Энергия из региона Каспийского моря

18 июля 2003
После семидесяти лет советского господства переход к свободному рыночному хозяйству и демократии был для центрально-азиатских республик чрезвычайно трудным. После окончания “холодной войны” большинство тюркских республик (Туркменистан, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан и Кыргызстан) стали посматривать в строну Турции, с другой стороны, и для Турции открылась возможность сближения с этими странами. Турция, чья историческая миссия, направленная против советской экспансионистской политики, была окончена, нуждалась в новой задаче и новых союзниках. В качестве альтернатив, которые могли бы удовлетворить это требование, обсуждались как задача быть образцом для тюркских республик, так и задача возведения моста между Западом и Центральной Азией.

Одно время Турция считалась возможной моделью для центрально-азиатских республик. Как светское государство с преимущественно мусульманским населением, Турция обладала определенным преимуществом по сравнению с такими странами, как Иран или Саудовская Аравия, где доминируют фундаменталистские движения. Поэтому Турция рассматривалась в качестве более подходящего образца того, как должны совершаться перемены в Центральной Азии в направлении ее движения к новым политическим ценностям. Кроме того, чертами этой модели являются многопартийная система, сближение и сотрудничество с Западом, а также рыночная экономика. Далее, развитию двусторонних экономических отношений способствуют также этнические, языковые и религиозные связи между Турцией и центрально-азиатскими республиками. Хотя определенные круги опасались, что существует определенный риск распространения идеологии пантюркизма в Центральной Азии, Турция не преследовала шовинистических и экспансионистских целей, обращаясь к региону.

В XXI веке экономическое развитие является важнейшей основой межгосударственных отношений. При этом центральным пунктом являются баланс интересов и стратегии экономического сотрудничества. В этой связи глобальное внимание привлекают к себе богатые запасы полезных ископаемых в регионе вокруг Каспийского моря и, в частности, запасы энергоносителей. Контроль над энергетическими резервами Центральной Азии, а также возможные маршруты транспортировки с евразийского континента стали центральными элементами политики великих держав после окончания “холодной войны”. Сегодняшняя борьба напоминает “Great Game” XIX столетия, конфликт интересов между Великобританией, Россией и Германией, который охватывал геополитические и энергополитические аспекты.

Сегодня тема энергетики является движущей силой глобальной экономики, она останется важной составляющей экономического и социального прогресса в этом столетии. Спрос на энергоносители в среднесрочной перспективе усиливает ускорение экономического развития, а в долгосрочной — рост народонаселения.

Во время “холодной войны” доступ “свободного мира” к нефтяным месторождениям — особенно на Ближнем Востоке — имел основополагающее значение для внешней политики Запада. Нестабильность на Ближнем Востоке всегда была тесно увязана с процессом все большей потери контроля над тамошней нефтью: начиная с первого арабо-израильского конфликта в 1948 году через первый иранский кризис 1951-52 годов до многочисленных арабо-израильских войн и нефтяных кризисов. В 1991 году западные государства не остановились даже перед финансированием дорогостоящей войны, чтобы воспрепятствовать попаданию кувейтской нефти в руки Ирака. Существует опасность того, что нефтяные и газовые запасы могут когда-либо сделать Центральную Азию или площадкой для конфликтов, или превратить регион в одну из будущих супердержав.

Евразийские запасы энергоносителей относятся к стратегическим факторам власти и являются той движущей силой, которая стоит за политикой политической и экономической трансформации в странах этого региона. Большие энергетические запасы бывшего Советского Союза — одного из немногих государств, которое могло самостоятельно покрывать свои потребности в энергоносителях, — находятся сегодня на территории России и в прикаспийском регионе. Россия, имеющая выход к Каспийскому морю и являющаяся собственником части резервов акватории Каспийского моря, США, Европейский Союз, Китай и Турция — это международные игроки, участвующие в “большой игре” вокруг Каспийского моря.

