Пираты Каспийского моря

21 мая 2004
В ходе недавнего визита российского президента в Казахстан было принято решение о разработках Северного Каспия. Ранее, летом прошлого года, нефтегазовые компании России и Казахстана сделали первые шаги к тому, чтобы совместно разрабатывать месторождения в северной части моря-озера. Это лишь последнее доказательство того, что динамику и уровень взаимоотношений прикаспийских государств продолжают определять нефть и газ.

При этом многие забывают, что Каспийское море на протяжении всей своей истории было и остается важнейшим источником биологических ресурсов. Здесь особая роль принадлежит именно пресноводному и мелководному Северному Каспию, который имеет богатый биогенный речной сток, благоприятные условия нереста и подрастания молоди рыб. Ценность осетровых пород - в производстве черной икры, дорогостоящего деликатеса, который пользуется спросом на международном рынке. Если сравнивать по цене тонну икры и нефти, то сравнение будет явно не в пользу последней. Неслучайно для обеспечения сохранения и воспроизводства рыбных запасов Казахстан еще в 1974 г., а Россия в 1975 г. правительственными постановлениями установили в северной части Каспийского моря с дельтой реки Волги заповедную зону. В этой зоне запрещалось ведение геологоразведочных и сейсморазведочных работ, а также вводился особый режим сброса балластных вод, судоходства и другой деятельности.

Вполне очевидны экономические причины, заставляющие прикаспийские государства форсировать разработку месторождений Каспия, а также стремление каждой из стран не отстать от своего соседа. Для лидеров новых прикаспийских государств успешный ход разработок месторождений на Каспии означает не только достижение экономической стабильности, но и подтверждение мудрости высшего руководства. Согласно весьма амбициозным расчетам Астаны, к 2005 г. на месторождениях, расположенных на территории республики, будет добываться до 100 млн тонн нефти, что в два раза больше нынешнего уровня добычи.

Для России же Каспий остается важным в первую очередь с политической точки зрения, его влияние на экономическое развитие страны не так сильно. Тем не менее, Москва в силу своего геополитического статуса не может остаться в стороне от набирающего силу процесса разработки углеводородного сырья на Каспии. Но об этом подробнее ниже.

Между тем сегодня, еще до начала крупномасштабной добычи углеводородного сырья, на Каспии сложилась катастрофическая ситуация в сфере экологии, под угрозой оказались многие виды рыб, прежде всего осетровые. Лидирующим загрязнителем Каспия остаются нефтяные углеводороды, средняя концентрация которых превышает норму для рыбохозяйственных водоемов в 1,5—2 раза. Других вредных загрязняющих веществ выше предельно допустимых величин для рыбного хозяйства Каспия, к счастью, не наблюдается, если не принимать во внимание случаи, связанные с локальным загрязнением, а также с залповыми выбросами и различными техногенными авариями.

Экологическая ситуация на Каспии увязана с разработкой углеводородного сырья. Экологические проблемы есть как в береговой зоне, так и в зоне контакта моря с сушей, да и в самом море. Значительная часть экологических проблем «транспортируется» со всего бассейна Каспийского моря, причем ведущую роль в этом процессе играет Волга. Экология Каспийского моря во многом определяется состоянием его водосборного бассейна, где экологические проблемы многочисленны и разнообразны по характеру. Они напрямую зависят от экономической направленности развития той или иной области бассейна, то есть самого моря, прибрежных территорий и водосборных бассейнов рек, впадающих в него. Среди этих проблем — качественное и количественное истощение природных ресурсов (включая биоресурсы), используемых в хозяйственном обороте; деградация наземных природных и антропогенных экосистем; ухудшение условий жизнедеятельности населения и состояние его здоровья; загрязнение морской среды и деградация водных экосистем.

Основные источники загрязнения природной среды Каспийского моря - вынос с речным стоком (материковый сток); сброс неочищенных промышленных и сельскохозяйственных стоков, коммунально-бытовых сточных вод городов и поселков побережья; судоходство — речное и морское; эксплуатация нефтяных и газовых скважин на суше и на шельфе; транспортировка нефти морским путем; вторичное загрязнение при дноуглубительных работах; дальний атмосферный и водный перенос загрязняющих веществ из других районов.

