Надо понимать, что 87% мировых запасов нефти и газа находится за пределами России

06 апреля 2004
Компания "ЛУКОЙЛ" создает собственный центр по добыче нефти и газа на Ближнем Востоке. Оператор заграничных проектов компании - "ЛУКОЙЛ Оверсиз" в этом году подписал контракт на разведку газа в ранее закрытой для иностранного участия Саудовской Аравии, работает в Египте и Иране, а также собирается принять участие в новых тендерах, проводимых в этих и других странах региона. Компания намерена увеличить долю зарубежных проектов в добыче до 20% к 2013 году. И это без учета "подвисшего" в Ираке контракта по разработке нефтяного месторождения "Западная Курна-2", запасы которого оцениваются в 6 млрд. баррелей. О международных проектах "ЛУКОЙЛа" корреспонденту "Известий" Игорю ПОПОВУ рассказал президент компании "ЛУКОЙЛ Оверсиз" Андрей КУЗЯЕВ.

- Что сейчас происходит с проектом "Западная Курна-2"? Как часто вы бываете сейчас в Ираке?

- За последние 3 месяца я был в Ираке 2 раза.

- И как там обстановка?

- Ощущение напряженности присутствует, но по-другому и не может быть в стране, где идет становление новой власти. В какой-то степени это напоминает то, что происходило у нас в России, когда советская власть ушла, а другая власть только формировалась. Я думаю, что это сродни проблемам нашего переходного периода.

- Сейчас в Ираке есть с кем вести консультации по вашему проекту?

- Там уже есть достаточно четко организованная иерархическая структура. Присутствует оккупационная администрация США, под эгидой этой администрации работает Временный управляющий совет, в который вошли представители ключевых оппозиционных Саддаму Хусейну партий. В нем можно определить три группы сил: это шииты, сунниты и курды. В Совет также входят представители коммунистической партии, ряда демократических движений. В общей сложности сейчас в Ираке насчитывается около 40 различных общественно-политических и религиозных организаций. На базе этой коалиции всех сил и происходит управление Ираком.

- Когда в Ираке появится нормальное правительство?

- По плану американской администрации - в июле нынешнего года.

- Среди партий и движений вы можете назвать ярых противников любых контрактов с российскими компаниями, с Россией, которая долгое время оказывала серьезную помощь режиму Саддама Хусейна?

- Я не политолог и не профессиональный дипломат, поэтому ответить на этот вопрос вряд ли смогу. Видно, что иракский народ сейчас очень страдает. Ощущать себя представителями страны, которую захватила другая страна, очень тяжело.

В то же время существует огромное количество гуманитарных проблем: необходимо наладить деятельность системы образования, медицину, правоохранительную систему, восстановить экономику, подать электроэнергию. Все эти вопросы стоят очень остро на фоне сопротивления оккупационным войскам.

Определенные предубеждения, конечно, существуют. Многие члены нынешнего состава Временного совета ранее находились в эмиграции - жили в Англии, Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратах. То, что Россия сотрудничала с Ираком на протяжении последних 20 лет, воспринимается этими людьми как некое противостояние становлению сегодняшней власти.

Но я знаю, что руководство администрации президента России и сам президент России очень много делают, чтобы изменить ситуацию. В конце прошлого года произошла важная встреча Владимира Путина с господином аль-Хакимом - одним из шиитских лидеров Ирака, бывшим руководителем Временного совета. Встреча изменила отношения, задала совершенно иной тон, создала обстановку большего доверия.

- Что дает "ЛУКОЙЛу" недавно заключенное соглашение о подготовке иракских нефтяников в России?

- Представьте, что у вашего соседа большие проблемы. А вы к нему приходите и говорите: мне нужно вот это и вот это... А у него в голове текущие проблемы и главный вопрос: как выжить?

Для нас очень важно, чтобы в Ираке как можно быстрее нормализовалась ситуация, и мы обязаны Ираку в этом помочь. Помочь народу Ирака, нашим коллегам в иракской нефтегазовой отрасли как можно скорее стабилизировать ситуацию и создать условия для нормального развития отрасли.

