Кто хозяин на Каспии

10 сентября 2003
В прошлом месяце на Каспии прошло азербайджано-американское военное учение. Это событие не осталось незамеченным многими наблюдателями. Комментируя его, они не только отмечают первое появление американских военнослужащих в Каспийской акватории, но и задаются вопросом, как оно может повлиять на дальнейшее развитие событий в этом проблемном регионе, в том числе и с точки зрения формирования здесь новой военно-политической ситуации.

Процесс затянулся

После распада СССР в зоне Каспийского моря, помимо Ирана и России, появились новые суверенные прикаспийские государства - Азербайджан, Казахстан и Туркменистан. Тогда же и возникла проблема определения нового правового статуса Каспия и его раздела. Дело в том, что Каспийское море уникально по своей сути. При этом оно не только богато огромными запасами углеводородов, но также обладает такими особенностями своего геополитического положения, которые предоставляют в будущем колоссальные возможности. И естественно, этой его уникальностью должны в первую очередь пользоваться прикаспийские государства.

Однако до сих пор они так и не решили проблему Каспия. Не помог даже саммит лидеров пяти прикаспийских государств, который состоялся 23 - 24 апреля прошлого года в столице Туркмении. Как заявил по его окончании президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, «когда мы влезли в историю этого вопроса, оказалось, что проблем больше, чем мы ожидали». По словам же лидера Туркмении Сапармурата Ниязова, никто из президентов пяти стран «не смог на себя взять ответственность» подписать по итогам саммита документ. Тем не менее это вовсе не означает, что решение вопроса зашло в тупик. Уже есть определенные успехи в области разграничения каспийского шельфа. Но достигнуты они после того, как наряду с переговорами на многосторонней основе, когда предлагаемые варианты всякий раз оказывались неприемлемы для какой-либо из стран, стали активно использоваться двусторонние договоренности.

Пример здесь показывают Россия и Казахстан, которые еще в 1998 году достигли соглашения о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование. А совсем недавно президенты России и Казахстана Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев высказались за дальнейшее расширение двустороннего сотрудничества в области освоения ресурсов Каспийского моря. В частности, в сфере транспортировки углеводородов двух стран на мировые рынки, функционирования Каспийского трубопроводного консорциума и создания газового альянса. Президенты также договорились о необходимости обеспечивать свободу движения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, гармонизацию экономического законодательства, валютной, тарифной, налоговой, конкурентной и технической политики. В ближайшее время Россия и Казахстан намерены разработать и подписать соглашение по экологии Каспийского моря.

Заключено также соглашение между Россией и Азербайджаном о разграничении сопредельных участков дна Каспийского моря. Оно определяет географические координаты прохождения линии разграничения дна Каспийского моря между двумя странами «в целях осуществления суверенных прав в отношении минеральных ресурсов и другой хозяйственно-экономической деятельности, связанной с недропользованием». В соответствии с документом, из двух ключевых структур, расположенных в зоне прохождения модифицированной линии разграничения, в российской зоне недропользования будут находиться структуры «Центральная» (полностью) и «Яламо-Самур» (частично). Предполагается, что освоение минеральных ресурсов трансграничных месторождений будет осуществляться на основе двусторонних межправительственных соглашений.

На базе этих двух договоренностей затем было достигнуто и трехстороннее соглашение между Россией, Казахстаном и Азербайджаном о точке стыка линий разграничения дна Каспия. Наметились определенные сдвиги у Туркмении и Казахстана, которые планируют делить Каспийский шельф также по срединной линии. Продолжается совместное пятистороннее согласование позиций по проекту Конвенции о правовом статусе Каспия. Что же касается самой акватории, то существует мнение всех прикаспийских государств, определяющее, что вода будет находиться в общем пользовании.

На грани крайних мер

Вместе с тем есть ряд серьезных проблем, препятствующих решению вопроса Каспийского моря. А это в свою очередь не только не способствует добыче нефти на его шельфе, но и может привести к обострению напряженности в отношениях между соседними государствами. Тем более что уже возникают нежелательные инциденты. Так, в июле прошлого года иранские военно-морские силы изгнали из акватории, на которую претендует Иран, два азербайджанских геологических судна нефтяной акционерной компании «Бритиш петролиум», проводивших разведку нефтяных полей в интересах совместного британско-азербайджанского предприятия.

