Александр Румянцев: Надо форсировать достройку в Бушере первого блока

17 ноября 2003
В Санкт-Петербурге состоялся форум Центра стратегических разработок «Северо-Запад». Участвовавший в его создании Александр РУМЯНЦЕВ -- тогда директор Курчатовского института, а ныне глава Минатома России -- рассказал газете «Время новостей» о международном сотрудничестве нашей страны в области атомной энергетики.

-- Вопрос о строительстве Россией второго блока иранской АЭС в Бушере уже решен?

-- Нет, мы даже не приступали к переговорам. Мы договорились с Ираном о том, что надо форсированными темпами достроить первый блок, подчистить хвосты. У нас и по первому блоку нет окончательно готового проекта. Лишь недавно определено, какое тяжелое оборудование там должно быть и кто его поставщик. Но сроки по первому блоку уходят, и надо быстро эти вопросы решать.

-- А сами иранцы говорили газете «Время новостей», что устные договоренности по второму блоку уже достигнуты.

-- Эти разговоры идут уже три года. По просьбе Ирана даже были проведены совместные исследования о том, что дешевле: достраивать поврежденное основание объекта (во время ирано-иракской войны иракский самолет выпустил по нему ракету) или строить с нуля? Как мне говорят эксперты, достраивать все равно дешевле. Но иранцы намерены строить с нуля. Это, конечно, правильно. Я бы лично строил с нуля, просто ради надежности и безопасности. Но сейчас, повторяюсь, этот вопрос не вполне актуален, потому что важно сконцентрироваться и достроить первый блок. А там, когда вступит в силу дополнительный протокол (между Ираном и МАГАТЭ, Международным агентством по атомной энергии. -- Ред.), активизируют свою работу инспекторы МАГАТЭ, когда будут близки даты физического пуска и энергопуска, тогда можно будет говорить и о новом блоке. Все равно мы даже технически не можем начать строительство второго блока, пока не сделаем резкий рывок к окончанию первого.

-- Есть ли подвижки по поводу соглашения о возвращении отработанного ядерного топлива из Ирана в Россию?

-- Иранцы сейчас не считают это приоритетом, они стремятся решить вопросы с МАГАТЭ. Но они говорят, что это вопрос нескольких недель, и после этого сразу будем подписывать.

-- Появились утверждения, в том числе со ссылками на вас, что это топливо будет возвращаться в Россию на грузовиках?

-- Нет, это глупости. Для этого имеются прекрасные железные дороги. Сейчас этот вопрос обдумывается. Возможно, транспортировка будет проходить до Каспия железной дорогой, потом корабль, потом опять поезд.

-- До отправки в Россию это топливо будет накапливаться на территории Ирана?

-- По существующим регламентам, топливо после того, как один раз проработало в станции, извлекается и три-четыре года хранится в пристанционном хранилище. Пока не уменьшится тепловыделение и не распадутся «короткоживущие» элементы. После этого операция транспортировки становится на порядок безопаснее. Так же будет и в Иране.

-- Скажите, в ходе вашего недавнего визита в США американцы сильно на вас давили по иранскому вопросу?

-- Американцы говорят, что лучше бы Россия не сотрудничала с Ираном. Но вместе с тем понимают и нашу логику -- дело не в атомной станции, а в том, чтобы в Иране не было национального ядерного топливного цикла, связанного с переработкой облученного топлива и с изотопным обогащением урана. Вот это чувствительные технологии. А сама АЭС не отличается от обычной угольной станции: одни пульты управления, к топливу не подойдешь. Топливо после выдержки вернется к нам обратно. Все осознают, что логика правильная.

-- Американцы не верят выводам доклада МАГАТЭ о том, что в Иране не обнаружено ядерной оружейной программы. Чем обусловлена такая позиция США?