В последние 20 лет основные технологии и оборудование в иракскую нефтянку поставлялись из России. Понятно, что когда к нам обратилась иракская сторона с предложением организовать обучение кадров в России, мы не смогли отказать.

- Инициатива исходила именно от иракской стороны?

- Мы спросили: в чем мы можем оказать содействие? Они в ответ попросили помочь с обучением кадров. Сейчас мы вкладываем деньги в подготовку кадров для иракской нефтянки, и это создает основу для будущего сотрудничества. Люди, которые пройдут обучение в нашей компании, в России, впоследствии будут с теплотой вспоминать об этом времени, и нам будет легче находить общий язык с ними. Но главное заключается в том, что мы хотим уже сегодня быть полезными Ираку.

- Некоторые специалисты по международному праву высказывают сомнения по статусу иракского проекта "ЛУКОЙЛа" "Западная Курна-2", в частности, говорят о том, что режим Саддама Хусейна не имел юридического права на заключение контракта, поскольку не являлся легитимным правительством Ирака.

- Мы с Министерством нефти Ирака договорились пока не давать публичных комментариев по проекту "Западная Курна-2". У нас идут двусторонние консультации, и мы не хотели бы создавать какие-то предпосылки для той или иной трактовки договора в СМИ на основе наших высказываний. Могу вас заверить: мы уверены в законности нашего контракта.

- Какова временная перспектива окончательного решения вопросов по Западной Курне?

- Вопрос не только в Западной Курне. Сегодня в Ираке нет долгосрочных инвестиционных проектов с участием иностранного капитала. И их не может быть, потому что задача сегодняшнего дня: восстановить тот объем добычи, который был до войны. Мы долго общались с Министерством нефти Ирака, которое заявило, что оно сейчас разрабатывает долгосрочную программу развития нефтегазовой отрасли, которая предусматривает с сегодняшних 2 млн. баррелей добычи в день выйти на 6 млн. баррелей в день к 2005-2006 годах.

Для того чтобы выйти на этот уровень, требуются инвестиции в объеме 60-80 млрд. долларов. Очевидно, что реализация этой программы без международных инвестиций невозможна. Невозможна она и без создания законодательной основы иракского государства - Конституции, законов, регламентирующих хозяйственную деятельность, налогового законодательства, закона о разделе продукции или какой-то модификации концессионных соглашений.

- Для чего нужны "ЛУКОЙЛу" достаточно средние по размерам контракты в других странах Ближнего Востока?

- Что такое средний проект? Сегодня часть проектов "ЛУКОЙЛа" за границей по праву можно считать проектами мирового уровня. Например, назову наши проекты в Саудовской Аравии, Азербайджане, Казахстане. Эти проекты имеют запасы больше 1 млрд. баррелей.

Своими проектами за рубежом мы обеспечиваем рост акционерной стоимости компании. Надо понимать, что 87% мировых запасов нефти и газа находится за пределами России. И если выгоднее инвестировать за пределами России, то это надо делать. Если выгодно вкладывать в Россию - мы инвестируем в российские проекты.

- Ваша бурная геологоразведочная деятельность за пределами России создает впечатление, что у нас уже все разведано...

- У "ЛУКОЙЛа" в России достаточное количество активов. Мы инвестируем в Тимано-Печору, в развитие газовых проектов на Ямале. Мы достаточно много инвестируем в Россию.

Россия обладает большими запасами, но запасы запасам рознь. Важно не только их наличие, но и месторасположение. Путь доставки нефти с египетского месторождения на мировой рынок - всего 70 км, с российского - 3-4 тысячи километров.

Нам нельзя замыкаться на собственном рынке. Сейчас глобальная экономика в России воспринимается односторонне - когда к нам приходят международные инвестиции, и западные гиганты поглощают наши компании. Но есть и другой путь. Я считаю, что наш уровень уже позволяет идти по пути транснационализации - приобретения нами активов за границей.

