Бушерская АЭС: О сообщениях по сооружению Бушерской АЭС

11 сентября 2006
В пятницу, 08 сентября 2006 года, ряд западных СМИ распространили сообщение со ссылкой на анонимный «российский источник» о том, что Российская Федерация может прекратить работы на строительстве первого энергоблока Бушерской АЭС в случае «высылки» Ираном со своей территории инспекторов МАГАТЭ.

Как уже сообщалось ранее, министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал подобные сообщения «чистой воды провокацией». Он сказал также: «Есть немало желающих обострить ситуацию вокруг проблемы иранской ядерной программы, причём желающих с различных сторон».

В связи с этим, сайт IranAtom.Ru публикует разъяснение по правовой ситуации вокруг Бушерской АЭС.

1. Бушерская АЭС не является военным ядерным объектом

За всё время расследования «иранского досье», в адрес бушерского проекта не было выдвинуто ни одного обвинения или сомнения со стороны МАГАТЭ в переключении Бушерской АЭС на военное применение.

Сотрудничество при сооружении «Бушера-1» как гражданского ядерного объекта должно трактоваться с точки зрения положений ДНЯО, правил ГЯП и межправительственных соглашений Российской Федерации и Исламской Республики Иран.

2. ДНЯО не запрещает сотрудничество в сфере мирной атомной энергетики с государствами, не участвующими в данном договоре

В тексте ДНЯО нет ни одного упоминания и ни одного обязательства, касающегося отношения со странами, не участвующими в договоре. Более того, статья X ДНЯО разрешает любому подписанту выйти из договора с заблаговременным уведомлением за три месяца, если исключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы его страны. При этом, никаких обязательных для исполнения требований к другим подписантам текст договора не выдвигает.

Так, в настоящее время Россия сооружает два атомных энергоблока в Индии. Китай ввёл в эксплуатацию один и строит второй энергоблок в Пакистане. Украина поставляет оборудование для тяжёловодных АЭС Индии. США и Франция ведут переговоры о заключении всеобъемлющего соглашения о атомном сотрудничестве с Индией. Как известно, Индия и Пакистан никогда не подписывали ДНЯО и не имеют намерений сделать это в обозримом будущем, хотя являются при этом обладателями ядерного оружия.

3. Группа ядерных поставщиков (ГЯП) – неформальный клуб государств, обладающих и экспортирующих атомные технологии – требует от своих участников воздерживаться от сотрудничества с неподписантами ДНЯО

Правила ГЯП, однако, не имеют обратной силы и не влияют на подписанные ранее контракты и соглашения.

Так, в частности, даже в случае выхода Ирана из ДНЯО, Россия сможет претендовать на строительство на территории ИРИ ещё трёх энергоблоков, предусмотренных заключёнными в 90-ые годы межправительственными соглашениями.

4. «Высылка» инспекторов МАГАТЭ из страны не означает выход Ирана из ДНЯО

Статья III ДНЯО требует, чтобы каждый из подписантов, не обладающих ядерным оружием, заключил соглашение о гарантиях с МАГАТЭ с целью проверки выполнения его обязательств, принятых в соответствии с договором. В то же время, в тексте ДНЯО нет чётко оговоренных сроков заключения соглашения о гарантиях. Так, Саудовская Аравия сделала это только в 2005 году.

«Высылка» – а точнее, отказ в доступе на ядерные объекты – инспекторов МАГАТЭ может стать нарушением соглашения о гарантиях, но не ДНЯО. В том случае, если действие соглашения будет приостановлено по той или иной причине, инспектора будут лишены доступа на объекты ядерной программы ИРИ на законных основаниях, соответствующих международному законодательству.

Подобный шаг не будет являться выходом Ирана из ДНЯО или его нарушением, так как сроки заключения соглашения не оговорены в ДНЯО.

Выход любого государства-участника из ДНЯО представляет собой формализованную процедуру, в которой нет места некоей «высылке инспекторов». Согласно статье X договора, выходящее государство должно за три месяца уведомить всех участников ДНЯО и Совет Безопасности ООН о своём намерении. В таком уведомлении должно содержаться заявление об исключительных обстоятельствах, которые выходящее государство рассматривает как поставившие под угрозу его высшие интересы.

По состоянию на сегодня, процедура выхода Ирана из ДНЯО не инициировалась. МАГАТЭ также не получало никаких официальных документов из ИРИ, в которых выход из ДНЯО рассматривался бы как возможный вариант развития событий.

5. Необоснованное прекращение работ на Бушерской АЭС грозит Российской Федерации финансовыми и репутационными издержками, а также поставит Россию в положение нарушителя статьи IV ДНЯО

Как следует из написанного выше, ни гипотетический выход Ирана из ДНЯО, ни, тем более, некая «высылка инспекторов» не приведут, согласно международному законодательству, к автоматическому прекращению работ на Бушерской АЭС и не создадут правовых оснований для подобного прекращения. «Высылка инспекторов» не указана также в списке форс-мажорных обстоятельств в бушерских контрактах. Только Совет Безопасности ООН может своим решением наложить запрет на участие иностранных компаний в сооружении АЭС в Иране.

Таким образом, разрыв или приостановка контрактных обязательств на Бушерской АЭС, к чему призывает анонимный «российский источник» – хотя нет никакой уверенности в том, что упомянутый источник действительно является российским – сделает Россию нарушителем контрактных обязательств перед Ираном со всеми вытекающими последствиями финансового и репутационного плана.

Более того, прекращение работ в случае невыхода Ирана из ДНЯО сделает Россию нарушителем статьи IV ДНЯО, обязывающей страны, обладающие развитыми атомными технологиями, сотрудничать в деле содействия дальнейшему развитию применения ядерной энергии в мирных целях, особенно на территориях государств-участников ДНЯО, не обладающих ядерным оружием, с должным учетом нужд развивающихся районов мира.

Следовательно, остаётся только повторить слова министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Лаврова о том, что распространявшиеся в пятницу сообщения о возможном выходе России из бушерского проекта в случае некоей «высылки инспекторов» из Ирана являются «чистой воды провокацией», играющей на руку тем силам, кто хотел бы «реализовывать какую-то другую повестку дня», нежели главную задачу урегулирования конфликта вокруг ядерной программы ИРИ – обеспечение ненарушения режима нераспространения ядерного оружия.

IranAtom.Ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02949 sec