По газопроводу Иран-Армения в Европу газ не протолкнуть: интервью председателя правления-гендиректора ЗАО "Армросгазпром" Карена Карапетяна ИА REGNUM

18 июня 2004
Г-н Карапетян, недавно был подписан основной договор по строительству газопровода Иран-Армения. Какова Ваша оценка данному проекту с точки зрения энергетической безопасности Армении, локальной и региональной значимости будущего газопровода? Интересно также, каким будет участие компании "Армросгазпром" в реализации проекта.

Заказчиком газопровода Иран-Армения является правительство Армении. "Армросгазпром" является одним из претендентов на право участия в строительстве и дальнейшей эксплуатации этого газопровода. Уверен, одним из основных претендентов, поскольку мы, как минимум, уже расквартированы в Армении, имеем свои базы, соответствующие строительные структуры и т.д. На мой взгляд, кто бы ни пришел сюда работать и кто бы ни стал подрядчиком проекта - он, так или иначе, должен сотрудничать с нами – в этом есть большой экономический резон.

В настоящее время мы совместно с нашим учредителем – компанией "Газпром" решаем вопрос конкретно нашего участия. В частности, в ведущем институте России "Гипроспецгаз" уже заказано технико-экономическое обоснование (ТЭО). Буквально в этом месяце приезжает представительная рабочая группа, которая изучит трассу, рассмотрит экономическую составляющую проекта, и после этого мы примем решение и с соответствующим предложением обратимся к правительству Армении.

Что касается актуальности газопровода Иран-Армения... В контексте энергетической безопасности, да и не только, это вопрос номер один. По сравнению с этим никаких других вопросов не существует. Вы знаете, через какие регионы проходит существующий газопровод (через Северный Кавказ и Грузию – ред.), и достаточно нескольких форс-мажоров, чтобы встать перед серьезными проблемами. Конечно, Армения в некоторой степени защищена, у нас есть подземные хранилища газа (единственные в регионе – ред.), где хранится достаточно солидный объем для такого рода случаев. Однако альтернативный источник газа - это просто здорово, учитывая потенциальные возможности Армении в смысле энергетических мощностей. Считаю, что после строительства газопровода Армения будет иметь все шансы стать одной из самых либеральных в регионе площадок по продаже электроэнергии, с учетом явного дефицита электроэнергии в соседних странах. Так что, газопровод Иран-Армения не только благоприятно скажется на энергетической безопасности республики, но и очень сильно оживит экономику.

В контексте прокладки газовой трубы из Ирана в Армению делаются ссылки на, как минимум, две причины, которые могут вызвать или вызвали недовольство Москвы. Первое - потеря армянского рынка, второе – сценарий продолжения газопровода в Европу с угрозой монопольным позициям России на уже европейском рынке. Насколько обоснованы подобного рода рассуждения?

Самое интересное, что среди экспертов таких разговоров нет, и не может быть. И наоборот, такие разговоры есть в СМИ, которые пытаются не углубляться, а руководствуются внешними признаками. В чем здесь суть ... Формула газопровода общеизвестна – Иран дает газ и получает столько киловатт электроэнергии, сколько необходимо с этого газа выработать.

То есть, рынок, который у нас есть, и рынок, который создает, в частности, наша компания – питается, и будет питаться российским газом. Таким образом, иранский газ ни на йоту не сузит армянский рынок российского поставщика.

Что касается возможного транзита, то в соответствии с подготавливаемым ТЭО и теми затратами, которые готовятся понести правительство и соответствующие финансовые структуры, мы получаем трубу диаметром в 700 мм. По этой трубе дальше Армении газ невозможно протолкнуть, невозможно просто технически. А транзитный газопровод обошелся бы в три раз дороже. Еще не до конца расписана финансовая составляющая проекта, но уже можно констатировать, что Армения этим проектом решает одну задачу – создание альтернативного газопровода, который повысит энергетическую безопасность страны.

Сколько газа поступает Армению через территорию Грузии? Каково техническое состояние этой трубы, ведутся ли какие-либо работы по повышению безопасности маршрута и т.д.?

В 2003 году в Армению по данной трубе поступило 1, 250 млрд. куб/м. газа, против 1, 050 млрд. в 2002 году. Мы рассчитываем, что в этом году газа поступит до 1, 450 млрд. куб/м., то есть на 150-200 млн. больше.

Состояние газопровода в Грузии, скажем прямо, оставляет желать лучшего. Газопровод и вообще газовое хозяйство нуждаются в регулярном уходе. Здесь сэкономленный доллар, завтра не окупается тремя. К тому же газопровод – достаточно дорогая вещь, построить сегодня или завтра новый в таких странах, как Грузия или Армения – вещь достаточно сложная, и нам впору дрожать над состоянием имеющейся коммуникации, чтобы завтра не оказаться перед разбитым корытом. Я надеюсь, что экономические проблемы, связанные в числе прочих и с собираемостью оплаты за газ, в Грузии, наконец, утрясутся. Мы координируем наши действия с грузинскими специалистами, высылаем наши бригады на помощь грузинским коллегам, чтобы состояние газопровода, было более или менее прогнозируемым.