Что касается объема энергетических запасов, то в настоящее время территория вокруг Каспийского моря занимает седьмое место в мире — после Саудовской Аравии, Ирака, Кувейта, Ирана, Абу Дабу и Венесуэлы. По оценкам, в этом регионе находится треть мировых ресурсов природного газа. Поскольку государства, обладающие привлекательными месторождениями, — такие как Мексика — закрыли двери для западных фирм типа “Шеврон”, “БП” и “Шелл”, то эти концерны присматриваются к другим возможностям для инвестиций. Государства Каспийского моря пытаются открыть свои нефтяные и газовые запасы для западного капитала, чтобы защитить свою еще молодую независимость, а также чтобы иметь возможность проводить необходимые внутриполитические социальные и экономические реформы. Наиболее заметные усилия в этом направлении предпринял Азербайджан, подписав 20 сентября 1994 года международное “Соглашение о совместной разработке и долевом распределении добычи по месторождениям Азери, Чыраг и глубоководной части месторождения Гюнешли в Азербайджанском секторе Каспийского моря”. Этот “контракт века” обеспечил значительные инвестиции западных фирм в энергетический сектор страны.

Сеть трубопроводов

Будущее эксплуатации ресурсов, а также другой деятельности в области промышленности зависит от развития сети трубопроводов и от ее стабильной и эффективной работы — с тем, чтобы можно было бы осуществить транспортировку нефти и природного газа на мировой рынок. Если западные фирмы придерживаются договоренностей, согласно которым возможно совместное использование месторождений, то вопрос о том, как будет осуществляться транспортировка нефти из региона Каспийского моря на мировой рынок, становится важнее, чем когда бы то ни было. В настоящее время рассматриваются различные проекты трубопроводов: Россия и Иран отвергают нефте- и газопроводы, проходящие через прикаспийский регион. Их планы связаны преимущественно с тем, чтобы направить добываемую там нефть в Персидский залив по маршруту Россия — Казахстан — Туркменистан — Иран. Иран утверждает, что его территория наиболее приспособлена для того, чтобы доставить нефть и газ из прикаспийского региона на западные рынки. В 1993 году был основан международный консорциум для строительства нового нефтепровода длиною 1500 километров до Новороссийска, российского порта на Черном море. Нефтепровод официально был введен в эксплуатацию 28 ноября 2001 года.

Как по политическим, так и по экономическим причинам нефтепровод Тенгиз — Новороссийск составил наиболее сильную конкуренцию трубопроводу Баку — (Тифлис) — Джейхан. В то время как открытие нефтепровода Тенгиз — Новороссийск дало России политические преимущества по отношению к Турции, оно изменило также и направление движения нефти из региона Каспийского моря — что было важно для экономической рентабельности нефтепровода Баку — Джейхан — в сторону России.

Европейский Союз дошел до такой точки, когда он более чувствительно, чем когда-либо, следит за покрытием своих потребностей в энергоносителях, в частности, нефти и газа. ЕС почти половину своих нынешних потребностей в энергоносителях вынужден покрывать за счет импорта, и эта зависимость, по оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), в долгосрочной перспективе будет даже еще возрастать. Поэтому для Европейского Союза чрезвычайно важно не оказаться в слишком большой зависимости от нескольких стран, прежде всего тех, которые расположены в политически нестабильных регионах-энергопроизводителях. Оценки исходят из того, что потребление природного газа в ЕС в 2010 году будет находиться на уровне 300 миллиардов кубических метров. В настоящее время более 20% потребностей в газе европейского континента покрывается Россией и Туркменией. Этот природный газ через Украину и Чешскую Республику попадает в ЕС. Но разногласия в плане оплаты и транзитных сборов уже привели с сокращению поставок природного газа. Если посмотреть на Германию и Италию, потребности которых в газе более чем на треть зависят от Сообщества Независимых Государств (СНГ), становится ясно, почему “головная боль”, связанная с тематикой природного газа, занимает важное место в западноевропейской Повестке дня.

Роль Турции

Поэтому важный вопрос заключается в следующем: Какую роль играет Турция в энергетическом сценарии евразийского мира? С точки зрения географии, занимая место в центре евразийского мира, Турция имеет решающее значение для энергетической торговли между евроазиатскими производителями и европейскими потребителями. Такая позиция требует стратегического поведения, которое могло бы обеспечить ведущую роль Турции в регионе.

Следует ожидать, что давление производителей нефти и газа из региона Каспийского моря на Турцию будет расти в той мере, в какой растет желание этих государств осуществлять максимальные поставки нефти и газа на мировые рынки. Поэтому существует предположение, что решения турецкого правительства в энергетической области, которые могли бы выразиться, например, в приемлемой формуле реализации этих экспортных пожеланий, окажут огромное влияние на качество отношений между Турцией и Европейским Союзом, а также евразийскими государствами.