-- Мне как-то трудно комментировать. Ведь столько лазили в Иране, сам Иран раскрыл все, что у него было. Трудно себе представить, что у Ирана еще что-то есть. Гендиректор МАГАТЭ г-н Мухаммад Аль-Барадеи, наверное, скажет: мы предприняли меры, что-то нашли и в конце концов убедили Иран сказать всю правду. И она не свидетельствует о том, что в Иране развертывалась оружейная программа. Американцы всегда могут спросить: а есть ли 100-процентная уверенность, что больше ничего закрытого нет? И как каждый честный человек, Аль-Барадеи, конечно, скажет, что такой гарантии нет.

-- В Иране обнаружено минимальное количество плутония. Зачем он был нужен, для бомбы?

-- Нет. Это могут быть миллиграммы, чисто экспериментальные пробы.

-- Каким может быть решение по Ирану заседания Совета управляющих МАГАТЭ, которое должно пройти в конце этой недели?

-- Думаю, они отметят возросший уровень искренности и прозрачности Ирана. Зафиксируют, что действительно были мелкие нарушения, которые, однако, не подвергают угрозе Соглашение о гарантиях с МАГАТЭ (оно вытекает из Договора о нераспространении ядерного оружия. -- Ред.). Но может быть и принято решение, что надо проинформировать Совет Безопасности ООН о той работе, которую провела МАГАТЭ.

-- Но никаких международных санкций против Ирана?

-- Санкции здесь не позволительны, потому что ничего не найдено.

-- В Россию на днях приезжал премьер Индии г-н Ваджпаи. Как развивается наше сотрудничество в атомной области с этой страной?

-- Мы сотрудничаем в фундаментальной науке, в прикладных аспектах: поставляем различные ядерно-физические устройства для медицины, ускорители. Крупномасштабное атомное сотрудничество это только два блока АЭС «Куданкулам». Больше мы не можем строить, потому что есть ограничения группы ядерных поставщиков: пока вся ядерная программа Индии не будет поставлена под гарантии МАТАТЭ, мы не имеем права с ними начинать работать в области мирного использования атомной энергии.

-- Россия может подготовить для Индии новые плавучие АЭС?

-- У нас есть такой проект. И нам кажется, что юридически мы ничего не нарушим, если сделаем плавучую АЭС и пригоним ее к берегам Индии. Она вахтовым методом будет обслуживаться нашим персоналом. Здесь нет несоблюдения норм группы ядерных поставщиков -- мы просто будем продавать электричество.

Сама идея плавучих АЭС возникла еще во времена СССР, когда со стапелей в Северодвинске ежегодно сходило четыре-пять ядерных субмарин. Уже тогда понимали, что не всегда страна будет нуждаться в таком количестве атомных подводных лодок. Чтобы не простаивали мощности, появились проекты строительства на базе предприятия плавучих АЭС.

-- А Индия сама в этом заинтересована?

-- Индия очень заинтересована в любом сотрудничестве. И моя точка зрения такова: проблема распространения ядерного оружия в случае с Индией не стоит, поскольку она сама создала атомное оружие. Но Договор о нераспространении ядерного оружия составлен так, что никто больше в ядерный клуб не может быть включен. С одной стороны, это хорошо, ведь не возникает новых ядерных держав. С другой -- нельзя сотрудничать с такими странами (недавно создавшими ядерное оружие. -- Ред.). Индия не может, как она заявляет, в данной геополитической обстановке полностью отказаться от своего ядерного оружия. Я считаю, что для Индии должно быть сделано исключение в силу ее исторической длительной практики -- она действительно демонстрирует высокое уважение ко всему ядерному клубу, тщательно хранит свои арсеналы, уберегает это все от распространения и не намеривается ни с кем в этом смысле сотрудничать. И группа ядерных поставщиков должна начинать консультации и на экспертном уровне вырабатывать некие концепции особого статуса Индии.

Беседовал Андрей ЗЛОБИН

Источник: Время Новостей от 17.11.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04022 sec