Россия придет в Иран со своим уставом

21 апреля 2008
Как стало известно "Ъ", 28 апреля на встрече в Тегеране в рамках Форума стран—экспортеров газа (ФСЭГ) Россия представит проект устава этой организации, которую в Москве давно мечтают превратить в "газовую ОПЕК". В отличие от иранского проекта, который похож на устав нефтяной ОПЕК, Москва формулирует цели и задачи ФСЭГ гораздо мягче — организация должна стать международной площадкой для выработки формулы цены на газ и обсуждения маршрутов новых газопроводов. По мнению экспертов, потенциальным участникам "газовой ОПЕК" будет очень сложно договориться между собой. Это означает, что июньский форум ФСЭГ в Москве может закончиться неудачей.

Картель по-российски
О том, что в конце прошлой недели подготовленный в Москве проект устава Форума стран—экспортеров газа был разослан в ответственные ведомства 15 заинтересованных государств, "Ъ" рассказал источник в правительстве России. По словам источника, документ был разработан Минпромэнерго и "Газпромом" еще в конце прошлого года, а затем на протяжении трех месяцев согласовывался с министерствами. В "Газпроме" в пятницу подтвердили: "Проект нового устава сейчас обсуждается. Он должен быть рассмотрен на очередной министерской встрече ФСЭГ". Устав — первый шаг в начатом осенью прошлого года процессе превращении ФСЭГ из аморфной организации в мощное лобби газовиков по аналогу с нефтяной ОПЕК.

По информации "Ъ", проект устава должен быть презентован заместителем главы Минпромэнерго Анатолием Яновским на заседании комитета высокого уровня ФСЭГ, которое пройдет в Тегеране 28 апреля. Сам господин Яновский от комментариев отказался. Однако другой собеседник "Ъ", участвующий в разработке документа, пояснил суть предложений России. Они заключаются "в необходимости создания международной площадки для выработки универсальной формулы цены на газ; использования спотовых поставок с целью замещения недостающих объемов в ходе исполнения долгосрочных контрактов; определения целесообразности строительства новых газопроводов с учетом прогнозируемых рисков".

ФСЭГ (Gas Exporting Countries Forum) был впервые проведен в 2001 году в Тегеране. Он не имеет устава, четкой системы членства и постоянного представительства в какой-либо стране. В заседаниях ФСЭГ постоянно участвуют Алжир, Боливия, Бруней, Венесуэла, Египет, Индонезия, Иран, Катар, Ливия, Малайзия, Нигерия, ОАЭ, Оман, Россия, Тринидад и Тобаго, Экваториальная Гвинея. В некоторых встречах министров также участвовала Туркмения. Норвегия считается наблюдателем. Официальной целью организации является "развитие взаимопонимания между производителями и потребителями, правительствами и отраслями промышленности, связанными с энергетикой, а также создание устойчивого и прозрачного рынка энергоносителей". На прошлогоднем форуме в Дохе страны—члены ФСЭГ договорились о создании комитета высокого уровня, который собирается раз в два месяца для обсуждения вопросов торговли газом. Тогда же участники ФСЭГ решили, что следующий форум пройдет в 2008 году в Москве.

Как уточнили в "Газпроме", вопрос о том, что именно будет представлять собой эта диалоговая площадка, пока находится "в стадии обсуждения". Судя по всему, в Москве рассчитывают, что в рамках трансформированного ФСЭГ страны-участницы смогут координировать цены на газ, а также договариваться о маршрутах новых газопроводов. В то же время в госмонополии и Минпромэнерго решительно отрицают любые аналогии между будущим ФСЭГ и нефтяной ОПЕК. "Нам не нужно картельное соглашение",— утверждают собеседники "Ъ".

Смягчение по-московски
Судя по всему, нынешние инициативы Москвы, по сути, являются ответом на предложения о будущем ФСЭГ, которые в конце прошлого года представил Иран. Как рассказывали "Ъ" источники в правительстве РФ и "Газпроме", иранский проект во многом копировал устав ОПЕК (см. "Ъ" от 24 января). Документ, предложенный Тегераном, был представлен на экспертизу в российские министерства, однако многие ведомства дали отрицательные заключения. В частности, по информации "Ъ", резко отрицательное заключение дал МИД РФ: российские дипломаты указывали на то, что поддержка инициативы Ирана чревата негативными политическими последствиями.

Доводы МИДа довольно обоснованны. На Западе разговоры о возможности создания "газовой ОПЕК" вызывают крайне резкую реакцию. Так, в апреле прошлого года (всего за неделю до ежегодной конференции ФСЭГ в Дохе) зампред комитета конгресса США по международным делам Илеана Роз-Летинен написала письмо госсекретарю Кондолизе Райс, потребовав от госдепа "энергично выступить против создания глобальной организации по вымогательству и рэкету, которая будет представлять основную и долговременную угрозу мировым поставкам энергоресурсов". Инициативу госпожи Роз-Летинен поддержали многие конгрессмены, а впоследствии ряд жестких заявлений по поводу "газовой ОПЕК" сделали официальные представители госдепа и Белого дома. Не меньшую озабоченность выказывали и чиновники ЕС. Не желая, вероятно, лишний раз злить партнеров, Россия решила приглушить риторику и избавиться от всех нежелательных аналогий между будущей "газовой ОПЕК" и нефтяным картелем.

