Энергетическая безопасность Турции и ее сотрудничество с РФ в области энергетики

14 ноября 2005
А.А. Гурьев

Сегодня в Турции обеспечение энергетической безопасности страны входит в состав важнейших государственных функций. Ее конкретное содержание меняется под влиянием складывающихся на определенный период внутренних и внешних условий. Это положение было впервые зафиксировано отдельным положением в новой концепции национальной безопасности Турции /Milli Guvenlik siyaset belgesi – MGSB/, которая была принята на заседании Совета Национальной безопасности /СНБ/ страны 24 октября 2005 года.

Многие эксперты не обратили должного внимания на тот факт, что на это заседание СНБ для обсуждения только одного вопроса повестки дня был приглашен министр энергетики и природных ресурсов Хильми Гюлер, который, в соответствии с положением об СНБ, не является его членом. Вопрос был сформулирован следующим образом: обеспечение экономики Турции энергоресурсами на период до 2020 года в свете требований новой концепции национальной безопасности страны. В течение часа министр изложил членам СНБ видение его ведомством этой проблемы.

По данным министерства энергетики и природных ресурсов Турции, потребности страны в энергоресурсах, прежде всего в природном газе и электроэнергии, возрастут в 2,5 раза. В сфере электроэнергии прогнозируется два сценария. Хороший предполагает увеличение потребления электричества к 2020 году до 406 млрд.кв.час., в негативном - этот показатель превысит 500 млрд.кв.час. Что касается природного газа, то потребности в голубом топливе к этому периоду будут составлять от 70 до 80 млрд. куб. метров в год.

По просочившимся в прессу некоторым сведениям, членов СНБ серьезно обеспокоил тот факт, что эти растущие потребности стабильно развивающейся турецкой экономики к 2020 году будут удовлетворяться на 80 процентов поставками из России и Ирана. По мнению членов СНБ, «такая перспектива неприемлема, необходимы срочные меры по исправлению положения в области растущей зависимости в сфере энергообеспечения страны из иностранных источников».

По данным турецкой государственной трубопроводной компании БОТАШ, Турция в 2004 году увеличила на 75 процентов по сравнению с 2003 годом закупки сырой российской нефти. Так, если в 2003 году Анкара импортировала из России 2,7 млн. тонн, то за прошлый год этот объем вырос до 4,7 млн. тонн.

Возросли также и поставки в Турцию российского природного газа с учетом эффективной работы газопровода «Голубой поток». В прошлом году по западному маршруту и «Голубому потоку» в Турцию было поставлено 14 млрд. куб. метров российского природного газа. Этот показатель вывел Турцию на второе после Германии место в списке потребителей российского газа. По данным турецких экспертов, которые совпадают с мнением их российских коллег, Анкара уже к 2010 году намерена с целью реализации ряда важнейших проектов увеличить закупки российского газа до 30 млрд. куб. метров. Среди них объекты, имеющие отношение, в частности, к социальной и экологической сфере, которые очень важны с точки зрения начавшихся переговоров с ЕС о вступлении Турции в эту организацию в качестве полноправного члена.

Это очень большие объемы, которые говорят о том, что именно взаимодействие в нефтегазовой сфере стало сегодня стержнем взаимовыгодного российско-турецкого торгово-экономического сотрудничества, общий объем которого в соответствии с заявленными на самом высоком уровне планами должен быть увеличен к концу 2007 года до 25 млрд. долларов. Примечательно, что на фоне роста поставок энергоресурсов из России заметно снизились объемы их закупки Турцией у Саудовской Аравии, Алжира, Сирии, а также Ирана.

На нынешнем этапе складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, для продолжения стабильного роста турецкой экономики необходимы регулярные поставки энергоресурсов в требуемых для этого объемах. Их на приемлемых условиях может обеспечить Россия. С другой, в военно-политическом руководстве Турции, судя по заседанию СНБ и принятым на нем решениям, усиливаются опасения попасть в энергетическую зависимость от Москвы.

Анкара видит выход в диверсификации источников поступления энергоресурсов в страну. Частично эта задача будет решена с началом функционирования нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Кроме того, на заседании СНБ была констатирована необходимость использования внутренних резервов. Среди них выделены такие направления как строительство в стране новых трубопроводов, хранилищ для газа и нефти, которые позволят реализовать стратегическую цель по превращению Турции в глобальный транзитный пункт для транспортировки энергоресурсов с Востока на Запад и с Севера на Юг.

Также подчеркнута экстренная необходимость строительства в стране новых гидро и теплоэлектростанций. Особо отмечена с точки зрения обеспечения энергетической безопасности страны значимость строительства атомных электростанций. Дано указание соответствующим ведомствам изыскать необходимые для этого инвестиции.

Эксперты, анализируя отдельные положения доклада министра энергетики и природных ресурсов Х. Гюлера, обращают внимание, что эффективная и выгодная для Турции реализация предложенных мер по диверсификации источников энергоресурсов для снятия синдрома зависимости от Москвы во многом зависит от дальнейшего углубления многопланового партнерства с Россией.

Объективные геополитические и экономические обстоятельства складываются таким образом, что сотрудничество в энергетической области двух евразийских государств России и Турции – это наиболее эффективный путь для решения очень важных для обеих сторон не только экономических проблем, но и задач в других областях, включая политическую, военную, а также энергетическую безопасность.

Об этом говорят уже сейчас существующие проекты трубопроводов для транспортировки российских нефти и газа через турецкую территорию в Израиль. Взаимопонимание по этому вопросу было, в частности, достигнуто 9-10 октября с.г. в Анкаре во время заседания турецко-израильской рабочей группы по вопросам сотрудничества в области энергетики. Есть проекты и предложения по совместному российско-турецкому строительству на турецкой территории нефте-газохранилищ и участию российских компаний в газификации страны.

