Раджаб Сафаров: Россия лишилась еще одного крупного контракта

29 июля 2003
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Раджаб Сафаров – Генеральный директор Центра изучения современного Ирана, руководитель информационного агентства «Иран.ру».

Эфир ведет Сергей Бунтман.

Сергей БУНТМАН – У нас есть информационный повод, и очень серьезный. Сегодня пришло сообщение, мы, во всяком случае, сегодня узнали, что Иран отменил решение о приобретении спутника «Зохре» в России. Специальный комитет в составе пяти человек это решил. Как-то нехорошо. Я понимаю, программа отменяется по международным соображениям, а здесь такая чистая интересная сделка. Получается, что Россия терпит некоторое экономическое поражение здесь. Что Россия делает для того, чтобы эта сделка состоялась, и в чем здесь, как Вам кажется, причина отмены сделки?

Раджаб САФАРОВ – Во-первых, уточню Ваше высказывание. Высший экономический совет страны отменил и заодно распустил этот комитет из пяти человек, которые должны были этим заняться на официальном уровне. То есть, было принято два решения: Высший экономический совет отменил свое же прежнее решение и распустил комитет. Это очень симптоматичное решение, во всяком случае это знаковое событие в российско-иранских экономических отношениях. Я полагаю, что такие контракты, а зафиксированная цена этого спутника – 125 млн. долларов, со всеми вытекающими к тому же последствиями, имеется в виду с поддержанием, эксплуатацией и дальнейшей модернизации этой системы, окончательная цена может быть и свыше 200 млн. долларов. Естественно, если Россия застолбила бы за собой место на иранском аэрокосмическом рынке, то это были бы, во-первых, доходы для России на многие годы, а во-вторых, поддержание своего мирового статуса, как аэрокосмической державы.

Сергей БУНТМАН – А иранский аэрокосмический рынок Вы считаете перспективным?
Я читал, что здесь у них теперь будет и своя зарегистрированная орбита, то есть они могут международную связь осуществлять. Иран, в общем-то, к этому стремится.

Раджаб САФАРОВ – Иран давно является членом Международного союза электросвязи, и, по правилам этого Международного союза, выделяются конкретные орбиты странам, и за эти орбиты страна выплачивает ежегодно определенную сумму, причем достаточно существенную. Но если в течение какого-то времени эти орбиты не используются, то страна лишается их. Вообще, получение таких орбит – достаточно сложный процесс. Поэтому для того чтобы не лишиться этих орбит, Иран несколько лет тому назад выкупил в России несколько ранее использованных спутников на сумму около 20 млн. долларов, и они были задействованы на этих орбитах.

Вообще, о спутнике «Зохре» речь идет многие годы. И последние несколько лет все-таки активно министерство почты, телеграфа и телефона Ирана, заручившись решением Высшего экономического совета, одобрением Меджлиса Ирана, все-таки решило разместить этот заказ в России. Причем без всякого международного тендера, точнее на т.н. условный тендер. И победителем этого условного тендера стала российская компания «Авиаэкспорт».

Меня сильно удивляет одно обстоятельство. Во всех цивилизованных странах мира, как правило, внешнеполитическое ведомство этих стран очень активно лоббирует интересы собственного бизнеса. Ведь в данном случае речь не идет к примеру о продаже какой-нибудь партии риса или автомобилей Ирану, а о крупном государственном контракте, речь идет о высоких технологиях и престиже государства российского.

Тем не менее, у российского аэрокосмического агентства, и у «Авиаэкспорта», и у «НПО ПМ» не было в течение очень долгого времени никакой координации по проектированию и изготовлению этого спутника. Более того, в течение 3-4 лет дело даже не доходило до подписания такого контракта, что самое удивительное. Казалось Россия должна быть крайне признательна Ирану за такое исключительно внимание в не самое лучшее время для нашей аэрокосмической промышленности, казалось она должна и всячески приветствовать это и ускорить процесс подписания и изготовления такого спутника. Но вместо этого руководитель Росавиакосмоса Юрий Коптев никак не хочет приехать в Иран. Иранцы многократно приглашали Юрия Коптева, чтобы он ради престижа этого проекта, для подписания документов приехал в Тегеран. Но он упорно отказывался.

Должен сказать, что в Иране противников этого проекта, и тем более, размещения этого заказа в России предостаточно. Многие в иранском Меджлисе до сих пор считают, что Россия не высокотехнологичное государство, нужно немного подождать, к тому времени и перемены в иранском обществе произойдут, и тогда мы заодно будем приобщены к западной технологии до конца. Зачем нам российская технология сейчас, чтобы через некоторое время опять начать сначала…

Сергей БУНТМАН – Надо выждать, и когда международная обстановка утрясется, можно с Европейским космическим союзом...

