Интервью командующего Силами по борьбе с наркотиками Пакистана Ахмеда

Генерал Ахмед

15 июля 2005
- Господин генерал, всем известно, что производство наркотиков в регионе резко растет. Прежде всего, за счет Афганистана. Как это сказывается на Пакистане?

- Действительно, Пакистан расположен по соседству с Афганистаном, и это не может не оказывать своего воздействия на ситуацию с наркотиками в стране. Во время правления режима "Талибан" производство опия в Афганистане сначала поднялось до 4600 метрических тонн в год, но в последний период правления талибов производство опия там упало до 185 тонн - в основном за счет контролируемой Северным альянсом провинции Бадахшан. Талибы предприняли ряд жестких непопулярных мер, чтобы остановить производство. Однако затем в Афганистан вошли международные силы, и уже на следующий год опиумным маком здесь было засеяно 76 000 гектаров. Потом, по нашим данным, произошел рост до 131 000 гектаров. В сезоне 2003-2004 г Афганистан произвел 4200 тонн опия. Сегодня Афганистан обеспечивает 87 процентов мирового нелегального потребления опиатов: опиума, морфина и, наконец, героина.

И это сказалось на всех странах-соседях Афганистана. По официальным данным, 24 процента наркотиков экспортируются из Афганистана в государства Средней Азии, примерно 36 процентов идет через Пакистан, и около 40 процентов наркотрафика идет через Иран. По моим данным, впрочем, через Пакистан, возможно, идет несколько больше, чем 36 процентов афганского опиумного экспорта. Но разница в цифрах небольшая. Главное, что существуют три основных направления.

- И те наркотики, которые идут в государства Средней Азии, потом попадают в Россию.

- Да. Так, что вы можете понять, что все страны, которые граничат с Афганистаном, оказались затронуты проблемой афганских наркотиков.

- Почему так произошло? Ведь одной из целей, которую ставили перед собой международные силы перед вторжением в Афганистан, была борьба с производством наркотиков?

- В центре внимания международных сил оказалась борьба с терроризмом. Это ведь была главная цель операции. После того, как антиталибской коалиции удалось свергнуть режим "Талибан" и сформировать новую власть, фокус переместился на установление политической стабильности в Афганистане. В том числе на обеспечение проведения выборов, поскольку было очевидно, что в стране нужно срочно создавать легитимное правительство. Проблема в том, что если вы занимаетесь контртеррористической операцией, а потом вопросами политической стабильности, то очень трудно одновременно проводить и операцию по борьбе с наркотиками.

- Почему?

- Потому что, когда вы заняты борьбой с терроризмом, вы нуждаетесь в широкой поддержке населения. В противном случае, вам никто не будет давать информацию, сообщать, где скрываются те или иные террористы. Вам просто не будут помогать.

- Вы хотите сказать, что правительство нового афганского президента Хамида Карзая вынуждено иметь хорошие отношения с наркодельцами?

- Вовсе нет. Я хочу сказать, что если вы начнете идти на непопулярные меры, вы не получите поддержки населения.

Знаете, в свое время Пакистан оказался под широким международным давлением, в том числе и со стороны западных стран, от нас требовали, мол, скажите талибам, чтобы они остановили производство опиума. Но когда в страну вошли международные части, в том числе американцы, британцы, немцы, производство опиума там стало резко расти. И ответ прост: если вы ловите террористов, а затем намереваетесь проводить всеобщие выборы, вам нужно добиться благосклонного отношения населения. Но если вы начнете уничтожать урожай, которым живут многие в Афганистане, а потом скажете людям, пожалуйста, придите на выборы, они просто не придут.
Постарайтесь понять одну вещь: культивирование опийного мака - это не новый феномен для Афганистана. Здесь этим давно занимаются. От этого зависит существование очень многих афганских фермеров. Мак выращивает значительная часть населения, его культивируют во всех 32 провинциях страны. Поэтому для борьбы с производством опиума требуется очень взвешенная политика.

- Что же, по-вашему, следует делать?

- Могу сказать, что у нас в Пакистане есть позитивный опыт борьбы с выращиванием опиумного мака. Так, в 1980 году его здесь выращивали на 32 200 гектарах. Сегодня в Пакистане культивирование мака почти прекращено.

- Недавно ООН вновь внесла Пакистан в список стран-производителей наркотиков.

