Джако Крик: кто пустит первым, тот и лидер

26 января 2006
Сайт IranAtom.Ru публикует интервью, взятое корреспондентами радиостанции «MONEYWEB» (ЮАР) у главного менеджера проекта PBMR (модульного реактора с шаровыми твэлами) Джако Крика. Реактор PBMR – разработка атомщиков из Южной Африки, и его строительство начнётся в 2007 году.

Реактор с шаровыми твэлами – это ядерный проект, над которым в настоящее время ведутся работы. У нас на линии главный менеджер PBMR Джако Крик.

Джако, у вас есть проблемы с подбором квалифицированного персонала?


Да, определённо, проблемы есть. По некоторым направлениям нам приходится искать людей с должным опытом. Мы обычно заключаем с ними контракт на три года и ставим рядом с ними группы молодых специалистов. На протяжении трёх лет молодёжь должна перенять как можно больше от опытного эксперта.

Мы сегодня слышали Ваши слова, что подписан очередной контракт с производителями оборудования для PBMR. Мы ещё вернёмся к этому, а пока мы хотим спросить – когда будет утверждён график ввода в строй демонстрационного модуля реактора PBMR?

Пока мы планируем, что демонстрационный модуль будет введён в строй в Кёберге в 2010 году. Так что, как видите, мы не можем уже сегодня помочь стране в дни энергетического кризиса. Но к 2010 году мы готовы пустить свой первый модуль. Потом мы передадим его компании «Eskom», которая будет владеть модулем и обеспечивать его эксплуатацию.

Но когда же вы пустите первый коммерческий модуль?

Всё будет зависеть от результатов, которых мы сможем добиться с демонстрационным модулем. Но по финансовым соображениям мы собираемся как можно больше сократить период времени между пуском демонстрационного и коммерческого модулей. Мы говорим, что перейти к масштабному производству электроэнергии на PBMR нужно как можно скорее. Реальной будет дата 2014-2015 годы, когда мы сможем ввести в эксплуатацию первый «четырёхпакетник» – четыре реактора на одном блоке.

Много говорится о потенциале проекта PBMR на мировых рынках. Но мы слышали и о том, что Китай строит подобный реактор самостоятельно. Как Вы считаете – мы, южноафриканцы, остаёмся лидерами или уже отстаём?

Это непросто оценить. Победит тот, кто "пустится" первым. Конечно, о мировом рынке для таких реакторов ходит немало разговоров. Но мы пока говорим о реалиях сегодняшнего дня. А они таковы – наш заказчик «Escom», над проектом на постоянной основе работает 550 человек плюс, скажем, 100 человек заняты у субподрядчиков. Мы сможем доказать на деле, что мы лидеры, когда пустим реактор в 2010 году.

Но у вас еще остались нерешённые проблемы с надзорными органами?

Да, конечно. Мы напряжённо работаем над этим. Процесс идёт, и мы рассчитываем, что он успешно завершится в конце текущего года. Нам также предстоит направить наш ТОБ (том по обоснованию безопасности, он же SAR) в атомнадзор. Мы надеемся получить в 2007 году от этой службы лицензию на начало строительства.

В ЮАР идёт обсуждение бюджета. Вы не могли дать пояснения по финансовой стороне дела?

Весь проект исполняется поэтапно. Если очередной этап заканчивается успешно, то можно переходить к следующему. Мы говорим о демонстрационном реакторе в Кёберге. В следующем году мы приступим к строительству пилотного топливного завода в Пелиндабе. Мы также стартовали проектные работы по «четырёхпакетнику» и начали некую деятельность по промышленному топливному заводу. Если мы сложим всё это и учтём непредвиденные расходы и инфляцию, то мы получим сумму в 14,5 миллиардов рандов. Но эти деньги не будут потрачены на какое-то одно определённое событие. Пройдёт немало этапов, прежде чем мы освоим всю сумму.

Экологисты из «Earthlife Africa» продолжают оставаться в оппозиции к вашему реактору, но Вы всегда говорите, что проект полностью безопасен. Напомните нам, почему Вы так говорите?

Я даже и не пытаюсь растолковывать вам техническую сторону дела. Просто примите к сведению, что PBMR обладает внутренне присущей безопасностью из-за своего топлива. В нём также мало удельное энерговыделение.

Если сравнивать PBMR с традиционными реакторами – назовём их «реакторы второго поколения» – то мы выигрываем за счёт топлива и за счёт тех способов, которыми мы защищаем наши шаровые твэлы и не даём продуктам деления выходить наружу. Не забудем и о физике самого реактора PBMR – он самозаглушится в случае любой аварии. Таким образом, нет никакого риска.

Нам даже не требуются какие-то искусственные механизмы безопасности, ведь сама природа поможет нам в случае аварии.

Контракт, который Вы сегодня подписали с испанским производителем ENSA… Ответьте, пожалуйста, без излишних технических деталей – он связан с ключевой частью станции?

Да. К настоящему моменту, это самый дорогой контракт, который мы заключили. Что очень важно и что нас предельно радует – Южная Африка получит 50% в этом контракте. Иными словами, у этого контракта очень хорошая локализация. В ЮАР есть компания «DB Thermal», состоящая в партнёрских отношениях с ENSA.

Одной из наших целей является производить как можно больше оборудования для PBMR в Южной Африке. Вчера был заказан очень важный элемент реактора, так как он играет большую роль в качестве барьера безопасности.

Теперь мы можем сказать, что мы в целом завершили проектирование. Настало время производства оборудования и начала строительных работ.

«MONEYWEB»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03999 sec