Иран станет председателем «газовой ОПЕК»?

27 марта 2008
Тегеран к лету нынешнего года намерен играть определяющую роль на мировых рынках нефти и газа.

Похоже, самые «страшные» предсказания американских аналитиков и специалистов в сфере энергетики начинают сбываться. «Заклятый враг» Америки в Персидском заливе — Иран — помимо продолжения разработки своей ядерной программы намерен диктовать мировому рынку свои правила игры в том, что касается и определения цен и на нефть, и на природный газ.
Несмотря на сильное давление со стороны Соединенных Штатов, которое они оказывали в последние месяцы, прежде всего на страны Персидского залива, входящие в Организацию стран-экспортеров нефти ОПЕК, Иран все-таки решился бросить Вашингтону еще один вызов и открыть собственную нефтяную биржу, которая, по расчетам ее устроителей, не будет связана с аналогичными структурами ни в Нью-Йорке, ни в Лондоне.

Киш ждет продавцов и покупателей

Как и ожидалось большинством международных экспертов, Иран все-таки открыл собственную нефтяную биржу на небольшом острове Киш в Персидском заливе, где торговля нефтью будет осуществляться не за американские доллары — признанную всем миром валюту для расчетов по закупкам черного золота.
После того как эта биржа иранцами в торжественной обстановке была открыта, тем не менее никаких особых потрясений в мировой финансовой системе не произошло, как и не бросились все мировые покупатели на этот остров с тем, чтобы и нефть прикупить, и от американских долларов поскорее избавиться.
Напомню, что когда Иран только выдвинул саму идею продажи нефти в мире за другие валюты, а не за американские доллары, многие думали, что причина такого демарша — это весьма высокая на тот момент вероятность военного нападения Соединенных Штатов на Иран. Тогда в планах Пентагона даже вроде бы фигурировала бомбардировка острова Киш и всей его инфраструктуры с тем, чтобы у иранского руководства больше даже в мыслях не было обсуждать подобную затею.
Однако когда в феврале этого года на острове Киш, который является свободной экономической зоной, открылась «свободная от американских долларов нефтяная биржа», никакой реакции со стороны Соединенных Штатов не последовало. Многие тогда сделали вывод, что Америке сейчас не до Ирана — да и эксперты при Белом доме заверили президента Буша в том, что для финансовой системы США переход значительной части мировой торговли нефтью на какую-то другую валюту в данный момент вовсе не опасен.
В докладе, который был подготовлен специалистами министерства энергетики США, говорилось, что в условиях жестких экономических санкций, которые навязаны Соединенными Штатами вместе со странами Европы через механизмы ООН Ирану, торговля нефтью за другую, нежели американские доллары валюту, не может существенно как-то навредить Америке.
Дело в том, что согласно санкциям ООН, а также внутренним ограничениям, которые наложены внутри самих США, крупнейшие участники мировых торгов по нефтяным фьючерсам — а это крупнейшие транснациональные компании, ведущие банки США и Западной Европы, а также самые влиятельные мировые спекулянты не имеют права работать на бирже на острове Киш.
К тому же реальная эффективность новой иранской «недолларовой» нефтяной биржи не очень велика. К примеру, эта биржа ведет сделки на продукты нефтепереработки и нефтехимии, в то время как сам Иран не обладает какими-то существенными нефтеперерабатывающими мощностями и является главным образом покупателем продуктов нефтехимии за границей.
Да и само иранское руководство, провозгласив целью работы биржи на острове Киш именно недолларовую торговлю нефтью, не знает, когда к торговле именно нефтью на ней можно будет перейти.
Не будем забывать о том, что биржа на острове Киш работает исключительно оптовыми контрактами, которые требуют немедленной оплаты и поставки самого товара. То есть фьючерсным — ведущим бизнесом на перспективу покупателям — на этой бирже (пока, по крайне мере) делать нечего. А это существенно снижает значение биржи на острове Киш в мировых сделках по нефти.

Москва придет на помощь Тегерану?