- Действительно, к концу 1990-х годов мы практически свели на нет выращивание опиумного мака. Но в сезон 2003-2004 нами было обнаружено около 6700 гектаров мака, 78 процентов из них было нами уничтожено. В 2004-2005 обнаружено уже около 3000 гектаров, 23 процента этих посевов мы успели уничтожить. Страной, свободной от маковых посевов считается та, где под мак засеяно менее 1000 гектаров, мы сегодня совсем немного превышаем эту цифру.

Пакистан смог добиться такого сокращения: от 32 000 га в 1980 году до 3000 га сегодня. Во-первых, конечно, благодаря активизации антинаркотической службы: проведению операций по поиску и уничтожению посевов мака и так далее. Кроме того, были созданы программы развития регионов, где культивировали мак - его выращивали в основном в отсталых окраинных и горных районах. Правительство строило там дороги, школы, больницы, водные каналы для орошения. И третье - благодаря программам замены мака. Мы предложили жителям этих районов выращивать вместо мака шафран, а также яблоки, зерно, разные фрукты.

- Шафран, действительно, дороже многих других сельскохозяйственных культур, но его цена все равно значительно ниже опия.

- Конечно, да, во много раз ниже. Однако если вы говорите людям, не сейте мак, это незаконно, то вы должны предложить им, что можно сеять. Были разработаны специальные программы, крестьянам давали семена, объясняли, как выращивать те или иные культуры. И большинство предпочло получать может и менее доходный, но спокойный урожай: без риска, без проблем с властями.
Эти программы дали свои результаты. Но на это у нас ушло двадцать лет.

- Сколько, по-вашему, может уйти времени в Афганистане?

- Об этом я и говорю. Не стоит ждать быстрых результатов в Афганистане. Трудно назвать какие-то точные сроки. Но я всегда объясняю коллегам из некоторых стран, которые страстно желают быстрее покончить с афганскими наркотиками и обещают решить эту проблему за три - четыре года, что это не возможно. Нужно быть чуть-чуть большими реалистами. Полагаю, если удастся значительно сократить производство опиума в Афганистане за семь-восемь лет, это уже будет большой успех.

- Тем не менее, в последнее время правительство Хамида Карзая в Афганистане заявляет об определенном снижении производства мака.

- В Афганистане действительно отмечается некоторое снижение объемов выращивания мака. И все выражают удовлетворение по этому поводу, считается, что это произошло благодаря укреплению законности и правопорядка. Но я призываю быть осторожнее в таких оценках. Потому что, по нашей информации, это снижение объясняется не только укреплением правопорядка, но и вялостью рынка. Смотрите, что произошло: когда в прошлые годы начался резкий скачек производства, цены упали. Упали и доходы земледельцев, занятых выращиванием опия. Производители мака в этих условиях снизили площади посевов, чтобы удержать цены. И у нас уже есть информация, что цены, которые сначала упали, теперь опять стали расти.

- Какова цена на героин на черном рынке сегодня?

- Примерно 300 тысяч рупий за килограмм героина (около 5 тысяч долларов - РИА). Но это здесь, в Пакистане. Килограмм этого же героина на улицах Лондона уже будет стоить 75 тысяч фунтов, а на улицах Нью-Йорка - 100 тысяч долларов. Разница в ценах в 20 раз.

- Есть точка зрения, что борьбе с наркотиками в Афганистане мешает и коррупция. В американской прессе недавно появлялись сообщения, что представители новой афганской власти имеют контакты с наркодилерами.

- Увы, это действительно так. Часть губернаторов провинций оказывают протекцию наркодилерам, а некоторые прямо вовлечены в наркопроизводство. Несколько месяцев назад у нас был очень серьезный инцидент, когда вооруженный отряд одного афганского губернатора пересек международную границу и вторгся на пакистанскую территорию примерно на один километр. Этот отряд атаковал подразделение пакистанских Сил по борьбе с наркотиками, которые проводили там операцию. В результате один человек был убит и четверо тяжело ранены. Так что, когда американская пресса сообщает, что некоторые афганские губернаторы имеют отношение к производству наркотиков, в этом нет никакого преувеличения.

- Мы говорим об опиуме и героине. Однако, главный наркотик во всем регионе, в том числе здесь, в Пакистане, не героин, а анаша - каннабис. Индийская конопля растет здесь буквально повсюду.

