Абхазия никогда не выходила из состава России: интервью секретаря Совбеза Абхазии Станислава Лакоба

Станислав Лакоба

08 августа 2005
Справка: Секретарь Совета Безопасности Абхазии Станислав Лакоба родился в 1953 году в Сухуми.

Известный историк, профессор, литератор, общественный и политический деятель. Автор Лыхненского Обращения 1989 года. Профессор Абхазского государственного университета, лауреат Государственной премии Абхазии им. Д. И. Гулиа. Во время грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. - депутат парламента Абхазии, в 1993-1994 гг. - первый заместитель председателя Верховного Совета Абхазии, а в 1994-1996 гг. - первый вице-спикер парламента.

Принимал активное участие в Женевском процессе по урегулированию военного конфликта под эгидой ООН и при посредничестве России. С 1996 года находился вне официальной политики. В октябре 1999 года в нашумевшей статье "Выборы по Хичкоку" выступил против безальтернативных выборов в Абхазии. В 2000 и 2004 годах прошел конкурс и в качестве приглашенного профессора занимался научной работой в Центре славянских исследований Университета г. Хоккайдо, Япония.

Август-сентябрь 2004 года - Станислав Лакоба баллотировался в паре с Сергеем Багапш кандидатом в вице-президенты. Однако, после Соглашения 6 декабря 2004 года "О мерах по достижению национального согласия" Лакоба уступил свою выборную должность кандидату в президенты от власти Раулю Хаджимба. Женат, имеет сына.

ИА REGNUM: Прошло полгода после смены власти в Абхазии - новая власть уже как бы и не новая. Какие ключевые перемены произошли в жизни граждан республики за этот период, какие достижения и недостатки можно обозначить в политике "нового-старого" руководства?

Новая власть - новая она или уже не новая... Вопрос своеобразный. Однако, мы, к сожалению, не живем в каком-то стабильном европейском государстве, где по истечении 3 месяцев дается оценка работе правительства - в Абхазии ситуация несколько иная. Мы живем в совершенно иных условиях, к которым пока не совсем подходят общепринятые демократические образцы, и проводить такие параллели не совсем уместно. Для нас самое главное - это относительная стабилизация общественно-политической жизни страны, и за указанный вами период определенные сдвиги в данном направлении, несомненно, произошли. Изменилась в лучшую сторону ситуация в правоохранительной сфере. Достаточного сказать, что в период правления новой команды, фактически, не было ни одного похищения человека. Зафиксировано всего одно преступление подобного рода, которое было раскрыто буквально на следующий день. Преступники строго наказаны. Сказанное не относится к Гальскому району, где определенные эксцессы все же происходят. Но, если брать в целом, то громкие преступления стали большой редкостью, что говорит о многом. Есть положительные сдвиги и в сфере экологии.

Можно однозначно заявить, что работа структур власти стала более активной и централизованной. Огромное внимание уделяется оборонной политике, вопросам безопасности и укрепления границ, в том числе, морских. При наличии определенных проблем, положительные тенденции в данном направлении налицо. Однако самое главное достижение новой власти - искоренение казнокрадства, такой проблемы, как таковой, не существует. Я докладывал на заседании Совета безопасности - как секретарю Совбеза, даже из конфиденциальных источников, мне факты взяточничества в высших эшелонах власти неизвестны.

Целенаправленно решается проблема коррупции в правоохранительных органах. К примеру, первым делом ликвидированы наиболее "одиозные" посты ГАИ - их уже просто нет. В принципе, даже ставился вопрос об упразднении этой структуры вообще. Но решили все-таки сделать патрульно-передвижные посты, получили немало машин, решили проблему с кадрами. Есть нехватка в профессионалах.

Еще раз хочу отметить, что основные виды правонарушений - громкие грабежи, разбои - их стало меньше.

ИА REGNUM: Был случай нападения на автобус с туристами...

Это было в самом начале. Сегодня на Рицинской центральной трассе действует патрульно-постовая служба, потрачены определенные средства на закупку автомобилей - эти меры, думаю, снизят количество преступлений.

ИА REGNUM: Какие приоритетные задачи стоят на повестке секретаря Совбеза Абхазии?

