Экология Каспия.Время подумать о будущем!

07 сентября 2004

В сентябре 2004 года в Иране планируется проведение очередного заседания постоянно действующей межправительственной комиссии прикаспийских государств, в ходе которой будут обсуждаться вопросы дальнейшего совместного использования ресурсов Каспийского моря. В свете нынешнего ажиотажа вокруг поставок нефти на мировые рынки повестка дня предполагает серьезные дебаты по поводу окончательного разделения морского шельфа, в недрах которого сосредоточено порядка 15 процентов мировых запасов углеводородного сырья. К сожалению, нет среди обсуждаемых тем вопроса совместных действий по защите экологической безопасности нашей общей среды обитания. Не планируется на заседании и обсуждение проблемы осетровых, промысел которых приносит немалые доходы странам, имеющим выход к тому уникальному во всех отношениях природному явлению, каким является Каспий.

Что дает "царская рыба"

По данным МВД России и Азербайджана, общие доходы от промысловой добычи каспийских осетровых на сегодняшний день не поддается четкому учету, так как львиная доля ловли осетрины, белуги и севрюги приходится на "негосударственные структуры". В данном случае имеются в виду не только и не столько браконьерский лов, сколько тщательно скрываемые от налоговых органов объемы добычи осетрины и черной икры тех предприятий и хозяйств, которые имеют официальные лицензии и квоты.

О реальных доходах "рыбной мафии" в одном только Азербайджане можно судить по следующим цифрам. Цена одного килограмма свежей осетрины "из первых рук" (читай – непосредственно от браконьера) составляет около 1 доллара США. Стоимость того же килограмма на бакинских рынках достигает 5 долларов, возрастая до 12 на московских и 40 – на европейских или американских. В период нереста "домашнюю" черную икру в приморских районах Азербайджана можно приобрести по цене в 5-7 долларов за килограмм. Три тысячи долларов за килограмм белужьей икры – нормальная цена этого деликатеса на торгах в Северной Америке. Суммы доходов и процент прибыли несложно подсчитать, если учесть, что ежегодно через руки "рыбной мафии" проходят миллионы килограммов реликтовых пород белой рыбы, во все времена считавшейся "царской", и тонны черной икры, остающейся во всем мире самым изысканным деликатесом.

Впрочем, не о мафии – рыбной или какой-либо иной – речь. Разговор о том, что наши потомки могут вообще не узнать вкус тех блюд, которые столетиями украшали наши праздничные столы.

Враги мнимые и реальные

"Слава Всевышнему, врагов у меня меньше, чем у осетров!" – сказал много лет назад покойный ныне Гейдар Алиев, имея в виду катастрофическое уменьшение популяции "царской рыбы" (а с ней и бюджетных доходов) в Азербайджане.

Ситуация вокруг воспроизводства осетрины, белуги и севрюги сегодня такова, что заставляет всерьез задуматься над тем, окажется ли этот ценный промысловый вид рыбы доступной для грядущих поколений. По данным постоянного комитета Международной конвенции по охране дикой природы (CITES), более 70 процентов ежегодного улова осетровых на Каспии приходится на браконьеров. И успехами в борьбе с ними, увы, не могут похвастаться ни в Азербайджане, ни в России, ни в Иране, ни в Казахстане. Трагизм ситуации заключается в том, что пик браконьерства приходится на период нереста: осетровые вылавливаются ради черной икры, а сама рыба варварски уничтожается, нанося невосполнимый ущерб экологии.

Колоссальный урон экосистеме моря приносят нефтяные разработки в акватории Каспия. Несмотря на заверения международных консорциумов, занимающихся добычей углеводородного сырья, применение даже самых современных технологий и объявляемые суммы отчислений на поддержание экологической безопасности не могут представляться достаточными с точки зрения сохранения популяции осетровых. По сведениям независимых экспертов, объявленный крупнейшими разработчиками месторождений т.н. "принцип нулевого сброса" сегодня не работает. Прямым следствием сброса нефти в воды Каспия является ежегодная гибель до 1-1,5 млн. осетровых.

Каспий – международный морской бассейн. Общеизвестно, что ежегодно прибрежными странами в его акваторию сбрасывается не менее 40 млн. кубометров сточных вод, включающих отнюдь не только городские и сельскохозяйственные стоки. Основную опасность для экосреды представляют промышленные отходы, попадающие в море, минуя сколько-нибудь действенные очистительные сооружения. С учетом практически полного отсутствия в прикаспийских государствах (за исключением России и, частично, Ирана) предприятий по утилизации промышленных отходов, считается, что сточные воды остаются на сегодняшний день одной из важнейших причин плачевной экологической ситуации и сокращения запасов рыбы.