Говоря о загрязнении Каспия в целом, нужно иметь в виду вот что. С одной стороны, неравномерное распределение источников загрязнения по периметру моря приводит к неравномерному же загрязнению отдельных его участков, с другой — в силу наличия вдольберегового циклонального характера течений загрязнение одной его части неизбежно приводит к загрязнению другой. Кроме того, загрязняющие вещества накапливаются в поверхностном слое, локализуются в переходных зонах вода — атмосфера и вода — донные отложения, тяготеют к маргинальным (окраинным) областям моря. Иными словами, в большей степени загрязняются наиболее биологически значимые части моря. Опасным остается химическое загрязнение, которое определяется высоким содержанием нефтяных углеводородов, хлорорганических соединений, тяжелых металлов, радионуклеидов.

На Каспии сохранилось единственное морское млекопитающее северного происхождения — каспийский тюлень, издавна остающийся объектом промысла. Последние десятилетия популяция каспийского тюленя находится в критическом состоянии вследствие кризиса воспроизводства. Каспийское море остается важным районом сезонных перелетов, линьки и зимовки птиц практически со всей территории бывшего Советского Союза, а также с берегов Средиземного моря. Водно-биологические угодья представляют значительную экономическую ценность и для сельского хозяйства, и как места туризма и отдыха.

Сегодняшний кризис вызван и «советским экологическим наследием» – загрязнением моря, в результате чего практически была утрачена возможность регулирования и контроля вылова осетровых. Рыбный промысел в новых независимых государствах ведется без соблюдения взаимосогласованных квот и научных рекомендаций по лову. Основное бремя затрат по поддержанию запасов ценных видов рыб Каспия несла и несет Россия. Сегодня легальные уловы российских рыбаков оказываются недостаточными даже для обеспечения рыбоводных заводов осетровыми видами рыб, а они нужны, чтобы получать икру для искусственного воспроизводства мальков, а также для промышленного производства рыбной продукции и черной икры.

Пока дипломаты и политики рассуждают о проблеме раздела Каспия, криминальные структуры давно поделили побережье моря. Начался широкомасштабный нерегулируемый вылов, или браконьерство, которое в десятки раз превышает объемы легального вылова и научно обоснованных уловов. Особенно велики его масштабы в море. Браконьерство стало обычным во всех прикаспийских странах и даже в Иране. Тегеран ведет узаконенный им самим государственный браконьерский лов осетровых. И есть предпосылки для ухудшения экологической ситуации уже в ближайшем будущем. Нельзя сбрасывать со счетов «технологический терроризм», направленный на повреждение или уничтожение морских платформ или подводных нефтепроводов для нанесения ущерба окружающей среде.

Создание каждым из прикаспийских государств военно-морских сил, нерешенный вопрос международно-правового статуса Каспийского моря, а также амбициозные планы каждого из новых прикаспийских государств по многократному наращиванию экспорта нефти и газа на внешние рынки создают предпосылки для нагнетания напряженности в регионе, тем самым превращая нефтегазовую инфраструктуру в привлекательный объект для давления при возникающих разногласиях.

Кроме того, Каспий имеет большие перспективы стать важным сегментом комплексных трансконтинентальных транспортных систем по линии Север — Юг и Восток — Запад, освоение которых может принести значительные доходы прикаспийским государствам. Речь идет, в первую очередь, о транспортном коридоре Россия (порт Оля, Астраханская область) — Каспийское море — Иран — Индия. Его стратегическое назначение - оттянуть часть грузов с ТРАСЕКА (Великого шелкового пути), проходящего вне пределов современной России, который США рассматривают как транспортно-коммуникационную изоляцию России.

В последние годы ежегодно регистрируется около 20—30 случаев «технологического терроризма» и, кроме того, постоянно увеличивается число техногенных аварий. Добыча нефти уже ведется, и вскоре на Каспии во много раз возрастет интенсивность ее транспортировки танкерами, что сильно увеличивает риск нефтяного загрязнения. Такие перевозки по маршруту Актау (Казахстан) — Дюбенды (Азербайджан) уже практикует «КазТрансойл». В планах компании перевозить танкерами 1 млн тонн нефти ежегодно. Из-за периодического прекращения отгрузки нефти Азербайджаном для нефтепровода Баку - Новороссийск рассматривается вопрос о возможности транспортировки нефти из Актау в Махачкалу (Россия) и в Неку (Иран), где она будет перегружаться в недавно построенный трубопровод в обход Чечни. Как утверждают специалисты, тенгизскую нефть невозможно подготовить к транспортировке так, чтобы она не повлияла на бортовую систему любого танкера. А потому никто не застрахован от возможных аварий и разливов нефти. Для Каспия - замкнутой экосистемы - достаточно небольшой аварии с разливом нефти, чтобы вызвать начало гибели моря.