Совершенно очевидно, что прикаспийские страны должны сами решать проблемы, связанные с определением статуса Каспийского моря, на основе консолидированного принципа. «Выходить на международный суд для решения проблемы - это крайняя мера», - подчеркнул недавно спецпредставитель Президента России по вопросам Каспия Виктор Калюжный. Тем не менее такое решение как раз и предлагает Иран. Так, официальный представитель этой страны Абдалла Рамезанзаде заявил, что проблема статуса и разграничения Каспия очень сложна и, возможно, единственно, кто может ее решить, так это международный суд. Интересно, что еще не так давно именно иранская сторона довольно жестко отстаивала мнение, чтобы проблемы Каспия решались только самими прибрежными государствами, без вмешательства или участия каких-либо иных сторон и сил, в том числе международных, так как Каспийское море и его ресурсы являются совместным достоянием пяти прибрежных государств, которые обладают исключительными правами в отношении этого уникального водоема.

Многие наблюдатели, анализируя позицию Ирана, указывают, что она продиктована опасением Тегерана за свою политическую роль на Каспийском море. Для Ирана, как они отмечают, влияние на Каспии важнее всего. Это, несомненно, вопрос национального престижа в регионе, где за последние 150 лет страна значительно потеряла и во влиянии, и в территории. Экономические интересы для Тегерана имеют вторичное значение, поскольку в Персидском заливе у Ирана есть более крупные ресурсы, которые к тому же легче осваивать. Однако нельзя не заметить, что Тегеран принципиально жестко настаивает на выделении ему 20-процентной доли при разграничении дна. Как заявил в мае специальный представитель этого государства по вопросам Каспийского моря Мехди Сафари, «иранская сторона придерживается этого варианта, основываясь на международных законах, в соответствии с конфигурацией берега, а также с учетом географических и исторических факторов». Более того, существует заявление официальных представителей Ирана о том, что их страна уже определила принадлежащий ей 20-процентный сектор в Каспийском море, и ни одно государство не имеет права пересечь границы этого сектора. Сам же Иран намерен в ближайшее время приступить к освоению иранского шельфа Каспийского моря.

Нельзя здесь не отметить и такой факт. Недавно профессор иранского Мазендаранского университета Мехрдад Мирсанджари обратился с призывом к руководству Ирана провести независимое расследование по поводу распространяемых слухов относительно того, что «Россия сбрасывает в Каспийское море ядерные отходы». По его словам, «прибрежные государства, особенно Россия и Азербайджан, должны нести ответственность за охрану окружающей среды Каспия и возместить ущерб, нанесенный ими экосистеме, посредством сброса радиоактивных и промышленных отходов в море». При этом профессор утверждает, что именно Иран, имеющий «наиболее заселенную часть побережья Каспия, может стать самой крупной жертвой радиоактивного заражения вод Каспийского моря». Подобного рода абсурдные заявления не могут вызывать удивления. Ведь не кто иной, как Россия, неоднократно предлагала ускорить процесс урегулирования вопросов экологии и защиты биоресурсов Каспия. В частности, наша страна выступает за создание независимого Каспийского центра по мониторингу окружающей среды для получения истинной картины экологического состояния Каспийского моря. Однако, по словам Виктора Калюжного, другие прикаспийские государства, не отказываясь от идеи создания подобного центра, предлагают различные варианты решения этого вопроса. «Одни говорят, что его можно создать после принятия Конвенции о статусе Каспия, другие - что сразу», - сказал он. «Над Конвенцией можно работать долго, она нужна, но ее отсутствие не мешает сегодня экономическому развитию прикаспийских государств, а с точки зрения экологической ситуации пора кричать «SOS», - отметил Калюжный.

Что же касается приведенных выше заявлений иранских представителей, то невольно напрашивается вывод, что они являются некоей пропагандистской акцией определенных радикально-настроенных политических сил Ирана, желающих поссорить Тегеран с Москвой, а также прервать диалог между нашими странами по каспийской теме.

