Виктор Козлов: Атомная бомба в Иране появиться не может

29 августа 2003
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Виктор Козлов, гендиректор компании "Атомстройэкспорт".
Эфир ведет Ольга Бычкова.

О. БЫЧКОВА – У микрофона Ольга Бычкова, добрый день. Сегодня мы обсуждаем новости, которые пришли к нам с лент международных информационных агентств. "Рейтер" сообщил, что США вновь осудили сотрудничество России с Ираном. Они подвергли жесткой критике помощь России Ирану в области атомной энергии. Речь идет о том, что пока Тегеран полностью не удовлетворит всех требований МАГАТЭ и не снимет обеспокоенность мировой общественности по поводу своей ядерной программы, ни одна страна мира не должна сотрудничать с Ираном в области атомной энергии, в том числе и Россия. Об этом заявил представитель американского департамента. Эту новость, эти события мы обсуждаем сегодня с нашим гостем, Виктором Козловым, ген. директором компании "Атомстройэкспорт". Добрый день, Виктор Васильевич.

В. КОЗЛОВ – Добрый день.

О. БЫЧКОВА – Надо сказать, что "Атомстройэкспорт" – это та российская компания, которая осуществляет строительство АЭС по всему миру, в том числе и в Иране, правильно я говорю?

В. КОЗЛОВ – Да, это так.

О. БЫЧКОВА – Именно вы строите в Иране то, вокруг чего ведутся все эти политические и не только атомные споры?

В. КОЗЛОВ – Да, мы действительно строим АЭС в Иране, кроме этого мы строим два блока атомных энергетических в Китае и два блока в Индии. Итого, на сегодняшний день, 5 блоков.

О. БЫЧКОВА – В Иране это один контракт?

В. КОЗЛОВ – Это один контракт, и строится один блок АЭС. Но немножко истории, если позволите, в обвинениях Америки в адрес Ирана говорится о том, что Иран – страна, богатая нефтью, зачем стране, в которой энергетические ресурсы лежат под ногами, строить АЭС? Если посмотреть на 30 лет назад, во времена шаха Ирана Америка помогла Ирану разработать программу энергетическую, в соответствии с которой в Иране должно было быть построено 12 АЭС. Таким образом, сами американцы в свое время заложили, как говорится, сегодняшнюю программу, которую нынешнее руководство Ирана начинает, как говорится, продолжать. В соответствии с той программой, которую американцы разработали для Ирана, началось строительство первых энергоблоков. Их начали строить немцы, немецкая фирма "Сименс" подписала контракт на строительство двух блоков. Потом, когда отношения Америки с Ираном ухудшились, под давлением Америки немцы отказались от этого строительства. Сегодня, по сути дела, мы не строим новую станцию, а мы завершаем то строительство, которое не закончили немцы. Сегодня действует один контракт на строительство одного блока, это та деятельность, которую мы в Иране осуществляем.

О. БЫЧКОВА – Что такого опасного поставляет Россия, какие опасные технологии она приносит в Иран, которые так беспокоят США?

В. КОЗЛОВ – Общаясь с достаточно многими журналистами и информационными агентствами, понимаю, что для журналистов важно мнение экспертов – раз, и желательно не одного, а нескольких, чтобы проблему с разных сторон посмотреть. Сегодня существует, вот мнение США, что это опасно, и мнение российское, что это неопасно. Так вот, есть такой Клинтон Бастин, он являлся ведущим инженером "Шелл" и руководителем программ переработки ядерного горючего, производства плутония и такого рода новейших технологий в Америке. С 82 по 93 гг. являлся главным координатором США по разработке программ цикла ядерного горючего. Т.е. это эксперт. Господин Клинтон Бастин направил письмо в адрес нескольких российских коллег, где сказал – пожалуйста, ссылайтесь на меня, я эксперт, я знаю, что это такое, я принимал участие, в том числе, и в тех программах, которые разрабатывались для Ирана 30 лет назад, я ответственно заявляю, что на АЭС, подобной той, что мы строим в Иране, невозможно получить сырье для ядерной бомбы. Это мнение эксперта из Америки. А если сказать шире, то АЭС – это сугубо мирный объект, который предназначен для выработки электроэнергии. Сделать что-то на нем для атомной бомбы, это невозможно. Это знают специалисты. Общественное мнение, широкое, может быть, и незнакомо с мнением конкретных специалистов, поэтому существует мнение, что АЭС – это практически атомная бомба.