Когда идея недолларовой биржи на острове Киш только прорабатывалась, иранцы очень надеялись в этом своем антиамериканском демарше получить помощь от России. Причем если на начальном этапе торговля на иранской нефтяной бирже и планировалась за иранские риалы, то в дальнейшем Тегаран хотел бы ввести для расчетов на этой бирже российские рубли и евро.
Понятно, что, пока торговля на Кише не будет вестись на евро, интерес к иранской «свободной от долларов бирже» со стороны потенциальных покупателей будет невелик, а само ее влияние на мировые энергетические рынки — незначительным. В то же время если при заключении сделок на бирже будет использоваться российский рубль, то, по планам Тегерана, это может потенциально привлечь на биржу и саму Россию, и страны СНГ.
При этом правда, не совсем понятно, зачем это будет нужно России и тому же Казахстану, которым и по мировым долларовым ценам продавать нефть очень даже комфортно, а связываться с Ираном, да еще с недолларовой биржей — только портить отношения с Америкой и ее союзниками в Европе. Поэтому, по мнению экспертов, пока нет никаких оснований считать открытие биржи на острове Киш каким-то событием мирового энергетического масштаба, и реальной угрозой американскому доллару как единой валюте для нефтяных расчетов в мире. Скорее, Тегеран тем самым просто осуществляет идею укрепления собственной национальной валюты — риала — в момент, когда Иран все сильнее чувствует свою изоляцию в условиях международных санкций, наложенных на него и США, и резолюциями Совета Безопасности ООН.
К тому же Иран очень хотел бы, чтобы и Россия, и крупнейшие страны СНГ — экспортеры нефти в лице Казахстана и Азербайджана — вошли в ОПЕК, и тогда с ними было бы гораздо проще координировать любые акции, направленные на вытеснение американского доллара из мировых нефтяных расчетов.
Как известно, совсем недавно на заседаниях министров энергетики и нефти стран-членов ОПЕК в Вене президент этой организации, министр энергетики Алжира Шакиб Халиль предложил России вступить в ОПЕК в течение нынешнего года и заявил о том, что официальное приглашение о принятии России в эту структуру уже отправлено в Москву.
Показательно, что подобные просьбы со стороны ОПЕК Москве вступить в эту организацию только за последние пять лет направлялись трижды, и традиционно игнорировались Москвой. Россия прекрасно чувствует себя и без членства в ОПЕК с теми заоблачными ценами на черное золото, которые установились за последние месяцы. И вступать в ряды картеля, где тебе диктуют нормы добычи и объемы продаж нефти, для Москвы нет никакого смысла.
В руководстве ОПЕК не скрывали, что после смены власти в Москве Россия может якобы и пересмотреть свою позицию и пойти навстречу желанию нефтяного картеля, став его членом. Но в Вене, очевидно, никак не могут понять, что смена власти в России произошла только номинально — поэтому никакого изменения политики, в том числе — и в сфере использования энергоресурсов, нет и не предвидится. А посему в ОПЕК нефтяного толка Россия вступать не будет, сколько бы ей приглашений на этот счет не направляли.
К тому же в российском руководстве давно уже отмечали, что, защищая интересы самих стран-членов ОПЕК, эта организация невольно помогает и тем странам, которые в ОПЕК не входят — той же России и странам — экспортерам нефти из СНГ. Эти государства получают возможность зарабатывать на экспорте нефти огромные доходы, но в отличие от своих коллег из ОПЕК никаких обязательств перед этой структурой они не несут.
Не нравится России и то, что такие страны, как Иран и Венесуэла, хотят превратить ОПЕК в политический инструмент давления на Соединенные Штаты. Да и сама иранская идея какого-то главенства в рядах ОПЕК не находит поддержки ни в Москве, ни во многих других мировых столицах.
А вот в том, что касается создания некой «газовой ОПЕК», о которой последние пару лет столько много говорится, то она Россией приветствуется. Но здесь опять-таки важна будет позиция Ирана, которому в рядах этой формирующейся структуры очень хочется быть на первых ролях.
Кстати, подтолкнуть Москву к более решительным действиям на пути усиления координации деятельности газовых экспортеров может совместный демарш стран Центральной Азии (Туркменистана, Казахстана и Узбекистана), которые недавно объявили российской стороне о желании с 2009 года продавать газ исключительно по европейским, а не по «взаимодоговорным» с Россией ценам.
По существу, эти три страны сами предложили Москве некую новую форму «газовой ОПЕК» для СНГ, в которой России отводится вовсе даже не главенствующее или диктующее начало. При этом почему-то российские эксперты сразу же объявили идею Транскаспийского газопровода, о котором столь рьяно заботились Соединенные Штаты и Евросоюз, похороненной, если «Газпром» будет перекупать у стран Центральной Азии сырье по 200–230 долларов за тысячу кубометров.
На самом же деле никаких «разворотов» газопроводов в зоне Каспия не произойдет — просто страны Центральной Азии теперь станут такими же полноправными игроками международного газового рынка, как и Россия. И вряд ли стоит здесь искать в их законном желании получать большие, чем раньше прибыли от продажи газа, какие-то закулисные козни со стороны Вашингтона или Брюсселя.