А Америка уже здесь

Пока прикаспийские государства делят море, Соединенные Штаты уже вовсю хозяйничают на Каспии. Прежде всего в плане использования его богатств. Так, американские компании, по данным ряда зарубежных СМИ, ухитрились за последние годы получить контроль примерно над 16 процентами запасов нефти и 11,4 проц. — газа каспийских ресурсов. Если же к этому прибавить влияние в регионе совместных англо-американских корпораций, получится, что под контролем Вашингтона и Лондона сейчас сосредоточено 27 процентов нефтяных и 40 процентов газовых запасов Каспия. В укреплении позиций американского бизнеса в этом регионе принимали участие многие политики, которые сейчас являются членами команды Джорджа Буша. Как известно, советник президента по национальной безопасности Кондолиза Райс входила в совет директоров «Шеврон», консорциума, который разрабатывает одно из крупнейших казахстанских месторождений — Тенгиз. Кстати, именем Райс назван один из танкеров, принадлежащих этому консорциуму. А основателем и крупным акционером компании «Халлибертон», ведущего поставщика сервисных услуг для работающих на Каспии нефтяников, является сам вице-президент США Дик Чейни. Естественно, они стремятся ни в коем случае не допустить к каспийскому пирогу другие государства. В частности, недавняя попытка китайцев активизировать переговоры о расширении своего участия в казахстанских нефтегазовых проектах натолкнулась на жесткое противодействие США.

Однако не только богатые сырьевые ресурсы Каспия определяют американскую политику в регионе. Анализ практических действий в отношении центральноазиатских и кавказских республик свидетельствует о том, что реальные задачи США более широки и определяются общей концепцией, имеющей целью утверждение единоличной американской гегемонии во всех частях земного шара, в том числе и в каспийском регионе. Это подтверждает заявление координатора администрации (еще президента Клинтона) по энергетическому и коммерческому сотрудничеству с СНГ Дж. Калицки, сделанное на слушаниях в конгрессе: «...На кон поставлено нечто большее, чем какая-то отрасль промышленности, какой-то один регион или один рынок. Наши геостратегические интересы включают в себя нечто большее, чем лишь нефть и газ».

Очередным подтверждением этой политики и стало американско-азербайджанское морское учение. Согласно сообщениям из Баку оно направлено на развитие и совершенствование навыков личного состава военно-морских сил по выявлению и ликвидации террористических групп, совершивших захват плавучих платформ по добыче нефти и газа, терминалов и других объектов нефтяной промышленности республики. В частности, во время тренинга была произведена высадка десанта на условно захваченный объект, а также учебные стрельбы на полигоне. И хотя в учении были задействованы незначительные силы, реакция на него прежде всего Тегерана была весьма заметной. В частности, официальные представители Ирана обратили внимание на то, что такие действия Азербайджана являются нарушением общей договоренности между прикаспийскими государствами, касающейся невозможности участия других государств (кроме прикаспийских) в решении региональных проблем.

Что же касается независимых наблюдателей, то они также не обошли стороной тот факт, что учение состоялось на фоне усиливающегося со стороны США давления на Иран. Вашингтон уже не раз давал понять, что в перспективе против «изгоя» не исключено даже применение военной силы. И Азербайджан может стать хорошим плацдармом. Тем более что отношения США и Азербайджана в последнее время заметно активизировались, в том числе и в военной, военно-технической областях. Кстати, официальный Баку сам это афиширует. Там заявили, что обвинения иранской стороны являются беспочвенными, но в то же время подчеркнули, что между Азербайджаном и Соединенными Штатами установились тесные отношения, «которые крепнут с каждым днем, в том числе и в военной сфере». А на днях премьер-министр Азербайджана Ильхам Алиев назвал отношения с США «высшим приоритетом» своей страны. Премьер особо подчеркнул, что без поддержки Белого дома невозможно было бы реализовать крупные энергопроекты как в самой республике, так и в регионе.