- Действительно, это проблема. Многие люди полагают, что каннабис менее опасен. И если вы посмотрите на историю, то героин стал активно распространяться здесь лишь к 80-м годам прошлого века. Тогда как каннабис - это давно известный и самый распространенный наркотик в регионе. Сегодня в Пакистане, согласно нашим оценкам, около 4 миллионов наркоманов. Опиаты потребляют примерно полмиллиона из них, в их числе 60 тысяч принимают регулярные инъекции героина. Но от 3 до 3,5 миллионов потребляют каннабис.

- Вы как-то боретесь с каннабисом?

- Это не просто. Ведь даже в Европе, например, в некоторых странах не запрещено потребление каннабиса. Нужно иметь в виду, что при четырех миллионах наркоманов, у нас только 73 реабилитационных центра. Каждый примерно на 100 пациентов в год. То есть в год можно помочь только 7300 пациентам, пусть даже 10 тысячам. Но для четырех миллионов этого явно недостаточно. Поэтому мы вынуждены сказать: давайте пока забудем о каннабисе, и прежде всего будем бороться со злом героина.

Мы постоянно говорим правительству, что нужно больше центров для реабилитации наркоманов. В ближайшее время откроем новый реабилитационный центр для наркоманов в Исламабаде и планируем открыть еще один в Кветте. Но этого мало.

- Я вижу, у вас за спиной на полке стоят сувениры с гербом России. Вы поддерживаете контакты с российскими коллегами?

- Да, и поэтому эти сувениры здесь. В последние годы мы много взаимодействовали с русскими друзьями. Были визиты в Пакистан ваших специалистов по борьбе с наркотиками. Нас посещали и руководители, и оперативники, и представители силовых структур. Мы очень довольны этими контактами. Поскольку и нам, и нашим российским коллегам ясно, что только широкое международное сотрудничество поможет остановить опиумную проблему в регионе.

У нас есть соглашение с российскими коллегами о сотрудничестве. Мы работаем над новым, более подробным соглашением, которое может быть подписано в ближайшее время.

Мы выступаем за дальнейшее расширение контактов с российскими друзьями. Например, было бы полезно, если бы наши сотрудники прошли стажировку в России, а российские - стажировку в Пакистане. Это помогло бы взаимодействию на оперативном уровне.

- Возможно, назрела необходимость создать некую международную организацию для совместной борьбы с наркоугрозой в Афганистане?

- Борьбой с наркотиками внутри страны должно заниматься афганское правительство, которому помогают международные силы. По нашему мнению, соседние страны должны проводить согласованную политику жесткого сдерживания экспорта афганских наркотиков. В этом должны принимать участие и Пакистан, и Иран, и Туркмения, и Узбекистан, и Таджикистан, и Российская Федерация. Хотя российские пограничники уходят из региона, но Россия сдерживает дальнейшее продвижение наркотиков в Восточную Европу.
И в этом может помочь международное сообщество. Вот вам пример: США выделяют 750 миллионов долларов на антинаркотические программы в Афганистане. Но новые власти Афганистана не имеют возможности освоить такую сумму. Афганские антинаркотические силы только создаются. Кроме того, эти силы должны пройти определенную подготовку, пройдет время, пока они станут эффективными: год, два, три. Если сегодня набрать двести человек, а завтра направить их на борьбу с наркотиками, они ничего не смогут сделать. Антинаркотическая служба Афганистане еще не достигла того уровня, когда она может эффективно противостоять производству наркотиков.

Все это время будут страдать страны, которые окружают Афганистан. При этом, если Пакистан, на мой взгляд, имеет достаточный уровень антинаркотических структур, Иран тоже, но в молодых государствах Средней Азии этот уровень еще не высок. В то же время оттуда выходят российские пограничники. Мы предлагаем: если Афганистан не в состоянии освоить 750 миллионов долларов, дайте 100 миллионов из них этим странам на развитие и повышение уровня подготовки правоохранительных органов.

Сегодня главная задача международного сообщества - закрыть афганскую границу, чтобы остановить наркотрафик. Для этого нужно добиться того, чтобы уровень сил борьбы с наркотиками в окружающих Афганистан странах был достаточен для решения этой задачи.

И, конечно, необходимо продолжать постоянную работу в Афганистане. Которая, очевидно, будет долгой.

РИА "Новости"

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03969 sec