Раджаб САФАРОВ – Совершенно верно.

Сергей БУНТМАН – Или, не побоюсь этого слова, в конце концов, с американцами или с китайцами, в конце концов.

Раджаб САФАРОВ – Это как раз имеется в виду. И, более того, сторонников этого контракта было нелегко убедить получить решение иранского Меджлиса, решение Высшего экономического совета. И после этого ни Коптев, ни Мясников, ни многие другие не удосужились понять, что это такое, 125 млн. долларов для России.

Сергей БУНТМАН – И Вы говорите, что это только начальное.

Раджаб САФАРОВ – Это начальная зафиксированная сумма.

Сергей БУНТМАН – А учитывая эксплуатацию...

Раджаб САФАРОВ – А учитывая, что это все-таки престиж, что ты уже там место застолбил, будешь присутствовать, модернизировать, постоянно выпускать, поднимать на орбиту новые спутники, более современные и т.д., это абсолютно надежный аэрокосмический рынок серьезного государства.

Сергей БУНТМАН – Скажите мне, главным патроном этого проекта, несмотря на то, что это несколько фирм, несколько организаций, как Вы говорите, которые должны были скоординироваться, но во всяком случае, раз это стратегически важно для России, то этим должно было заниматься правительство, в первую очередь, МИД, которое должно было патронировать? Если считают невыгодным, то могло высказать свое мнение, что невыгодно, "давайте, ребята, мы это сами свернем". Но если выгодно, то "давайте держаться", наверное.

Раджаб САФАРОВ – Меня удивляет позиция российского МИДа, поскольку все-таки правительство специализированную структуру в лице "Авиаэкспорта" предложило для участия в этом проекте.

Сергей БУНТМАН – То есть оно само предложило?

Раджаб САФАРОВ – Мы говорили, что условный тендер выиграла эта компания. Более того, и российское аэрокосмическое агентство тоже поддержало этот выбор. И, как ни странно, через некоторое время российский министр иностранных дел своим письмом обращается к министру иностранных дел Ирана с просьбой, чтобы иранская сторона поддержала международную компанию "Интерспутник" в деле изготовления и проектирования этого спутника. И здесь иранцы были окончательно сбиты с толку.

То есть что это такое? – они говорят. Во-первых, гарантий правительства в данном случае Иран лишился бы, «Интерспутник» как никак эта международная структура, в которой никто ни за что не отвечает. Это раз. Во-вторых, эта структура, по сравнению с "Авиаэкспортом", не является специализированной структурой. И, в-третьих, "Росавиакосмос" не рекомендовал "Интерспутник" в качестве партнера со стороны России. И вот, они долгое время гадали, с кем иметь дело. На все письма, на все договорные варианты, на все приглашения российская сторона отвечала не внятно и не конструктивно

Сергей БУНТМАН – То есть фактически можно сказать, что Россия сама приморозила этот проект и ввела его в стадию какого-то недоумения, странную такую?

Раджаб САФАРОВ – Россия таким некомпетентным и незаинтересованным образом потеряла еще одну позицию на рынке международной аэрокосмической связи. Иран – это непростое государство. Это лидер среди исламского мира. Лишится места на аэрокосмическом рынке Ирана – это серьезный удар по российскому бизнесу.

Сергей БУНТМАН – Один маленький вопрос, "да" или "нет". Могло ли это быть связано с американским давлением на Россию?

Раджаб САФАРОВ – Я полагаю, что руководство и "Росавиакосмоса", и "Авиаэкспорта", и некоторые другие структуры оказались под серьезным давлением американской стороны. И, более того, они очень сильно учли этот момент и спустили на тормоза дальнейшее развитие этого проекта.

Сергей БУНТМАН – И завершилось это тем, что Высший экономический совет Ирана принял решение отказаться.

Раджаб САФАРОВ – Не заинтересованная и несамостоятельная позиция Россия в этом вопросе привели к тому, что Ирану просто смертельно надоело ждать решение России...

Сергей БУНТМАН – Понятно, спасибо большое. Сейчас мы только коротко, тезисно наметили по следам события, его смысл, его перспективы, и для России тоже. Я думаю, что в ближайшем будущем мы подробно разовьем эту тему, потому что это очень важно, стратегически важно для России.

Радио «Эхо Москвы».
29.07.03г

Полный текст интервью.

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04492 sec