Уникальная каспийская экосистема и ее биоразнообразие неразрывно связаны - в силу замкнутого характера водоема. В этих условиях исключительно важное значение приобретает выработка мер по минимизации ущерба морской среде, в частности, в результате возможных техногенных или природных аварий на трубопроводах. Тем более, что намечаемые для них трассы проходят через участки чрезвычайно активной геодинамики.

Согласно заключениям российских сейсмологов, прокладка нефтепроводов по дну Каспия чревата авариями и обширными разливами нефти в результате подводных землетрясений, что в конечном счете создает предпосылки для негативных экологических и социально-экономических последствий. Кроме того, дно Каспия подвержено грязевому вулканизму. Особенно опасны по своим экологическим последствиям сероводородосодержащие месторождения нефти и газа (подобные Тенгизскому). При сильном землетрясении вполне возможны выбросы на поверхность и в атмосферу под сильным давлением углеводородов с сероводородом. Тяжелые экологические последствия длительного и относительно локального воздействия сероводорода на окружающую среду хорошо видны на примере Астраханского (Аксарайского) газоконденсатного комбината. По этой причине строительство надежного нефтепровода в этих местах практически исключено. Абсолютно надежная труба будет иметь колоссальную стоимость, что сделает невыгодной транспортировку любой, даже самой дешевой, нефти.

Таким образом, нефтегазовый сценарий развития эксплуатации богатств Каспия негативно скажется в первую очередь на состоянии рыболовства и рыбном промысле в целом, поскольку бурение началось в Северном Каспии в местах нереста и нагула осетровых и на путях их миграции. Прикаспийские страны только из-за потери осетрового промысла будут недобирать около 6 млрд дол. ежегодно. Кроме того, более чем на 90% ущерб будет нанесен икорному бизнесу, годовой оборот которого оценивается в 10 млрд долларов. Кстати, велика экономическая ценность и других промысловых видов рыб и морских животных Каспия, которые могут пострадать.

Однако вернемся к России. Каспий всегда был зоной ее национальных интересов. Сегодня его значение для экономики и безопасности страны существенно возросло. Кризисная политическая, социально-экономическая и эколого-ресурсная ситуация на Каспии представляет серьезную угрозу национальной безопасности России и ее интересам, требует корректирования инертной политики Москвы в этом регионе. Решение проблем использования природных ресурсов Каспийского моря и связанных с ними экологических проблем осложняется из-за сохраняющейся неопределенности его правового статуса.

В контексте обеспечения экологической безопасности в каспийском регионе усилия России должны быть направлены на решение двух взаимосвязанных стратегически важных задач. Во-первых, необходимо обеспечить должное использование природоохранительной и природоресурсной составляющей российской политики в качестве инструмента противодействия попыткам отдельных стран уменьшить роль России и масштабы ее влияния на политическую и экономическую ситуацию в регионе. Во-вторых, следует предпринять меры, направленные на сохранение морской среды и экосистемы Каспия. Ведь в конечном счете биологические ресурсы Каспийского моря, в отличие от минерально-сырьевых, возобновляемы и при правильной их эксплуатации могут служить людям сколь угодно долго.

С геополитической точки зрения решение обеих задач напрямую зависит от международно-правовой обоснованности реально существующих прав России на акваторию и пространства Каспийского моря и ее стратегической роли в сохранении биоресурсов и экосистемы моря, находящихся под угрозой разрушения.

Взвешенный, согласованный между всеми прикаспийскими государствами подход к управлению всеми видами природных ресурсов Каспия представляется не только единственно правильным с точки зрения права, но и практически безальтернативным, если исходить из долговременных интересов всех прикаспийских государств позволит исключить противопоставление углеводородных и уникальных биологических ресурсов.

Источник:"Евразия сегодня",№24.2004

www.eurasia.ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03587 sec