Прежде всего, это наведение порядка. Я не считаю, что власть в этом плане выполнила все обещания, данные народу. В этом плане есть справедливые нарекания со стороны общества и наших сторонников. Я не случайно упомянул коррупцию. Мы не должны мириться с тем, что многие факты коррупции еще не раскрыты, и эти люди остаются и работают, занимают должности - на деле же, иногда, выдергиваются какие-то мелкие сошки. Все это, зачастую, носит скорее пропагандистский характер. Данная проблема требует серьезного отношения, но, учитывая наличие многих проблем, властям очень сложно всем этим заниматься. Потому что полной самостоятельности на сегодняшний день нет. Это очень важно, потому что в такой ситуации шаг влево, шаг вправо и... Это можно сравнить с прохождением канатоходца по натянутой линии. И всё что было сделано, проявлено, это своего рода искусство дипломатии. Но иногда дипломатия граничит с такими вещами, когда выходит за рамки дипломатии и называется совсем по-другому. Не дай Бог, если эту грань где-то можно будет перейти, тогда будет очень плохо всем. Но сегодня надо ценить то, что все-таки в Абхазии мир. Мы были буквально в шаге от междоусобицы, войны и преодолели этот кризис, я считаю. И сегодня только безответственные силы могут снова накручивать ситуацию.

ИА REGNUM: Под чьим контролем находится дело о покушении на премьер-министра Абхазии Александра Анкваб?

Идет совместное расследование по линии СГБ и МВД.

ИА REGNUM: Есть какие-то подвижки, раскроется ли это преступление?

Это не такое простое дело и, мне кажется, что если оно и будет раскрыто, то в комплексе с другими преступлениями.

ИА REGNUM: Почему Вы хотели оставить пост Секретаря Совбеза?

Я очень много говорил по этому поводу. Было определенное недопонимание, были некоторые разногласия, которых на сегодняшний день нет.

ИА REGNUM: Можно ли сказать, что власть в Абхазии работает единой командой?

Вы знаете, во всяком случае, так принято говорить. Но, лично я не знал в истории прецедента, когда власть представляет единую команду. Такого, конечно, не бывает.

ИА REGNUM: И это нормально?

На этот счет могут быть различные точки зрения. Ненормально, когда все думают одинаково.

ИА REGNUM: Как Вы думаете, кто на сегодняшний день является генератором идей в Абхазии?

Думаю, главный генератор идей - это жизнь.

ИА REGNUM: Ощущаете ли Вы какое-то внешнее давление?

Я думаю, оно всегда присутствует, просто в той или иной форме, иногда более скрытой...

ИА REGNUM: А сейчас в какой?

А сейчас, видимо, и в той, и в другой.

ИА REGNUM: Как Вы думаете, возможно ли консолидировать общество в Абхазии, учитывая постоянную военную риторику со стороны Грузии?

По большому счету, консолидация уже есть, особенно перед внешней угрозой - тут двух мнений быть не может. Другое дело, насколько те или иные люди это осознают. Просто, есть группа бывших чиновников, которая попользовалась этой властью и теперь чувствует себя безнаказанно. Кое-кто из них занят тем, что накаляет страсти.

ИА REGNUM: Есть ли в Абхазии консолидированная оппозиция?

По большому счету, я затрудняюсь ее называть оппозицией. Есть слой недовольных сил, и недовольство это мотивировано. Недовольство наблюдается и среди наших сторонников, поскольку, как я уже указывал, выполнить все предвыборные обещания пока не удается. Но необходимо учитывать и те сложности, которые стоят перед властью. Считаю, что оппозиция, безусловно, нужна. Здоровое и нормальное общество невозможно представить без оппозиции. С другой стороны, оппозиция, время от времени, начинает вести себя слишком агрессивно, переходить рамки дозволенного. И тогда, приходится принимать меры безопасности, ограничивать действия радикально настроенных сил. Если выборы состоялись, то принять итоги придется - нравится это кому-то, или нет.

ИА REGNUM: В свое время, когда Сергей Багапш стал президентом Абхазии, он призвал начать всё с чистого листа. Вы считаете, это была верная тактика?

Я бы не хотел комментировать слова президента, но видимо, в тот момент нужно было думать и об этом тоже. Другое дело, какой оценки удостоился этот его поступок. Если нашлись люди, которые восприняли это как проявление какой-то слабости и решили действовать исходя из своей безнаказанности, то хочется заверить, что это заблуждение и большая ошибка. Я считаю, что он поступил достаточно дипломатично. Но, во всякой дипломатии есть определенная доля жесткости, иначе ничего не получится.

ИА REGNUM: В абхазском обществе бытует мнение, что Вы личность достаточно бескомпромиссная... Насколько это соответствует действительности?

