Россию не интересует разработка шельфа Черного моря? - интервью Андро Котетишвили

21 июля 2005
Справка: Андро Котетишвили - выпускник экономического факультета ТГУ. Занимал различные должности в министерстве финансов Грузии. С 2002-2003 гг. эксперт по регулированию цен на нефть и газ при Американском международном агентстве развития(USAID). В 2004 году возглавил агентство по регулированию ресурсов нефти и газа Грузии.

ИА REGNUM: Г-н Котетишвили, известно, что управляемое вами агентство было создано при содействии USAID. Какие цели преследовали при этом американцы?

Я бы не сказал, что инициатива создания агентства полностью принадлежит USAID. Когда в 2000 году в Грузию пришли инвесторы, желающие вложить свои деньги в ресурсы, а это, прежде всего, нефть и газ, то одним из требований было создание регулирующего органа, ведь без этого долгосрочные капиталовложения никто не делает. При этом инвесторы, среди которых были весьма солидные компании, предпочитали работать не с государством, а именно с такой организацией, как наша.

Более того, независимыми экспертами, англичанами и индийцами, которых привлек USAID, был разработан закон о нефти и газе. В законе учтены все международные нормы как для инвесторов, так и для государства. Наше партнерство с компаниями, которые занимаются в Грузии разработкой месторождений и добычей нефти и газа, долгосрочное. У нас подписаны контракты на 25 лет, которые расписаны на каждый месяц. Есть и совет инвесторов, который решает все существующие проблемы.

ИА REGNUM: Известно, что новый консорциум начинает разработку шельфа Черного моря с целью добычи нефти и газа. На какой стадии находится этот проект?

Согласно закону, нам предоставлен срок в 120 дней, по истечению которого будет объявлен тендер. До этого имена компаний, заинтересованных в разработке шельфа Черного моря, мы не оглашаем. Скажу только, за последние две-три недели мы получили достаточно солидные предложения.

Американская компания "Анадарко" уже приступила к работе над тремя блоками в районах Аджарии, Мегрелии, и в районе, часть которого находится на территории Грузии, а часть на территории Абхазии. У нас есть и старые разработки в районах Поти, Супса, Мирзани. В принципе, можно сказать, что новых разработок, как таковых, у нас пока нет. Разведкой месторождений, разработкой и добычей должны заниматься инвесторы.

ИА REGNUM: На каких условиях взаимодействуют грузинское государство и инвесторы?

Согласно закону, когда инвестор приходит и забирает блок, он должен сделать разведку. Так как это все принадлежит государству, а не инвестору, то 50% или 40% добытой инвестором сырой нефти, исходя от объема инвестиций, остается государству. Вместо налогов инвестор также расплачивается сырой нефтью. Следует отметить, что такая схема взаимодействия государства и инвесторов очень распространена за рубежом. Это выгодно и компаниям, и государству.

ИА REGNUM: Назвать компании, которые займутся разработкой шельфа Черного моря вы не можете, а как, в целом, вы оцениваете интерес компаний в добыче нефти и газа в Грузии?

Из семи компаний, которые уже изъявили желание заниматься этим, три входят в десятку мировых лидеров. Но все они изъявили желание заниматься исключительно шельфом. Очень жаль, что нет никаких предложений с российской стороны.

ИА REGNUM: Планирует ли Грузия в будущем полностью обеспечивать себя нефтью и газом за счет собственной добычи и выйти из под зависимости, допустим, Газпрома?

От Газпрома зависит половина Европы, и все крупные инвесторы, наоборот, стремятся внести свои средства в Газпром. Почему же мы должны от него освобождаться? Сейчас у нас политические отношения с Газпромом, а потом, когда у нас будет газ, будут и экономические. Мы будем покупать то, что дешевле.

ИА REGNUM: Если Газпром поднимет цены на газ в Грузии, каким будет выход из этой ситуации?

Вам, наверное, известно, что мы покупаем 1000 куб.м газа за $53, и благодаря бюрократическим проволочкам, которые создают многочисленные оффшорные компании, занимающиеся принятием, распределением, подачей газа, продаем его потребителям по цене $150 за 1000 куб.м.

Надо оптимизировать и упростить, прежде всего, эту систему, тогда и цена будет оптимальной. А так во всем мире 2-3 организации, которые определяют ценовую политикой газа, и одна из них Газпром.

ИА REGNUM: Каким образом влияет на экономику Грузии постоянно растущая цена на нефть?

Экономика любого государства зависит не только от цен на нефть, но и от валютной, от экспортной политики. По мировым масштабам в Грузии с этим все в порядке.

ИА REGNUM: Известно, что в Грузии, как и в России наблюдаются сезонные перепады цен на бензин. В России предлагают свои методы борьбы с этим явлением. Так, федеральная антимонопольная служба России высказалась за создание дополнительного госрезерва нефтепродуктов для стабилизации этих сезонных колебаний. А как с этим должна бороться Грузия?

Все зависит от того, какая ситуация у нас будет на границах, в Цхинвали и Абхазии. У нас нет демаркации государственной границы с тремя государствами - с Азербайджаном, Арменией, Россией. Только с Турцией. Свои границы мы не контролируем, а следовательно не контролируем и поставки нефтепродуктов через эти территории.

Контрабанда, в первую очередь, идет на эти продукты. И потом, нефтепродукты могут поступать не только автотранспортным путем, но и посредством железнодорожного сообщения, и транзита. У нас даже нет нормальной статистики, мы не можем сказать точную цифру, сколько бензина употребляет Грузия. Года два назад мы пытались сделать подсчет, и подсчитали, что Грузия тратит в год приблизительно миллион тонн нефтепродуктов среднего класса: бензин, дизель, мазут и сжиженный газ. Так что, прежде, чем заниматься резервной политикой, надо знать, сколько поступает и употребляется нефтепродуктов.

ИА REGNUM: Вы считаете, что Грузия способна выставлять свои условия, в частности, американским инвесторам? К примеру, США всячески поощряют сотрудничество в области энергетики между Грузией и Турцией, но категорически против энергетических проектов между Грузией и Ираном, или строительства газопровода через Грузию...

Мы транзитная страна. Россия продает электроэнергию Турции через Грузию, а также через нас проходит трубопровод, мы стали частью Каспийского региона, а это означает большой потенциал запасов энергоресурсов. По оценкам Министерства энергетики США, эти запасы составляют от 17 до 33 миллиардов баррелей нефти. Что касается Ирана, я знаю, что у Газпрома в Иране есть свои разработки. Вопрос состоит лишь в том, поставлять ли все это в Европу через Россию или минуя Россию.

Regnum

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03774 sec