В Лос-Аламосе пропал 661 фунт плутония

02 декабря 2005
Ки Дэвидсон

В национальной лаборатории Лос-Аламос (LANL) обнаружена недостача плутония в количестве, позволяющем изготовить десятки атомных бомб. Об этом говорится в докладе, подготовленном институтом по энергетическим и экологическим исследованиям (IEER).

Сегодня нет никаких доказательств тому, что пропавший плутоний был украден или переключён на использование в незаконных видах деятельности. Однако само количество исчезнувшего плутония – более 600 фунтов, а возможно, и в несколько раз больше – настолько велико, что данный вопрос приобретает характер «очень серьёзной проблемы безопасности», говорится в докладе.

IEER, располагающийся в Такома Парк, штат Мэриленд, провёл сравнение данных из пяти доступных широкой публике отчётов и документов, выпущенных министерством энергетики (DOE) США и лабораторией LANL в период с 1996 по 2004 годы, и обнаружил в них рассогласованные сведения. В докладе IEER говорится, что остаётся неясным – как именно в LANL поступали с плутонием, являвшимся побочным продуктом проводившихся в лаборатории исследовательских работ для нужд военного атомного комплекса США.

Представитель руководства калифорнийского университета, в чьё подчинение входят LANL и ливерморская лаборатория, не стал в общении с прессой упоминать доклад IEER напрямую, однако заявил, что лаборатории ведут учёт плутония с точностью «до мельчайших количеств».

В докладе IEER приводится несколько объяснений того, что могло случиться с исчезнувшим плутонием.

Плутоний мог быть выброшен на мусорные свалки вблизи LANL. По закону, захоронение оружейного плутония на свалках, одна из которых имеет глубину в 40 футов, допустимо, если плутоний должным образом разбавлен. Однако если на свалке накапливается слишком много плутония, то этот оружейный материал может вызвать загрязнение окружающей среды, например, путём попадания в грунтовые воды или поглощения в корнях растений.

Плутоний мог быть перевезен на место захоронения отходов в соляных копях Нью-Мексико, принадлежащее DOE. При этом записи о подобных транспортировках могли вестись без должного прилежания.

Плутоний мог быть украден или вывезен за пределы лаборатории по неустановленным причинам.

«Если плутоний покинул лабораторию, то такая ситуация имеет самые тяжкие последствия для безопасности. Я не могу утверждать, что плутоний вышел за пределы LANL, но ответственностью правительства является дать нам гарантии, что такого не произошло», – считает один из авторов доклада IEER Арджун Махиджани.

«В частности, калифорнийский университет ответственен за выдачу таких гарантий. Для университета станет большим позором видеть приводимые цифры и расхождения в них, но не предпринимать никаких усилий по прояснению проблемы», – добавил Махиджани.

Пресс-секретарь университета Крис Харрингтон заявил, что LANL «проводит ежегодные проверки тех материалов, что находятся под наблюдением DOE. Эти проверки проходят уже на протяжении 20 с лишним лет. Специальные ядерные материалы тщательно отслеживаются вплоть до мельчайших количеств».

Однако в докладе IEER говорится о том, что 661 фунт плутония, произведённого в LANL за прошедшие полстолетия, оказался неучтённым. Для сравнения, атомная бомба, сброшенная в 1945 году на Нагасаки, содержала всего лишь 13 фунтов плутония.

«Последствия для безопасности… являются исключительно серьёзными, так как всего лишь 2% от оценки снизу по массе неучтённого плутония станут достаточными для производства атомной бомбы», – пишут специалисты IEER.

Проблемы с учётом и контролем плутония стали беспокоить LANL, начиная с середины 90-ых годов, когда DOE предало огласке некоторые официальные документы лаборатории в рамках инициативы администрации Билла Клинтона по открытости ядерного комплекса.

В ходе анализа опубликованных сведений осталось непонятным, что же именно LANL делала с плутониевыми отходами, остающимися после производства сферических «изделий» для атомного оружия.

Махиджани рассказал, что он и его коллеги из двух других общественных организаций питали надежды на прояснение ситуации после того, как в августе 2004 года было отправлено письмо на имя тогдашнего директора LANL Питера Наноса. Нанос предпринимал в те времена попытки по реформированию работы лаборатории на фоне серии скандалов вокруг взаимоотношений между калифорнийским университетом и LANL.

Однако ни Нанос, ни другие официальные лица лаборатории предпочли не давать ответа на «плутониевый запрос», а девять месяцев спустя Нанос перешёл на другую работу. В конце концов, Махиджани и его коллеги приняли решение опубликовать свой доклад, чтобы подчеркнуть неспособность федеральных властей разрешить загадку о исчезнувшем плутонии.

Махиджани имеет степень доктора технических наук калифорнийского университета по специализации «физика плазмы и деления ядер». Институт IEER работает за счёт поступлений от фонда Форда и благотворительного фонда «Ploughshares» (Сан-Франциско).

Калифорнийский университет совместно с «Bechtel National» и другими промышленными партнёрами ведёт борьбу за право сохранить свой контроль над LANL. Противником университета на тендере выступает консорциум из «Lockheed-Martin», техасского университета и нескольких вузов и промышленных предприятий штата Нью-Мексико.

Махиджани отметил, что он не занимает ничью сторону в борьбе за контроль над Лос-Аламосом. Он предпочитает, однако, чтобы военная ядерная лаборатория управлялась бы промышленными предприятиями, а не университетами. Появление связей между вузами и военными приводит, по мнению Махиджани, к ограничению свободы слова в университетской среде.

«San Francisco Chronicle»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03072 sec