Я? Бескомпромиссная? Думаю, наоборот, я компромиссный человек. В случае моей бескомпромиссности, наверное, события 6 декабря развивались бы по несколько иному сценарию. Это был компромисс. В главных вопросах, где это необходимо, я очень даже компромиссный человек. Я могу с чем-то не соглашаться, с какими-то важными государственными вопросами, стратегическими, но это никак не связано с личными амбициями.

ИА REGNUM: Насколько успешны могут быть переговоры переговоры с Грузией, когда президент этой страны постоянно заявляет, что единственный путь решения конфликта - возвращение Абхазии в состав Грузии?

Думаю, нам стоит шире смотреть на эти вопросы. Почему, отказываясь от переговорного процесса, мы должны помогать партии войны в Грузии? Такое поведение может ослабить тех людей, которые стоят на совершенно других позициях, и, кстати говоря, их немало. Мы знаем, что там есть и другое течение, выступающее за мирное урегулирование конфликта. Мы знаем, что риторика может быть одна, а поведение совсем иное.

Хотя никто и не исключает применения силы в отношении Абхазии, но насколько это устроит силы, стоящие за Грузией и Абхазией - это тоже очень важный вопрос. Я понимаю, что эти силы решают не все, но их позиция во многом является решающей. Конечно, президент Грузии может и не послушать никого и по своей инициативе начать какие-то действия здесь, но это будет очень рискованный шаг и, насколько я знаю, в первую очередь для него. Он уже однажды попытался это сделать в Южной Осетии - чем это завершилось известно всем. Это крайне опасно, прежде всего, для нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, который недавно был открыт с такой помпой. Не надо забывать, что от Цхинвали до Тбилиси всего 101 км. Не стоит забывать о таких минах замедленного действия как азербайджанский и армянский анклавы - о массе других непростых проблем. Примечателен в этом аспекте пример Турции, где актуализировалось курдское движение, и турецкая армия проводит в районе нефтепровода БТД, по сути дела, военно-карательные операции, пытаясь навести порядок.

Думаю, далеко не все так просто, и участившиеся встречи Путина и Эрдогана тоже говорят о многом. У России и Турции все же есть общие интересы в сфере транспортировки нефти и газа. Попытки Украины и Грузии организовать перевалку нефти из порта Супса на Одессу тоже, мне кажется, не входят в планы ни Турции, ни России. Так что, определенное понимание, что ослабление России грозит ослаблением самой Турции, в Анкаре, безусловно, есть. Турция, в таком случае, теряет стратегического союзника.

ИА REGNUM: За счет чего сегодня обеспечивается внутренняя и внешняя безопасность Абхазии?

Во-первых, это расклад сил вокруг Абхазии - прежде всего, это российский фактор, без которого грузинской стороне вести серьезный разговор о военных действиях в Абхазии просто невозможно. Я не думаю, что без согласования в данном вопросе что-то может увенчаться успехом, а если вспомнить события недавнего прошлого, то, иной раз, и согласие бывает очень обманчивым. Другой важный момент заключается в том, что в военном решении грузино-абхазского конфликта не заинтересованы и некоторые западные государства. Не в их интересах раскачивать лодку на Южном Кавказе - гораздо выгоднее выкачивать свою выгоду в условиях стабильности. Тем не менее, помимо сторонников мирных инициатив, на Западе есть и сторонники военного пути, занимающиеся, в частности, продажей оружия.

Не смотря ни на что, в решении вопросов безопасности Абхазия рассчитывает, прежде всего, на свои собственные силы. Вопросам безопасности и обороноспособности страны в последнее время уделяется максимальное внимание. Конечно, мы готовы обсуждать мирные варианты решения проблемы с Грузией, но в то же время не забываем о том, что готовность сухопутных и военно-морских сил должна быть на должном уровне.

ИА REGNUM: Какую роль в обеспечении национальной безопасности Абхазии власти республики отводят российской стороне?

Роль России очевидна, причем не только в Абхазии, но и на всем Кавказе. Вы знаете о том, что мир в зоне конфликта поддерживается миротворческим контингентом. Думаю, сегодня без участия России решить эту проблему невозможно. Абхазия готова поддерживать самые тесные отношения с Российской Федерацией. Мы осознаем, что Россия на протяжении вот уже двухсот лет доминировала в этой части Закавказья, и поэтому представить ситуацию в этом регионе без участия России как-то очень сложно - во, всяком случае, такой, очень маловероятный ход событий, может привести лишь к хаосу. Хотя и говорят, что свято место пусто не бывает, однако на смену России могут прийти такие заместители, что ничего хорошего народам Кавказа, особенно таким малочисленным как абхазский народ, ожидать не придется. Для нас это крайне опасно. Перейти в другую сферу влияния могут себе позволить большие и относительно большие народы, мы, к сожалению, позволить себе этого не можем - потому мы очень чувствительны к происходящему.