О. БЫЧКОВА – Но Госдепартамент США – это не просто общественное мнение.

В. КОЗЛОВ – Конечно. Вы хотите, чтобы я оценил действия Госдепартамента?

О. БЫЧКОВА – Я хочу понять все-таки, в чем там дело, на чем основываются эти претензии и эти подозрения?

В. КОЗЛОВ – Иран подписал множество документов по взаимодействию с МАГАТЭ, полностью открыл свою ядерную деятельность для экспертов МАГАТЭ. За последний год в Иране, по нашему объекту, который мы строим, приезжало порядка 49 миссий МАГАТЭ, т.е. это 49 визитов. Если считать, что в году 52 недели, то можно сказать, что это практически каждую неделю были представители МАГАТЭ.

О. БЫЧКОВА – Т.е. это 49 проверок, можно сказать?

В. КОЗЛОВ – 49 проверок за последний год. И они продолжаются, т.е. Иран открыл свои все объекты, которые связаны с ядерной программой, и готов это дело продолжать. Насколько я знаю, 5 сентября приезжает очередная миссия МАГАТЭ во главе с господином Кларком, который сейчас является одним из важных сотрудников МАГАТЭ, а до этого он работал в США в Госатомнадзоре американском, он называется NRC, он там был серьезным специалистом. Поэтому в Иран приезжают люди, как говорится, не дилетанты, с глубокими знаниями, и им предоставлена вся возможность проверить все, что там происходит.

О. БЫЧКОВА – Но говорят также о том, что если на базе АЭС невозможно построить атомную бомбу, но, по крайней мере, страна, где строят эту АЭС, получает некий доступ к информации, на основании которой затем можно проводить исследования и создавать атомное оружие, по крайней мере, дается некий импульс атомной науке этой страны, которая может зайти слишком далеко.

В. КОЗЛОВ – В России мы готовим специалистов для работы на АЭС. Эти специалисты – это сугубо эксплутационный персонал, если говорить так, что АЭС – на 10% это реактор, на 90% - это общий станционный оборот, это теплообменники, насосы, паропроизводящие установки, т.е. это обычная энергетическая часть. Этих людей мы и готовим. Для того, чтобы заниматься разработкой атомной бомбы, необходимы специалисты – теоретики-физики. Это совсем другого рода специалисты, в другого рода учебных заведениях и центрах таких специалистов готовят. Мы таких специалистов в России не готовим.

О. БЫЧКОВА – Но это очень выгодный проект для России?

В. КОЗЛОВ – Проблема для России – это экспорт оборудования в целом или высокотехнологического оборудования. Сегодня экспорт России составляет в основном нефть и газ. Это, как говорится, удел сырьевого придатка. Поставлена задача президентом страны развивать высокотехнологичный экспорт, оборудования, прежде всего. Строительство АЭС за рубежом и является для России очень как раз важным приложения тех возможностей и тех ресурсов, которые есть в стране, я имею в виду научно-технические разработки, это ученые, это предприятия, которые получают загрузку, это создание рабочих мест для России, все эти объекты, я не хочу говорить только про Иран. Мы работаем в Китае, мы работаем в Индии. Мы надеемся, что свою долю мирового рынка Россия в этой деятельности получит и будет расширять.

О. БЫЧКОВА – Т.е. можно сказать, что речь идет не о ядерной опасности, а о дележе этой доли рынка?