Одновременно в Москве начали готовить проект, который стал бы эффектным дополнением к ФСЭГ,— Международный альянс негосударственных независимых газовых организаций (МАННГО). Впервые это название прозвучало еще в конце 2006 года — с предложением по созданию организации выступило Российское газовое общество (РГО), возглавляемое депутатом Валерием Язевым, главным лоббистом интересов "Газпрома" в Госдуме. По задумке организаторов МАННГО должен будет заниматься "созданием условий для справедливого распределения доходов от экспорта газа между добывающими и транспортирующими газ странами, а также формированием общих инвестиционных источников по развитию газовой отрасли" (см. "Ъ" от 28 января). Главное отличие МАННГО от ФСЭГ заключается в том, что первая организация будет объединять "неправительственные газовые организации и ведущие газовые компании стран, производящих и транспортирующих природный газ", тогда как вторая является межгосударственной структурой.

В последнее время проект МАННГО получил активное развитие. В начале апреля устав организации был представлен на парламентском заседании ЕврАзЭС. Белоруссия уже поддержала инициативу России, что достаточно для регистрации этой организации. Казахстан взял тайм-аут, Узбекистан рассматривает документы. "В июне в Москве в ходе ФСЭГ мы планируем представить проект МАННГО как площадку для урегулирования проблем между газовым бизнесом, потребителем и органами власти,— рассказывает "Ъ" вице-президент РГО Олег Жилин.— Нам нередко задают вопрос: могут ли стать членами МАННГО такие государства, как Алжир, Катар, Ливия, Иран и Венесуэла? Ответ однозначен: могут. И не важно, насколько у них развиты демократические институты".

Противоречия по-ливийски
Собеседники "Ъ" в правительственных ведомствах не берутся прогнозировать, какой из двух конкурирующих сейчас проектов устава ФСЭГ будет одобрен на июньском форуме в том случае, если их не удастся согласовать. Между тем признаков того, что у потенциальных участников "газовой ОПЕК" совершенно разные интересы и ожидания от организации, и так предостаточно. Например, на прошлой неделе ливийский лидер Муамар Каддафи за обедом в честь российского президента Владимира Путина заявил, что Триполи полностью поддерживает "идею создания организации стран-производителей и экспортеров газа по образцу ОПЕК". Впрочем, ливийский лидер тут же пояснил, чего он ждет от новой организации: ее участники "должны помочь пострадавшим от взлета цен на нефть странам, особенно африканским".

Вероятность создания газового аналога ОПЕК критически оценивают и эксперты. Президент Института энергетической политики Владимир Милов поясняет, что в ближайшие 10 лет поставщиков и потребителей газа будут связывать прямые трубопроводы — как правило, не пересекающиеся. "Катар является лидером поставок в США и Великобританию, а Алжир — в Испанию и Италию, они не могут заместить поставки один другому",— говорит господин Милов. Более того, по его словам, конкуренция в транспортных маршрутах сегодня обостряется. "Как только Россия объявила о South Stream, тут же Иран высказал готовность стать ресурсной базой для Nabucco и начал заключать двусторонние контракты на поставку газа в ЕС по Трансадриатическому газопроводу из Турции в Грецию, а в перспективе — в Италию,— отмечает эксперт.— Нельзя серьезно рассчитывать на то, что конкуренты будут согласовывать маршруты между собой".

По мнению господина Милова, без единой политической базы любые подобные объединения лишь "политические танцы и PR". "Россия и Иран не являются лидерами внутри газового форума, а Катар и вовсе дружественен США и потому не станет интегрироваться под крышей России или Ирана,— поясняет эксперт.— Кроме того, Тегеран, исповедующий шиитскую религию, вызывает недоверие у большинства суннитских стран-экспортеров газа на Ближнем Востоке. Россия как немусульманская страна также имеет очень низкое доверие в этом регионе. В отличие от них суннитская Саудовская Аравия является политическим лидером на Ближнем Востоке".

А директор East European Gas Analysis (США) Михаил Корчемкин вообще считает, что создание "газовой ОПЕК" и возможность картельного регулирования цен подстегнут потребителей в ЕС отказаться от газа в пользу альтернативных источников топлива. "Любое заявление о возможном сокращении подачи газа на Украину или в Белоруссию резко повышает спрос на мазут в Европе. А через формулы это отражается на газовой цене,— поясняет эксперт.— Я надеюсь, что "газовая ОПЕК" вызовет революционные изменения в области новых источников энергии и экономии энергопотребления". По мнению господина Корчемкина, в таком случае природный газ останется лишь сырьем для нефтехимии и удобрений и обесценится, как обесценился уголь между двумя мировыми войнами.


Наталья Ъ-Гриб, Андрей Ъ-Одинец

Источник:"kommersant"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03852 sec