этой стране предложено стратегическое партнерство, новые перспективы в политической, экономической и других областях. Такая линия полностью поддерживается Россией.

Иранская проблема была и остается предметом постоянных обсуждений между Берлином и Москвой, для которых характерна совместная заинтересованность в том, чтобы прийти с Тегераном к разумному решению. Это неоднократно подчеркивал президент Путин, в том числе на встречах с американским президентом, который поначалу колебался, но теперь тоже придерживается такой линии. Возможность разумного решения, отвечающего и интересам иранского народа имеется, и она не должна быть упущена.

Еще одна актуальная тема касается присоединения новых государств к адаптированному Договору об обычных вооружениях в Европе. Некоторые страны, в том числе Россия, его уже ратифицировали. Но есть два вопроса, которые мы обсуждаем с российскими коллегами не без споров. А именно – вопрос о выводе вооружений из Грузии, по которому сейчас наметилось движение, и из Приднестровья. Если эти два вопроса будут решены, тогда откроется путь к завершению ратификации адаптированного договора и новые страны станут его участниками.

– До того Германия его не ратифицирует?

– Это совместная позиция всех государств НАТО.

– Вы, господин Шмид, упоминали Евросоюз в связи с международными проблемами. Но сейчас у ЕС много собственных острых проблем. Не приведет ли это к тому, что Брюссель и страны сообщества ослабят внимание к отношениям с Россией и к реализации согласованных общих пространств?

– История ЕС никогда не была прямой дорогой. За шагами вперед случался порой шаг назад, а потом мы снова шли дальше. В долгосрочном же плане сообщество всегда продвигалось в своем развитии вперед. Сейчас ситуация в ЕС требует дополнительного осмысления. Конституционная проблема пока заморожена. Однако, как мне представляется, это не скажется на деятельности ЕС, которая будет продолжена с неизменной активностью как в отношении России, так и в отношении принятого решения о четырех пространствах.

В октябре состоится саммит под британским председательством, и мы очень надеемся, что на нем будет реализовано намерение перевести существующие, в частности, между Германией и Россией двусторонние визовые соглашения в европейские рамки. Мои первые беседы здесь в качестве посла оставляют впечатление о российском желании динамично продолжать этот процесс. В Берлине на это тоже имелась и всегда будет соответствующая воля.

– Господин посол, через несколько недель в Германии состоятся выборы, а такие события нередко влекут за собой перемены не только во внутренней, но и во внешней политике. Может ли это существенно затронуть российско-германские отношения?

– Среди наших политиков нет никого, кто не сказал бы, что мы очень, даже чрезвычайно заинтересованы в стабильном, наилучшем, интенсивном партнерстве с Россией во всех областях. Всем ясно, что для этого нам необходимо работать, как это делалось до сих пор и, несомненно, потребуется в будущем. Эта коренная линия не претерпит изменений.

– Но не потребуют ли выборы 18 сентября скорректировать текущую программу двустороннего сотрудничества?

– Что касается существа самих мероприятий, – нет. Другое дело сроки их проведения. Естественно, приходится отложить ежегодные межправительственные консультации, намечавшиеся на последнюю декаду сентября в Томске, на другое время. Но желательно не позже, чем до конца года. Новый бундестаг соберется в середине октября, и, как только новое правительство станет работоспособным, мы вернемся к текущей работе. То же самое относится к проведению Энергетического форума с высоким уровнем участников. Мы постараемся осуществить оба эти крупных мероприятия как можно скорее. Пока же все политики в Германии заняты избирательной кампанией.

– Господин Шмид, сейчас вы стали «постоянным жителем» нашей столицы. Каковы ваши первые ощущения?

– Я приехал около четырех недель тому назад. Очень впечатляет рост этого города, быстрота его развития. Москвичи очень дружественны, открыты и сердечны. Вместе со мной жена. Двое наших детей уже взрослые, заняты своими профессиями, так что смогут только временами навещать нас здесь. Мы живем в центре Москвы, что очень хорошо и интересно, поскольку в этом городе приятно гулять.

– Наверное, вы будете посещать театры, выставки. Вы ведь не занимаетесь дипломатией все 24 часа?

– Только 23! Бисмарк говорил: день насчитывает 24 часа, а если их не хватает, добавим ночь.

– Господин посол, спасибо, что, несмотря на большую занятость, естественную для начала вашей работы на новом высоком дипломатическом посту, вы нашли время дать нашей газете одно из первых интервью в Москве. Может быть, вы хотите что-либо прямо сказать в заключение читателям «НГ»?

– Буду рад, если Германия и отношения с ней будут и впредь пользоваться в России той же симпатией и поддержкой, как в настоящее время.

Из досье «НГ»

Вальтер Юрген Шмид родился в 1946 г. в г. Эсслинген-на-Неккаре. После прохождения военной службы получил юридическое образование в университетах Тюбингена, Мюнхена и Экс-ан-Прованса. Имеет научную степень кандидата юридических наук. Дипломатическую карьеру начал в 1976 г. Работал в аппарате МИДа, посольствах в Уругвае и Турции. В 1986–1991 гг. возглавлял канцелярию сената (правительства) Гамбурга. Затем был послом в Гвинее. С 1996 г. руководил департаментом МИДа, ведающим проблемами разоружения. Последние годы – уполномоченный федерального правительства по вопросам разоружения и контроля над вооружениями. Чрезвычайный и Полномочный Посол ФРГ в РФ с июля 2005 г.

Независимая газета

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03727 sec