Мы понимаем, что и у России сегодня много проблем, страна в тяжелом положении. Если брать в целом, то у России сегодня гораздо более сложные проблемы, чем у нашего небольшого государства. Вместе с тем, нам кажется, что существуют пути преодоления такой ситуации, нахождения золотой середины взаимопонимания, которая устроила бы не только Российскую Федерацию, но и Европейский Союз, а может и Соединенные Штаты, которые, очевидно, обеспечили свое присутствие на Южном Кавказе и превратились в серьезную силу. С другой стороны есть Турция, претендующая на определенную роль в Черноморском регионе. Баланс интересов между этими странами может создать для Абхазии новую ситуацию, а какую именно, прогнозировать сложно. Обретем ли мы независимость, или создадим какую-то иную структуру, связанную с Россией, или же это будет конфедерация с кем-то, говорить сложно. Одно дело, что мы считаем себя независимыми, но, тем не менее, речь идет о том, что международное сообщество должно либо признать нас, либо нет. Какая модель будет найдена, сказать сложно, но, думаю, эта модель будет сбалансированная.

ИА REGNUM: А какую модель хотелось бы видеть Вам?

Мы заявляли об этом неоднократно. Это не только мое мнение - оно было высказано на референдуме 1999 года. Абхазия - независимое государство и народ Абхазии стоит на этой позиции.

ИА REGNUM: Вы упомянули вероятность модели конфедерации с "кем-то"... Не могли бы Вы конкретизировать, с каким именно государством Абхазия может составить конфедерацию?

Еще в Женеве обсуждался вопрос о конфедеративных отношениях с Грузией. В свое время мы предложили Грузии создать федерацию, но в ответ она напала на нас. После войны стали говорить о конфедерации, но это их тоже не устроило. Что же теперь? Опять войти в состав Грузии в качестве автономной республики? Это нам абсолютно ничего не дает. Кто-то думает решить проблему Абхазии за две-тре сутки - как в случае с Сербией, но это абсурд. В этом случае ситуация может скатиться в хаос - сначала в самой России, а затем большая каша стихийно заварится на всем Кавказе. Все это автоматически поставит под сомнение безопасность функционирования региональных мега-проектов, в том числе и нефтепроводов. По большому счету, с энергетической точки зрения Абхазия для США, на мой взгляд, не представляет интереса. Она географически остается в стороне от крупных проектов.

Единственное, что может и не исходит из американских интересов - это усиление влияния российской стороны, скажем, в региональном масштабе. С этой точки зрения следует рассматривать их позицию по восстановлению сквозного железнодорожного сообщения через Абхазию, о которой сейчас так много говорят. Это ведь тоже во многом подрывает планы тех же американцев, поскольку противоречит идее транспортного коридора Восток-Запад. То же самое касается российско-иранского проекта Север-Юг, который никак не укладывается в процесс вывода военных баз РФ из Грузии, и планы добиться того же по базам в Армении. Не случайно же в Армении построено второе в мире по величине американское посольство. Здесь существенную роль играет близость с Ираном - даже была такая шутка, что железная дорога до Еревана это дорога до Тегерана. Одним словом, думаю, процесс восстановления транзитного железнодорожного сообщения через Абхазию будет торпедироваться - этот вопрос, как мне кажется, тоже вписывается в ряд предметов какой-то торговли.

ИА REGNUM: А насколько сама Абхазия готова обсуждать модель конфедерации с Грузией?

Как мы можем обсуждать такие вопросы на фоне упомянутой вами военной риторики Грузии? Есть документ от 4 апреля 1994 года, но о нем никто сегодня не вспоминает. Там все эти основы заложены.

ИА REGNUM: Находят ли поддержку в абхазском обществе высказанные Вами мысли?

Да, конечно. Я исхожу только из этого.

ИА REGNUM: А в правительстве?

Да.

ИА REGNUM: Не легче было бы для Абхазии войти в состав России и обеспечить свою безопасность - вопрос был бы на этом закрыт?

А как это сможет сделать Россия? Каким образом? Абхазия обращалась неоднократно, я думаю, что это не вполне реалистично.

ИА REGNUM: Это не реалистично для Абхазии или для России?