В. КОЗЛОВ – Конечно. На сегодняшний день, по сути дела, произошел новый импульс в развитии атомной энергетики. Был же период после Чернобыля, когда все страны замерли и заморозили свои ядерные программы. Сегодня отношение к этому в мире меняется, даже президент Буш, придя к власти в Америке, один из первых документов, который был принят, это новая энергетическая программа, в которой предусмотрено широкое дальнейшее развитие атомной энергетики, строительство новых объектов, продление срока сооружения старых. В мире сегодня отношение меняется, в частности в Финляндии впервые в Европе за десяток последних лет был объявлен тендер на строительство нового блока, в котором участвуют сегодня и американцы, и французы, и мы.

О. БЫЧКОВА – Мы продолжим эту тему через несколько секунд.

О. БЫЧКОВА – Я напомню нашим слушателям, что Виктор Козлов, гендиректор компании "Атомстройэкспорт", в нашем прямом эфире. Мы говорим о новых претензиях Госдепартамента США в адрес России и по поводу сотрудничества России и Ирана в области атомной энергии. "Атомстройэкспорт" – это компания, которая осуществляет строительство АЭС и в Иране, и в других странах, например, как Индия и Китай. Почему к Индии и Китаю нет таких претензий, как к Ирану? Или есть, но, по крайней мере, не в таких объемах?

В. КОЗЛОВ – На самом деле, к Китаю таких претензий нет, потому что Китай де-факто признан ядерной державой, они сделали у себя атомную бомбу, она у них имеется. Вы упомянули Индию. Как ни странно, претензии к Индии у американцев тоже имеются, в частности, Индия тоже является де-факто ядерной державой, они сделали свою ядерную бомбу, они взорвали ее, показали миру, что она у них есть, поэтому им ничего нового делать не нужно. Мы в Индии строим два энергоблока. Сегодня индийцы хотели бы расширить с нами сотрудничество и заказать еще около 4 энергоблоков, но в данном случае есть определенные противодействия американцев развитию этого сотрудничества. Но сегодня у нас тема иранская, я бы не хотел ее разбавлять индийской, но в следующий раз, если эта тема будет интересна, я готов поговорить об Индии.

О. БЫЧКОВА – Конечно, обязательно, спасибо большое, мы обязательно воспользуемся этой возможностью. Вернемся сейчас, действительно, к иранской теме. Как пишет "Рейтер", заявление Госдепартамента, осуждающее сотрудничество России и Ирана, стало реакцией на заявление Минатома России о планах подписать в сентябре, уже сейчас, соглашение, по которому Тегеран должен будет вернуть Москве ядерные отходы. Это еще одна история, которая развивается как бы параллельно. Наши слушатели также задают вопросы по этому поводу, например, Сергей Николаевич Попов из Москвы спрашивает, куда пойдут, в конце концов, отходы от АЭС в Иране и можно ли их направить на переработку для получения ядерного оружия?

В. КОЗЛОВ – Существует такое мнение, что продукты использованного ядерного топлива можно использовать в целом ряде целей. Во-первых, переработать, чтобы получить новое, свежее ядерное топливо, чтобы использовать его в ядерных реакторах. Есть какие-то продукты, отходы, которые могут еще использоваться в других целях. В общественном мнении существует такое понятие – отходы. Так вот, ядерное топливо отработавшее – это не отходы. Просто с научной точки зрения это достаточно ценное сырье, которое может быть переработано и получено свежее топливо. Хочу сказать, что американцы настаивали на том в переговорах с Россией, чтобы Россия подписала с Ираном такой договор о возврате ядерного топлива, на всякий случай, чтобы отработавшее топливо не оставалось в Иране, может быть, там появятся какие-то технологии новые, которые потом можно использовать.

О. БЫЧКОВА – Т.е. такая опасность реально существует?