Как обстоят дела со сборами в Армении?

Более 100%.

Вы указали на наличие подземных хранилищ газа. Сколько газа хранится в Армении на экстренные случаи?

В летнее время хватит на полтора-два месяца.

Г-н Карапетян, на какой стадии находится процесс газификации Армении?

Я приведу некоторые цифры для сравнения. В момент образования компании "Армросгазпром" в 1997 году, можно было с большой натяжкой сказать, что количество абонентов колебалось в районе 70 тыс. На самом деле, цифра завышена. По состоянию на 1-ое января 2003 года этот показатель составил 132 тыс. абонентов. То есть за шесть лет было приведено 62 тыс. абонентов, причем в 2002 год рост составил 20 тыс. абонентов, сравни в предыдущие пять лет – всего 40 тыс. На 1-ое января 2004 года у нас уже было 186 тыс. абонентов, то есть за год было приведено 54 тыс. абонентов. Газ непосредственно поведен еще к 90 тыс. абонентам, то есть на указанный период мы имели 186 тыс. реальных абонентов, плюс 90 тыс. потенциальных. В сумме работа выполнена в отношении 277 тыс. абонентов. Почему эти 90 тысяч не стали реальными потребителями – проблема социального характера, связанная с отсутствием возможности у потребителя внеси единовременную оплату за газовый счетчик и внутридомный монтаж труб.

К концу 2004 года мы планируем увеличить число реальных абонентов на 60 тыс. - 80 тыс., а потенциальных до150 тыс. Итого, на конец текущего года мы будем иметь порядка 430 тыс. потенциальных абонентов, из них реальных - до 260 тыс.

По нашим данным при СССР в Армении было 485 тыс. абонентов, при этом, возможно, таковыми считались и пользователи баллонным газом. Исходя из этого, мы можем прогнозировать, что к началу 2005 года, имея 430 тыс. реальных и потенциальных абонентов, наш фронт капитальных работ достаточно сузится. Мы заявляли, что завершим газификацию страны в 2007-2008 году, но я думаю, что реально мы завершим это дело раньше.

Процентное соотношение реальных абонентов к потенциальным свидетельствует о том, что процент наполнения недостаточно высок. То есть наши затраты не соответствуют росту количества реальных потребителей газа. И что мы предприняли... Мы заключили соглашение с "Ардшининвестбанком", которым фактически гарантировали оплату со стороны наших абонентов – нашу готовность влиять на этот процесс, и банк сейчас предоставляет кредиты на покупку газовых счетчиков. Для покупки счетчика абонент платит 40 тыс. драм, которые мы ему возвращаем газом. Абоненты, не способные изыскать такую сумму, берут ее в банке, и через год возвращают ее газом. На бюджете конкретного потребителя сказывается только обслуживание кредита – оплата процентов. Причем, совершенно очевидно, что, пользуясь газом, абонент экономит на электроэнергии, мало того, что экономит, даже с вычетом суммы, натекающей по процентам, остается в наваре. У него получается дополнительный ресурс активов, превышающий сумму по процентам. Такая схема оценена по достоинству – порядка 10-12% поступлений за счетчики составляют кредитные ресурсы, предоставленные банком.

Что еще повлияло на беспрецедентные темпы газификации... Я не случайно употребил именно это слово, поскольку, ни одна страна СНГ не газифицируется так же активно, как Армения, даже Туркменистан, имеющий огромные запасы газа. Так вот, мы неоднократно заявляли, что абсолютно осознанно отказываемся от монополии на проведение внутридомных работ. Сегодня в области проведения внутридомного газового хозяйства работают порядка 100 структур, из которых наши только 3. Это другая форма собственности, это привлечение соответствующих специалистов, финансов, что, естественно, позволило либерализовать поле и активизировать процесс газификации.

Решена ли проблема газификации многоквартирных домов?

Не до конца. Вы, наверное, имеете в виду СНиП (строительные нормы и правила). Вопрос безопасности газификации для нас тоже весьма актуален. Недавно мы провели совещание по данной теме с участием всех заинтересованных органов, в том числе Общества защиты потребителей, Госстроя, лицензионного и инспекционного управлений, пожарников, представителей "Армгортехнадзора" и т.д. Ведь достаточно одного нерадивого потребителя в многоквартирном здании, и оно превращается в потенциальную бомбу. С другой стороны для нас очень актуально, чтобы наши новые абоненты использовали газ не только для варки кофе. В этом случае проводить внутридомные работы не выгодно ни нам, ни самому абоненту. Сейчас мы частично изменили подходы и стараемся, не в ущерб безопасности, позволить потребителю использовать газ также и в целях отопления жилья. В этом случае экономический эффект и выгода удовлетворяет все стороны.

Источник:"regnum",17.06.04
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03449 sec