А турецкая газета «Хуppийет» еще в начале лета сообщала, что под предлогом охраны трубопровода Баку - Тбилиси – Джейхан, США готовятся разместить в Азербайджане 15 тысяч своих солдат. Издание сообщило, что Соединенные Штаты собираются передислоцировать некоторые свои военные базы с территории Западной Европы туда, где есть нефть. Как заявили источники в Пентагоне, целью передислокации войск будет борьба с терроризмом. Вместе с тем официальный Вашингтон и Баку опровергли данные сообщения.

Не исключают в США и возможность вооруженного вмешательства в события в регионе. Этот вопрос обсуждается еще с декабря 1997 года, когда группа высокопоставленных специалистов по национальной обороне подготовила документ, озаглавленный «Трансформация обороны. Национальная безопасность в ХХI веке», предлагавший рассмотреть возможность использования силы на больших расстояниях и на удалении от существующих баз; сформировать Центральное военное командование, сфокусированное на нефтяных источниках Каспия. Доклад, прозвучавший 8 июля 1998 года в одном из сенатских подкомитетов, подтвердил, что США в настоящее время обладают возможностями эффективной вооруженной интервенции в регион Каспийского моря, о чем свидетельствует успешно осуществленная в сентябре 1997 г. переброска 82-й воздушно-десантной дивизии армии США из Грузии в Казахстан в рамках проводившихся учений Центрально - Азиатского батальона. Одновременно в этом же докладе отмечалось, что использование силы «на заднем дворе России» неизбежно будет воспринято ею как враждебный акт и повлечет нежелательные негативные последствия для процессов европейской безопасности и будущего НАТО.

Тем не менее в американских действиях в регионе наблюдатели все же находят антироссийский момент. В частности, в оказании активного содействия развитию новых независимых государств в целях достижения ими максимально возможной экономической и политической независимости от России. Один из ведущих американских аналитиков А. Коэн уточняет: «Запад глубоко заинтересован, чтобы кавказские и центральноазиатские государства укрепили свою независимость и остались открытыми для Запада. Иначе Москва захватит монопольный контроль над жизненно важными энергетическими ресурсами, тем самым усиливая западную зависимость от России». О колоссальной значимости каспийских республик в американских стратегических планах можно судить и по такому факту. Еще в 1992 году США планировали дифференцированно подходить к контактам с южными государствами СНГ, в зависимости от успехов последних на пути демократизации своих обществ. Однако как только Россия приступила к реализации национальных интересов на Каспии, подходы были экстренно пересмотрены, и в настоящий момент лидеры прикаспийских стран «вне зависимости от степени недемократичности внутриполитического режима - всегда желанные гости в Вашингтоне». Кроме того, практически все республики (за исключением Туркмении) оказались охваченными разнообразными программами международной финансовой помощи, нацеленной на проведение структурных преобразований и достижения ими максимально возможной экономической и политической независимости от России.

Между тем Россия не драматизирует события и продолжает проводить последовательную политику по разрешению проблемы Каспийского моря. Естественно, на Каспии у нашей страны огромные интересы, заключающиеся в том числе и в энергетической сфере, биосфере, противодействии терроризму. Это отметил и министр обороны России Сергей Иванов, когда в конце прошлой недели посетил Астрахань. «Российские интересы на Каспии огромны, их трудно переоценить», - сказал он и подчеркнул: «Мы прекрасно видим степень угроз, существующих в этом регионе».

С этими угрозами можно справиться лишь сообща. Например, в плане противодействия террористической угрозе Россия неоднократно выражала готовность к сотрудничеству с каждым из прикаспийских государств. Подтверждением тому, в частности, послужили командно-штабные учения пограничников Северо-Кавказского регионального управления ФПС России, а также оперативных групп пограничной службы комитета национальной безопасности Казахстана и государственной пограничной службы Азербайджана, которые проводились на Каспии и в Прикаспийском регионе в середине апреля. Вместе с тем Россия твердо исходит из необходимости сохранения Каспийского моря в качестве зоны мира и стабильности, взаимного доверия и равноправного сотрудничества.

Роман СТРЕШНЕВ

Источник: Красная Звезда от 09.09.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03731 sec