В. КОЗЛОВ – Такая опасность теоретически может быть, некоторые специалисты говорят, что такая опасность существует. Поэтому американцы в течение последнего времени, в течение года настаивали, чтобы Россия подписала с Ираном такой договор. Россия такой договор с Ираном отработала, сейчас на сайте правительства появилось сообщение, что председатель правительства Касьянов подписал постановление, разрешающее подписать такой договор. Сегодня, как я тоже читал, Минатом объявил о том, что собирается этот договор подписать в ближайшее время. Так вот, странная вещь, то, на чем настаивали американцы – подпишите такой договор – сегодня они говорят – не торопитесь, не надо такой договор подписывать. Это говорит о том, что может появиться в ближайшее время еще какая-то со стороны Америки причина, зацепка, которая скажет – надо еще что-то сделать. Сегодня, еще раз повторяю, Иран с точки зрения своей ядерной программы открыт, как я говорил, миссия МАГАТЭ там еженедельно существует, т.е. он ничего не прячет, все готов показывать и все поставить под полный контроль МАГАТЭ.

О. БЫЧКОВА – Но с этим соглашением о ядерных отходах непонятно тогда совершенно. Его будут подписывать/не будут подписывать?

В. КОЗЛОВ – Еще раз, не отходы, а ОЯТ.

О. БЫЧКОВА – Я так, по-простому, вы меня простите.

В. КОЗЛОВ – Когда по-простому, общественное мнение, отходы – это совсем плохо. Как объявил Минатом, наверное, будут.

О. БЫЧКОВА – Это является решением проблемы и как вы думаете, тогда как будут развиваться события?

В. КОЗЛОВ – Я думаю, что это является решением проблемы, а дальше, если Минатом подпишет такое соглашение, далее будет поставлено свежее ядерное топливо в Иран, далее будет закончено строительство АЭС, далее станция начнет работать.

О. БЫЧКОВА – Наш слушатель Александр пишет, это повод для размышлений: "Везде, где появляется российский "Атомстрой", у этой страны появляются почему-то атомные бомбы – в Индии, в Китае, в Северной Корее, в Пакистане. Так будет и в Иране".

В. КОЗЛОВ – Атомные бомбы в Индии появились до того, как там появился российский "Атомстройэкспорт", в Китае – до того. В Северной Корее в свое время мы начали проектные работы, но в силу изменений в России эти проектные работы прекратились, о новой АЭС, а потом пришли туда американцы лет 5-7 назад и подписали с корейцами соглашение, что американцы там будут строить АЭС. Атомные бомбы появляются не после того, как "Атомстройэкспорт" пришел куда-то, а в тех странах, которые названы, они появились до того.

О. БЫЧКОВА – Понятно, что за всем этим стоит, безусловно, экономическая подоплека раздела рынка, но тем не менее если в Иране когда-нибудь появится атомная бомба, как вы думаете, кто будет нести за это ответственность?

В. КОЗЛОВ – Я думаю, что при том внимании, которое сегодня все сообщество этому вопросу уделяет, при том контроле МАГАТЭ, под который свою программу уже поставил Иран, атомная бомба в Иране появиться не может.

О. БЫЧКОВА – Не может никогда вообще?

В. КОЗЛОВ – Не может никогда вообще.

О. БЫЧКОВА – Т.е. вы хотите сказать, что круг государств, имеющих на сегодняшний день атомную бомбу, в дальнейшем расширяться не будет?

В. КОЗЛОВ – При той ситуации, которая вокруг Ирана, и при том контроле, который со стороны МАГАТЭ, который осуществляется в Иране, Иран не сможет физически этого сделать. Если Иран, например, разорвет все соглашения с МАГАТЭ, разорвет отношения со странами, с которыми он сегодня сотрудничает, будет у себя закрыто делать, как Северная Корея, то, может быть, страна и может это сделать. Но сегодня по Северной Корее большой вопрос. Скорей всего, это шантаж Северной Кореи, что она имеет.

О. БЫЧКОВА – На самом деле нет?

В. КОЗЛОВ – На самом деле, я думаю, нет. И не только я, это мнение многих экспертов, что на самом деле это шантаж со стороны Северной Кореи.

О. БЫЧКОВА – Виктор Козлов,
гендиректор "Атомстройэкспорт", был в нашем прямом эфире. Спасибо вам.

В. КОЗЛОВ – Спасибо.

Источник: Эхо Москвы от 28.08.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03975 sec