Ввиду предстоящего расширения ЕС вплоть до границ с Россией значение Турции для безопасности и стабильности в Центральной Азии и на Ближнем Востоке выше, чем когда-либо. В силу своего положения на стыке евразийского мира Турция является привлекательной страной для коммерческой активности и инвестиций западных нефтяных и газовых предприятий. Турецкое правительство, у которого достаточно хорошие отношения с этими странами, стремится усилить как экономические связи, так и политические контакты. Государственные нефтяные фирмы — такие, как ТПАО (TPAO/ Turkish Petroleum Corporation) и БОТА (BOTA/ Turkish Petroleum Pipeline Company) были использованы в качестве новых инструментов для обеспечения эффективности турецкой энергетической дипломатии. Кроме того, Турция заключила различные соглашения в области энергетики с Казахстаном, Азербайджаном и Туркменистаном.

Преимущества для ЕС

На протяжении столетий Турция является мостом между Европой и Азией. Поэтому выгодное положение Турции, которая ждет членства в ЕС, принесет также существенные преимущества для ЕС. В разработку проекта и реализацию совместной стратегии Запада в отношении Ближнего Востока и Евразии должны быть вовлечены все государства, ориентированные на западные, светские, демократические ценности и нормы рыночной экономики. Они должны — как, например, Турция, — выстроить особые отношения как внутри региона, так и с Западом.

Ввиду нового самоопределения Европы и меняющихся экономических и политических приоритетов Турции существуют убедительные причины, чтобы подойти к конкретному рассмотрению вопроса о членстве Турции в ЕС. Через Босфор или наземным путем — все равно любое сообщение между Европой и Евразией осуществляется через турецкую территорию, почему Турция и оказывается в состоянии выступать в качестве “энергетического моста” между этими двумя регионами. Однако еще важнее, что Турция имеет значительный стратегический интерес гарантировать безопасность трубопровода от Каспийского моря до Джейхана: если центрально-азиатские республики хотят занять важное место на карте мировой политики, им необходимо существенно активизировать свой экономический потенциал. До сих пор усилия по активизации концентрировались, однако, преимущественно на продаже энергоносителей. Ввиду того факта, что на севере расположена Российская Федерация, на юге — нестабильные регионы (Иран, Афганистан), то единственный надежный вариант для этого региона состоит в его интеграции в глобальную систему через Запад. Для центрально-азиатских государств стратегический нефтепровод через Азербайджан, Грузию и Турцию представляется поэтому единственным и важнейшим энергетическим сообщением.

Интересы США

Соединенные Штаты, как единственная оставшаяся супердержава и лидер Запада, ожидают и поддерживают выстраивание Турцией сильных отношений с государствами Центральной Азии. Можно наблюдать, что политические цели Соединенных Штатов Америки в Центральной Азии состоят в том, чтобы достичь стабильности, ускорить демократизацию, создать свободную рыночную экономику и обеспечить ее функционирование, содействовать торговле, поставить под контроль ядерное оружие и утвердить стандарты, обеспечивающие соблюдение прав человека.

Кроме того, у США есть еще две важные причины для поддержки Турции. Первая причина — нефтяные и газовые запасы Центральной Азии и стратегическое положение Турции в регионе. Соединенные Штаты стремятся сохранить как международную стабильность, так и собственную властную позицию в этом регионе. Во-вторых, они хотели бы, чтобы Турция действенно выполняла бы свою роль светской страны внутри исламского мира, в частности, в отношении Ирана и Саудовской Аравии, которые стремятся к распространению фундаментализма. Другими словами: Соединенные Штаты вдохновили Турцию, как мусульманскую, но светскую страну, играть важную роль в регионе с целью гарантировать то, что Центральная Азия не окажется под политическим влиянием ислама.

Согласие других игроков усилило роль Турции в регионе. Запад должен видеть в Турции не только друга и союзника, но также стабилизирующий фактор в регионе, где происходят драматические изменения, и возможный бастион против фундаменталистской пропаганды Ирана в Центральной Азии и Азербайджане.

Данная статья впервые была опубликована в журнале «Международная политика».

Йелда Демираг — факультет политических наук и международных отношений, университет им. Башкента, Анкара.

Источник: http://www.globalaffairs.ru/ от 17.07.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03076 sec