Ну и, наконец, следует сказать о том, что, несмотря на наличие в странах региона национальных программ по сохранению биоресурсов моря, их эффективность трудно оценить положительно. Не "работают" программы расширения ареала естественного нереста осетровых ни на Волге, ни на Куре. До настоящего времени не реализуется финансированный зарубежными инвесторами проект реабилитации дельты Куры, протекающей, как известно, по территории Турции, Грузии и Азербайджана. Относительное благополучие приграничного Аракса также вызывает серьезные опасения в свете планирующегося строительства нефте- и газопроводов, пересекающих дельту реки. Результаты последних международных экспедиций заставляют всерьез опасаться по поводу гидрохимических условий среды, а также зообентоса – кормовой базы осетровых.

"Царская рыба", как известно, питается килькой, а ее запасы в той же Куре, по данным зарубежных ученых, катастрофически сокращаются. И причины этого кроются как в общем ухудшении зоопланктона – кормовой базы самих килек, так и в их массовом вылове на всей протяженности течения. Серьезные опасения ученых вызывает все ухудшающийся химический состав воды Каспия. Официальные данные последних лет отрицают этот факт, однако независимая экспертиза проб воды в районах впадения в море Куры и Каспия показала наличие в них не только тяжелых металлов, но и радиоактивных элементов.


Есть ли будущее у осетровых?

Согласно священным писаниям большинства народов мира, создав животных и рыб, Творец велел им плодиться и размножаться. Только применительно к каспийским осетровым завет этот без участия и помощи человека давно уже не работает. По данным экологов, сегодняшние запасы рыбы составляют менее трети той популяции, которая водилась в море каких-то 25-30 лет назад.

Данные о численности осетровых в различных официальных справочниках разнятся настолько, что лишают смысла любую попытку учета статистических данных. Согласно сведениям упомянутой выше CITES, которые использовались в прошлом году для определения квоты рыбной ловли, за последние 5 лет популяция осетровых в Каспии увеличилась с 7,6 млн. до 11,6 млн. голов. Эти цифры стали основанием для определения квоты в 155 тонн рыбы в год для каждой из стран региона, однако итоги путины нынешнего года не позволили выбрать и 70 процентов от этого показателя.

По мнению российского ученого-генетика В.Биршейна, реальное количество осетровых в Каспии вряд ли достигает полумиллиона. Более того, экологи считают, что ежегодно популяция этой рыбы сокращается на 40 процентов, а по сравнению в 70-ми годами прошлого века численность осетровых сократилась почти на 90 процентов.

В настоящее время во всех странах Прикаспийского региона ведется интенсивная работа по выращиванию осетрового молодняка. Экономическая эффективность подобного подхода, к счастью для популяции редкого вида рыбы, срабатывает лучше, чем осознание глубины экологических угроз. Вместе с тем, нынешние темпы такой работы, удовлетворяя запросы того или иного хозяйства, никак не могут считаться достаточными с точки зрения восполнения рыбных запасов Каспия. С введением в эксплуатацию Хыллинского осетрового завода, например, только в Азербайджане ежегодно выращивается до 20 млн. мальков осетровых рыб. Примерно такое же количество молодняка приходится на рыбные хозяйства России и Ирана. Только цифры эти, надо подчеркнуть, чисто теоретические. Азербайджанский рыбхоз, например, в текущем году заявил, что в Каспий выпущено порядка 6 млн. мальков, однако, по мнению специалистов, эта цифра завышена, по крайней мере, в 30 раз. Какой смысл выпускать в море мальков, полагают на подобных предприятиях, если три четверти мальков погибают в первые же недели самостоятельной жизни, а тех, кому удается выжить и подрасти, отлавливают браконьеры. Такой вот замкнутый круг получается.

Интересно в этой связи отметить и тот факт, что не так давно влиятельная организация "Кавьяр эмитор" инициировала обсуждение в США вопроса о введении эмбарго на импорт в страну каспийской черной икры. Сегодня это вопрос всерьез изучается американской службой охраны рыбных ресурсов и животного мира. Ожидается, что сразу после выборов нового главы Белого дома названная служба представит свои предложения по данному вопросу как президенту США, так и главам пяти прикаспийских государств.

Выражая общее мнение своих зарубежных коллег, могу сказать только то, что проблему осетровых в Каспийском море, как и весь комплекс природоохранительных мер общей для наших стран экологической среды должны решать не в Вашингтоне. Решать наши общие проблемы мы можем и должны здесь, на Каспии. Решать всерьез и сообща.

Хорошо, если этот вопрос найдет понимание на открывающемся нынешней осенью заседании межправительственной комиссии Прикаспийских государств. Понятно, что нефть достается проще, чем осетровые, за которыми надо ухаживать, и дает большие дивиденды, но, господа, может быть, все таки пришло время подумать и о будущем?

Рамиз Ахундов, профессор, Баку,
Портал "Соотечественники", 06.09.04
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02984 sec