- Известно, что Саудовская Аравия является главным нефтяным резервуаром мира, однако ваша компания решила работать в этой стране по разведке газа. Египет имеет замечательные перспективы по газовым месторождениям, но ваша компания работает здесь только по нефтяным проектам. Это выглядит достаточно странно.

- Законодательство Саудовской Аравии запрещает на сегодняшний момент иностранные инвестиции в добычу нефти. При этом саудовцы испытывают серьезные потребности в газе. Три года в Саудовской Аравии шла горячая дискуссия о возможности допуска иностранцев к газовым проектам, и затем решение об этом было принято.

Участие "ЛУКОЙЛа" в саудовском газовом проекте - сочетание двух факторов. Первый - внешнеполитическая активность России, успешные переговоры о создании благоприятной обстановки для экономического взаимодействия между Саудовской Аравией и Россией. Второй фактор - принятие Саудовской Аравией решения по допуску иностранных инвестиций в газовую сферу.

В итоге мы впервые получаем возможность выхода в ключевой регион добычи нефти и газа, где сосредоточено около 40% мировых запасов углеводородов.

- А если вы в Саудовской Аравии ничего не найдете?

- Вероятность коммерческого обнаружения углеводородов по данному проекту очень велика - свыше 50%.

- Насколько российская геологоразведка способна к работе за границей, на Ближнем Востоке, в частности?

- Рост добычи одного из египетских блоков прямо связан с работой геологов. Именно геологи "ЛУКОЙЛа" сделали очень серьезные открытия в Тимано-Печорском бассейне, они же открыли нефтегазовую провинцию на севере Каспия. Я уверен, что наша геологическая служба является нашим конкурентным преимуществом. В этом вопросе мы готовы конкурировать на международном уровне.

- Когда будут получены первые результаты геологоразведки "ЛУКОЙЛа" за границей?

- "ЛУКОЙЛ" перешел в решающую стадию по геологоразведке. Мы готовы отдать от 20 до 30% в ряде наших международных проектов по геологоразведке, сохранив при этом контроль и операторство. Нами уже принято решение о начале ведения переговоров по продаже долей в проекте "Кондор" в Колумбии и в проекте в Саудовской Аравии. Основная цель этих действий: снижение рисков при проведении геологоразведочных работ. В течение 2004-2005 годов мы определимся по 6 другим проектам компании. В 2004-2006 годах мы планируем инвестировать в геологоразведку 400 млн. долларов.

- Можно ли говорить о том, что вы замкнули цикл геологоразведочных работ за границей: первые проекты уже готовятся к продаже, а вырученные средства пойдут на развитие новых проектов?

- Мы уже 10 лет этим занимаемся, но пока нельзя сказать, что эта система имеет полностью законченные формы.

- Некоторые аналитики считают, что иностранные проекты "ЛУКОЙЛа" практически полностью зависят от политики и являются своеобразной платой компании за полученные от российской власти дивиденды внутри страны. Проще говоря, России необходимо улучшение отношений с одной из стран Ближнего Востока - и в эту страну направляют на работу "ЛУКОЙЛ".

- Нефть и политика - неразрывные вещи. Все страны стараются обеспечить свою энергетическую безопасность, из-за чего иногда случаются и войны. Говорить о том, что международная нефтегазовая деятельность никак не связана с политикой, было бы не совсем искренне. "ЛУКОЙЛ" - частная компания, которая преследует конкретные цели, связанные с эффективностью своей деятельности, максимизацией дохода на вложенный капитал.

В то же время, как говорит наш президент Вагит Алекперов, "ЛУКОЙЛ" - это компания с национальным менталитетом. Мы становимся российской транснациональной корпорацией, поэтому действуем в рамках тех векторов, в которых развивается российская внешняя политика.

Источник:"Финансовые Известия",06.04.04
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03206 sec