«Газовый Союз» может быть создан в Москве. Но управлять им хочет Тегеран

Напомню, что саму идею создания некоего аналога мирового картеля экспортеров газа (что-то вроде «нефтяной ОПЕК») давно уже проталкивают Россия и Иран. Однако особой поддержки среди других стран-экспортеров «голубого топлива» она пока особо не нашла. По имеющейся информации, эмир Катара — шейх Халифа аль-Тани, руководимая которым страна является вторым в мире после России по величине экспортером газа (по некоторым данным — все же третьим после Ирана) такую идею не одобряет, опасаясь недовольства со стороны США, с которыми его связывают многие, в том числе — и военные обязательства.
Однако недавно на заседании Совета по сотрудничеству арабских государств Персидского залива (куда входят Саудовская Аравия, Катар, Оман, Бахрейн, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты) было решено поддержать идею создания «газовой ОПЕК». Тут же подобное предложение активно поддержал и Тегеран.
По мнению ведущих экспертов в сфере энергетики, отсутствие какой-то внятной и четко работающей единой структуры наносит определенный вред всем экспортерам газа, поскольку каждая страна продает его исходя из собственных интересов, а это в свою очередь не позволяет установить на «голубое топливо» высокие мировые цены, приемлемые для всех продавцов.
Конечно же, создание такой организации или своего рода «газового координационного совета» очень даже не устраивает Соединенные Штаты и страны Евросоюза, которым платить высокие цены за газ нет никакого резона. А вот для России и тех же Катара и Ирана наличие подобной структуры выгодно для более жесткого диктата и цен на газ, и условий его поставки на мировые рынки.
К тому же, по расчетам американских специалистов, уже в течение нынешнего года нефть может упасть в цене на 15–20 долларов за баррель в то время как стоимость тысячи кубометров газа будет продолжать расти. А сами Соединенные Штаты планируют увеличивать в течение ближайших пяти лет импорт именно природного газа (из Канады) и в сжиженном виде (из Катара), а также одновременно с этим сокращать импорт нефти — особенно из региона Персидского залива.
Страны ОПЕК в плане повышения мировых цен на нефть также можно понять. Ведь американский доллар стабильно дешевеет, а соответственно, без увеличения стоимости барреля нефти государства ОПЕК будут нести серьезные финансовые потери. К тому же если США и дальше будут умышленно ослаблять доллар, чтобы решить свои внутренние финансовые и экономические проблемы, то стоимость барреля нефти в ближайшие месяцы будет только повышаться.
Другой вопрос — что будет с ценами на газ, которые в мировом масштабе никто не регламентирует и которые определяются самими странами-зкспортерами в зависимости от условий того или иного долгосрочного контракта.
К тому же такие страны, как Иран, в крупных мировых газовых сделках фактически не участвуют, но хотели бы с большей эффективностью использовать свой «газовый рычаг» для решения не только чисто экономических, но и политических задач. Не исключено поэтому, что ту же Россию на полноценных правах вряд ли впустят в создаваемую «газовую ОПЕК», если ее главными организаторами в итоге выступят страны Персидского залива и Иран.
К ним может вполне присоединиться и группа центральноазиатских государств в составе Казахстана, Туркменистана, Узбекистана, а также Азербайджан. В итоге это будет своего рода «исламский вариант ОПЕК» в сфере экспорта природного газа, а роль России в ней будет весьма зависимой.
Не очень ясно пока, и на каких условиях будет такая «газовая ОПЕК» в дальнейшем действовать. Ведь ориентировочно к 2015 году ожидается пуск на полную мощность газового проекта Bobucco, который должен обеспечить поставки газа в Европу из региона Персидского залива и стран Центральной Азии в обход территории России. Правда, пока этот проект больше дискутируется, нежели реально осуществляется, и мешают ему пока как Иран, так и нежелание портить отношения с Москвой со стороны Казахстана и Туркменистана.
И хотя недавно Иран вроде бы заявил о своей готовности рассмотреть возможность участия в проектах Nobucco и так называемый «Белый поток», пока не ясно, будет ли для Тегерана экономически выгодным экспортировать газ по трубопроводам через Каспий, республики Закавказья, Черное море и далее на Украину и в Западную Европу.
Иранцы также против того, чтобы прокладывать новый газопровод по дну Каспия, поскольку, как они считают, куда разумнее увеличить мощность уже существующего газопровода, ведущего из Ирана в Турцию, и именно его и использовать для транспортировки газа в Европу.
В таком случае Иран сможет присоединиться к экспортным маршрутам для центральноазиатского газа, и стать тем самым еще и важной транзитной страной. Также Иран сможет тесно сотрудничать в подобных поставках с Азербайджаном и странами Центральной Азии. В этой ситуации Россия окажется в стороне от подобных схем, а вот государства Персидского залива (особенно Катар) могут быть во всей этой «трубопроводной игре» очень даже заинтересованы.
В любом случае очень многое будет зависеть от того, до чего в конечном итоге договорятся страны-экспортеры природного газа на встрече в Москве летом нынешнего года. И от того, насколько России и Ирану удастся каждому сыграть «свою игру» в этом формирующемся «газовом пасьянсе», во многом будет зависеть общий «энергетический международный климат» в мире на ближайшую перспективу.

Юрий Сигов, Вашингтон

iamik
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03056 sec