Китай пошел на другой Запад - в Центральную Азию

30 марта 2004

Сейчас, когда Россия находится в относительно серьезном упадке, растущий Китай кажется экономическим локомотивом и даже моделью развития для всего региона


Алашанкоу, Китай - Этот замерзший городок на краю Средней Азии, в так называемом деловом центре которого находятся несколько вилл, совершенно новая сауна, казино и трехзвездочный отель, не казался местом, которое изменит политическую и экономическую ситуацию целого региона.

Заключенное недавно соглашение, согласно которому через этот небольшой городок пройдет нефтепровод, делает его центром взрыва экономической активности в этом недавно одном из самых отдаленных уголков Китая. Нефтепровод пройдет через Алашанкоу и направится дальше, на индустриальный восток Китая.

Политологи и чиновники, как из Китая, так и из других стран региона, сходятся во мнении, что западные амбиции Китая не ограничиваются покупками огромных объемов энергоресурсов. Стремление Китая обеспечить себе жизненно важные поставки топлива является составной частью решительных, но мало кем замечаемых усилий по расширению своего влияния в регионе, в котором очень долгое время доминировал его исторический соперник - Россия.

Проникновение Китая в Среднюю Азию выглядит как вполне естественное продолжение его амбициозных усилий по заселению и развитию Синьцзян, западной провинции размером с Техас и с населением в 18 миллионов человек, которая по китайским меркам считается малонаселенной. Таким образом Китай надеется нейтрализовать угрозу сепаратизма со стороны уйгурского меньшинства, которое из-за тюркского языка и мусульманской веры тянется к своим кровным родственникам в Казахстане и других бывших советских республиках.

Сейчас, когда Россия находится в относительно серьезном упадке, растущий Китай кажется экономическим локомотивом и даже моделью развития для всего региона. Это означает, что Китай считает себя в состоянии задавать тон в регионе, чего он не мог делать в прошлом. Более конкретно, это означает, что Китай способен заставить своих соседей придерживаться обещаний не поддерживать воинствующих исламистов или уйгурских сепаратистов.

Появляется все больше признаков того, что влияние Китая растет. В ноябре на международной конференции, посвященной финансовым реформам в Казахстане, представители Международного валютного фонда и Всемирного банка обнаружили, что руководитель Народного банка Китая был самым желанным гостем.

В последнее время, как отмечают аналитики, Узбекистан и Туркменистан последовали казахскому примеру и обратили свои взоры в сторону Китая, а не на международные финансовые институты, в которых западные страны занимают доминирующие позиции. Китайская авторитарная политика и центральное планирование тоже находят отзыв во многих бывших советских республиках данного региона.

Тем временем Китай напряженно строит новую систему взаимоотношений в сфере безопасности в Средней Азии, которая соответствовала бы растущим экономическим связям данного региона, являющегося зоной стратегического соперничества между Китаем, Россией, Индией, Пакистаном, Ираном и Турцией. Соединенные Штаты также участвуют в этом соперничестве, разместив военную базу в Узбекистане и проведя военную операцию в Афганистане.

"Все стараются обеспечить себе доступ к находящимся в регионе запасам нефти, - говорит Стивен Бланк (Stephen Blank), эксперт по вопросам национальной безопасности Института стратегических исследований Военного колледжа армии США. - Китай очень обеспокоен наличием американских военных баз в регионе. Россия пытается создать организацию наподобие ОПЕК, чтобы взять под контроль среднеазиатский газ, а Индия разместила военную базу в Таджикистане. Это, конечно, еще не "Большая игра", но уже полновесное соперничество во всех сферах: в военной, экономической и во всех других".

Китай укрепил свою безопасность посредством Организации шанхайского сотрудничества, основанной в 2001 году совместно с Россией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Узбекистаном. Китай впервые заключил региональное коллективное соглашение в сфере безопасности. Затем Пекин провел совместные военные учения с Киргизией, а также продолжил готовить и размещать на западе страны силы быстрого реагирования, которые предназначены для решения проблем на Тибете или в Синьцзяне, а также для укрепления границ совместно с другими членами Шанхайской группы.

Растущая активность Пекина в сфере безопасности на своих западных рубежах является своеобразной переменой в политике страны, которая ранее была озабочена лишь своими внутренними проблемами. Китай попытался развеять подозрения, которые имеются у его более слабых соседей в отношении его намерений, сфокусировавшись на антитеррористической деятельности как на общей задаче, и продвигая свой имидж как новой супердержавы без агрессивных намерений.

"Размеры наших экономик очень различаются, - сказал в своем интервью генеральный секретарь Шанхайской организации. - Таджикистан, например - очень маленькая страна, но даже экономика России равна всего одной трети нашей экономики".

При этом различия в валовом внутреннем продукте "не должны сказываться на наших взаимоотношениях", добавил секретарь.

Продолжая развивать тему, которая стала мантрой в устах китайского руководства, г-н Цзян (Zhang) говорил о "мирном росте" своей страны, который принесет пользу и новые возможности соседям Китая".

Бейтс Гилл (Bates Gill), специалист по Китаю вашингтонского Центра стратегических и международных исследований, о стремлении Китая повысить свою роль в регионе сказал следующее: "Китай постоянно направляет представителей для встреч с премьер-министрами, президентами, генералами и так далее по дипломатической лестнице. Все это делается ради повышения своего влияния и ради стратегических и дипломатических взаимоотношений. Китай пытается установить некоторое мягкое подобие гегемонии".

Другие эксперты говорят, что подход Китая настолько же продиктован реализмом, насколько и любые идеалистические высказывания о супердержаве нового стиля. "Жители многих стран Средней Азии до сих пор испытывают интуитивную ненависть к Китаю, подпитываемую старой советской пропагандой о монгольских и китайских ордах и намерениях Китая в отношении региона, - отмечает Дру Гладни (Dru Gladney), эксперт по Китаю из Гавайского университета. Государства Средней Азии бедны и слабы. Они очень чувствительно относятся к тому, что Китай обходит их в вопросах укрепления границ, борьбы с терроризмом, и с водоснабжением".

Признавая сложное прошлое, в котором имелся и ожесточенный, хотя и скоротечный конфликт между Китаем и Советским Союзом в 1969 году на территории Казахстана, один из дипломатов в посольстве Казахстана в Пекине сказал, что плохие воспоминания в основном в основном стерлись, отчасти благодаря росту двусторонней торговли.

"Китай в Казахстане считается дружественной страной, - сказал дипломат. - Опасаются обычно того, кого не знают, а к Китаю это не относится. В Китай ездит большое количество туристов за товарами, которые они потом продают на родине". Помимо нефтепровода Казахстан заключил с Китаем соглашение о строительстве железной дороги протяженностью 1900 миль (одна миля равна 1609 метров - прим. пер.) и стоимостью 3,5 миллиарда долларов, которая свяжет Китай с Западной Европой.

"Мы обречены на то, чтобы стать очень важным регионом, - заявил один китайский чиновник. - Наши соседи проводят такую же открытую политику, что и мы. Им нравятся китайские деньги, китайские товары, китайский опыт и китайские технологии".

Говард Френч,
Газета "The New York Times", 29.03.04г.
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03605 sec