Председатель правления крупнейшего в РФ энергохолдинга РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс заявил о том, что возглавляемая им компания планирует поставлять электроэнергию через страны Закавказья в Турцию. Холдинг планирует также принимать участие в приватизации турецких энергетических объектов. Его глава характеризовал турецкий рынок «как очень перспективный».

Мы ни в коей мере не отрицаем классического правила по решению задачи обеспечения энергетической безопасности любой страны, в т.ч. Турции, заключающегося в необходимости диверсификации источников поступления в страну энергоресурсов. Все дело в разумном соотношении политических и экономических доводов в пользу или против того или иного варианта. Мы также далеки от мысли рассматривать российское направление как единственное и безальтернативное.

Тем не менее, равноценной (выделено автором) замены этому пути, даже в рамках ЕС, сегодня и в обозримом будущем не просматривается. Однако, если поиски такой замены начнутся (вновь вспыхнувший в Анкаре синдром энергозависимости от России – один из сигналов этого процесса), то это вольно или невольно может оказать негативное влияние на дальнейшее углубление взаимовыгодного сотрудничества двух стран в энергетической области.

Ведь целесообразность того или иного совместного проекта будет уже рассматриваться не столько с точки зрения экономической привлекательности и энергетических интересов страны, сколько с целью решения задачи по предотвращению роста т.н. энергозависимости от России.

Необходимо отметить, что эти необоснованные опасения не новы. Их всплеск наблюдался в Турции в конце 90-х годов прошлого столетия, когда стоял вопрос об окончательном подписании Соглашения о строительстве «Голубого потока». Ряд западных стран, прежде всего США, категорически возражали против реализации этого объекта. Они открыто говорили о газовой кабале, в которую, якобы, попадет в таком случае Турция.

Однако сегодня ясно, что так называемая кабала обернулась хорошими темпами развития турецкой экономики, что, в немалой степени, обеспечено стабильными поставками российского природного газа, как по западному маршруту, так и по «Голубому потоку».

Реализация этого проекта продемонстрировала всему миру, в т.ч. определенным кругам в России и Турции, что не только Анкара в этой области зависит от Москвы, но и Москва в такой же степени зависит от Анкары. Россия и Турция в этой сфере взаимозависимы. И эта взаимозависимость двух евразийских стран со схожей имперской историей не всегда вписывается сегодня в рамки некоторых классических правил межгосударственных отношений, включая сферу обеспечения энергетической безопасности.

В случае понимания у обеих сторон стратегической важности этого процесса, взаимозависимость двух стран будет укрепляться, так как их сотрудничество в энергетической сфере начинает приобретать на нынешнем этапе региональный и глобальный характер. В случае непонимания – Москве и Анкаре придется порознь решать много дополнительных проблем на евразийской геополитической арене. Это чревато для них значительными потерями, и не только материальными, серьезной стагнацией стабильно развивающихся сегодня во всех областях российско-турецких связей по пути к многоплановому партнерству.

Из-за этой ситуации российско-турецкие отношения сегодня реально выглядят очень многообещающими, но не простыми. Москве и Анкаре предстоит поиск разумного решения ряда задач, в т.ч. в сфере энергетического сотрудничества.

Где же взаимоприемлемый выход из складывающейся ситуации? Думая над ответом на этот вопрос, автор вспомнил одну встречу. В конце 90-х годов прошлого столетия ему довелось беседовать с одним из крупнейших государственных и политических деятелей Турции, политиком уникальной судьбы, тогдашним президентом страны Сулейманом Демирелем. «Двадцать один год – депутат парламента, генеральный председатель ведущих политических партий, двенадцать лет – премьер- министр, семь лет – президент, семь лет под домашним арестом, восемь лет в оппозиции, один переворот и еще один полупереворот. Таков мой послужной список», - так Сулейман Демирель описал свою политическую биографию, выступая на состоявшейся в 2000 году в Стамбуле конференции «Лидерство – 2000».

Думается, его мнение заслуживает внимания еще и потому, что он уделял значительное внимание отношениям Турции с «великим северным соседом». Сулейман Демирель, анализируя историю взаимоотношений Турции и Советского Союза, Турции и новой России, набирающие обороты российско-турецкие связи в конце 90-х годов, в качестве главного выделил в них степень и уровень истинного обоюдного доверия между Москвой и Анкарой.

Он констатировал, не умаляя значимости нефти и газа, что именно этот фактор будет все же определяющим в российско-турецких отношениях 21-го века.

Это высказывание особенно злободневно сегодня, накануне встречи президента России В.В. Путина, премьер-министров Турции и Италии Р.Т. Эрдогана и С.Берлускони 17 ноября в турецком черноморском городе Самсуне, где в торжественной обстановке будет открыт уникальный трубопровод «Голубой поток». Будут обсуждены и ряд других новых энергетических проектов.

Думается, что эффективность обсуждения этих проектов и перспектива их реализации будет во многом зависеть от вышеуказанного фактора. Нынешний этап глобальных и региональных преобразований в мире, а также российско-турецкого взаимовыгодного многопланового партнерства требуют сегодня нового, еще более высокого уровня взаимного доверия между Москвой и Анкарой.

Накопленный за последние десять лет позитивный потенциал двусторонних отношений позволяет решить эту задачу при условии наличия доброй воли и умения обеих сторон идти на разумный компромисс.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03602 sec