Я думаю, что в данный момент для России. Опять-таки на уровне деклараций такая возможность допускается, но, вместе с тем, есть понимание, что данный шаг может стать неким рубиконом. Есть даже такая абхазская пословица - на медведя бревно упало - не заревел, скала упала - не заревел, а упал листок - он заревел. Вот как раз таким листком, как это ни странно, для России может стать Абхазия. Но. Нельзя исключать, что, в конце концов, как и любой человек, государство в какой-то момент может пойти ва-банк.

ИА REGNUM: Как Вы думаете, сегодня народ Абхазии чувствует себя в безопасности?

А какой народ сегодня чувствует себя в безопасности? Даже китайцы не чувствуют себя в безопасности, у них тоже есть свои опасения. Вообще, если говорить откровенно, все, что сегодня происходит в мире, направлено, в основном, не против России, а против Китая.

Во всяком случае, думаю, события на Кавказе во многом будут предопределены теми процессами, которые происходят сегодня в Центральной Азии. Ни Россия, ни США сделать все самостоятельно не смогут. Они не смогут утвердить контроль в этих регионах без взаимной поддержки. Кроме того, как мне кажется, сегодня Кавказ приобретает для России гораздо большее значение, чем Центральная Азия.

ИА REGNUM: Просчитываете ли Вы такой вариант, при котором Россия, выводящая войска из Грузии, оставит вдруг и Абхазию?

Конечно.

ИА REGNUM: И, что тогда?

Ничего страшного. Думаю, какие-то варианты могут быть найдены всегда. И потом, никто просто так ничего не оставляет. Это может произойти в результате каких-то договоренностей. Во всех случаях, оставить Абхазию - означает оставить Черноморский регион. Это означает оставить совершенно оголенный Северный Кавказ...

ИА REGNUM: Кто конкретно берет сегодня ответственность за события, которые, не исключено, обрушатся на Абхазию? Кто берет ответственность за лозунг - Независимая Абхазия? Независимость - вещь прекрасная, но обеспечивает ли она, будучи формально, безопасность абхазского народа и ее благосостояние? Ведь события могут развернуться и по негативному руслу - допустим, закроет Россия границу с Абхазией, и что тогда?

Нет, конечно, это вполне возможно. И никто такой сценарий не исключает. Но видеть реальную картину событий, порой, очень сложно. Мы находимся в клубке сложных противоречий, оторванные от реальной информации. Мы владеем ею постольку поскольку. Но есть другая информация, о которой можно только догадываться. Мы знаем, в какую сторону плыть, мы осознаем проблемы. Мы понимаем, что в России не все так просто. Кроме того, Абхазия никогда не выходила из состава России, и я говорил об этом. Посмотрите полный свод Законов России за 1810-й год. Они отказались от этого. Я не случайно говорил о том, вот уже 200 лет мы находимся в орбите культурных, военных, политических, экономических и языковых отношений с Россией. Это абсурдно требовать от нашего небольшого народа взять и отвернуться от большого соседа.

ИА REGNUM: Что бы Вы еще хотели донести до российского читателя?

Вокруг президентских выборов в Абхазии было много разных кривотолков. Выборы состоялись - это реальность. Сегодня нужно считаться с ее итогами, нужно сделать все для содействия этому правительству, избранному руководству страны - по возможности, оказывать экономическую, и политическую поддержку. Ситуация в Абхазии может сказаться не только на других странах Южного Кавказа, но и на сопредельных регионах Юга России, Северного Кавказа. Считаю, что это очень важный момент, поскольку, видимо, есть определенные силы, которые желали бы видеть у власти в Абхазии других людей. Между тем, подчеркну еще раз, приоритетом номер один для нас является стабильность. Абхазия - это своего рода лакмусовая бумажка, по которой можно предугадать будущее Кавказа. Учитывая наше географическое расположение, тенденции в Абхазии, а значит и Черноморском регионе, будут иметь значение, и для таких стран, как Армения и Греция. В 19 году был период длительностью несколько дней, когда при англичанах Армения получила выход в море - к Батуми. Это сейчас тщательно вуалируется, наверное, происходит какая-то переоценка ориентиров. Не думаю, что те же процессы не происходят сегодня в Турции. Там тоже возникли новые обстоятельства в связи с войной в Ираке. Иракская проблема тоже крайне важна - президентом этой страны является курд по национальности, а это опасный прецедент не только для Турции, но для других стран.

Что касается моего мессиджа российскому читателю. Конечно, что-то хотелось бы изменить. Мы хотим сохранить с Россией хорошие и теплые отношения. Если бы в наши отношения строились на реальной искренности, то это было бы вообще уникально. Но, я это уже говорю не как прагматик, а как романтик.

Regnum

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0385 sec