Иранский парламентарий Казем Джалали: руководство США не кажется настолько неумным, чтобы напасть на Иран

29 июля 2003
Ситуация вокруг ядерной программы Ирана сегодня является одной из наиболее актуальных международных проблем. Готов ли Тегеран прислушаться к призывам международного сообщества и расширить доступ инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты? На какие шаги готов пойти Иран для разрядки напряженности и каких уступок ожидает от мирового сообщества? На эти и другие вопросы "Интерфакса" отвечает депутат меджлиса (иранский парламент), член комиссии меджлиса по внешней политике и национальной безопасности доктор Казем Джалали.

В чем, на Ваш взгляд, причины обострившегося в последнее время кризиса вокруг ядерной программы Ирана? Готов ли Тегеран прислушаться к призывам международного сообщества, в том числе России, расширить доступ инспекторов МАГАТЭ на иранские ядерные объекты или возможны другие компромиссы для разрядки ситуации?

Иран всегда в рамках договора о нераcпространении ядерного оружия (ДНЯО) был под надзором МАГАТЭ и занимался своими атомными программами только под надзором этой организации. Этот факт, кстати, подтверждает и само МАГАТЭ. В докладе генеральный директора МАГАТЭ Мохаммеда Барадея по Ирану не фигурировало ни одного нарушения - а были только зафиксированы различные мелкие недоработки. Так что можно с уверенностью говорить о том, что Иран не нарушал ни одно из существующих международных правил в области ядерной энергетики. Наша деятельность в этой области была и остается очень прозрачной.

Почему же США преувеличивают эту проблему? На этот вопрос может ответить любой человек, понимающий суть международной ситуации, складывающейся на современном этапе.

Ведь в нашем регионе есть страны, которые вообще не подписали ДНЯО, и они занимаются ядерными испытаниями. Более того, в нашем регионе Израиль имеет более 200 ядерных боеголовок. Однако США все это совершенно игнорируют.

Так что можно сделать вывод, что обвинения Соединенных Штатов в адрес Ирана - это часть их политики. США так будут вести себя с любой страной, которая не согласна жить в однополярном мире, к которому они стремятся.

Конечно, одной из причин кризиса вокруг иранской ядерной программы является конкуренция между США и Россией. Сегодня между Москвой и Тегераном существуют отношения высокого уровня и, естественно, эти отношения выгодны для России в том числе и в экономическом плане.

И все-таки готов ли Тегеран пойти на какие-либо компромиссы для разрядки ситуации? Недавно замминистра иностранных дел Ирана Гуламали Хошру заявил в Москве, что в Иране позитивно относятся к вопросу о присоединении к дополнительному протоколу к соглашению МАГАТЭ о гарантиях. Что имеется в виду под "позитивным отношением"? Как относятся в парламенте Ирана к возможному присоединению к протоколу?

Хочу подчеркнуть: у нас нет никакого испуга от того, что мировое сообщество будет инспектировать наши ядерные объекты. Повторяю, наша деятельность в области атомной энергетики была и будет прозрачной. Иран относится к своим обязанностям в соответствии с ДНЯО очень чувствительно, он их стопроцентно выполняет, принимает на своей территории надзорные инспекции. Но ведь нужно, чтобы и мировое сообщество относилось к Ирану соответственно! Ведь каждый договор, в том числе и ДНЯО, имеет две части: обязанности и права сторон. Как вы помните, в первой части ДНЯО говорится о том, что страны-участницы не должны разрабатывать ядерное оружие. Согласно второй части, все страны, подписавшие договор, имеют право получать мирную ядерную технологию.

Поэтому у иранской общественности возникает закономерный вопрос: мы подписали и выполняем ДНЯО, но что теперь у нас есть? Мы, несмотря на то, что уже более 30 лет являемся подписантом этого договора, не имеем ни одну атомную станцию! Разве это справедливо?

Вот поэтому мы и хотим, чтобы мировое сообщество помогало Ирану получать мирную атомную технологию, естественно, в рамках международных соглашений.

Многие наблюдатели не исключают, что против Ирана в будущем США могут применить "иракский силовой сценарий". Считаете ли Вы это возможным?

Не думаю, что руководство США окажется до такой степени неумным, чтобы напасть на Иран. Сегодня американцы точно знают, что Иран - это не Ирак. Состояние нашей страны не похоже на состояние Ирака. Проводя силовую акцию против Ирака, американцы имели дело со страной, население которой ненавидит свое руководство. А в Иране люди любят свое руководство, хотя периодически и критикуют его деятельность в каких-то областях. Но ведь в любом демократическом государстве критика - это нормальное явление, не так ли?

Вообще на протяжении последних лет в отношении Ирана периодически возникают различные "сценарии". Мы настолько часто сталкиваемся с недружественным поведением США, что уже привыкли. Мы знаем, отчего это происходит. Американцы хотят создать однополярный мир - такую структуру международных отношений, на вершине которой находится только одна страна. Пока США не смогли создать эту структуру, поскольку некоторые страны сказали "нет". Иран был одной из таких стран.

В ряде СМИ были сообщения о том, что ряд американских корпораций в обход запретов сотрудничают с Ираном в области атомной энергии. Утверждается также, что многие ядерные объекты в Иране строились при участии французов и даже американцев. Так ли это?

Это, конечно, домыслы. Наверное, они появляются из-за того, что все привыкли считать страны третьего мира неспособными к производству какой-либо технологии. Одним из плодотворных результатов Исламской революции является тот факт, что люди стали верить в себя. Складывается впечатление, что американцы сегодня боятся не столько нашей деятельности в области мирного атома, сколько того, что в Иране общество очень сильно выросло - появилось много ученых, например.

Недавно глава Минатома Румянцев сделал заявление о том, что Россия могла бы сотрудничать с другими странами, в том числе США, в атомных проектах в Иране. Как вы оцениваете перспективы такого сотрудничества?

Мы примем любую помощь для завершения нашей мирной ядерной программы. Все страны, которые желают нам помочь в этом, могут это делать в рамках международных соглашений. Пока мы в начале дороги - заканчиваем строительство одного блока АЭС в Бушере, и планируем построить еще 6-8.

Тегеран обратился к Москве с предложением провести переговоры относительно присутствия США в Средней Азии. Что, на Ваш взгляд, могло бы стать итогом этих переговоров?

Мы всегда считали, что безопасность нашего региона - это только наше дело. Обеспечением безопасности какого-либо региона должны заниматься страны этого региона. Если какая-то страна считает, что она одна может обеспечить безопасность во всем мире - эта позиция противоречит всем существующим международным нормам и независимости каждого человека в отдельности.

Если в какой-то точке земного шара вспыхивает конфликт, необходимо, чтобы разрешение этого конфликта проходило под эгидой ООН и ее Совета безопасности. Если же в мире не происходит ничего особенного, страны каждого региона должны сами обеспечивать свою безопасность.

В нашем регионе есть очень сильные страны, например, Россия. И мы способны вместе с Россией сами позаботиться о себе. Через сотрудничество со странами региона мы способны создавать региональные блоки, которые могли бы отвечать за безопасность.

Источник: Интерфакс от 29.07.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04353 sec