В связи с ситуацией в гражданской авиации Ирана у министра транспорта есть два варианта дальнейших действий

28 февраля 2003
Как пишет на страницах газеты «Хамшахри» обозреватель Акбар Хашеми, если иранское воздушное пространство называют «российскими задворками», то российские самолеты следует называть «кораблями смерти» для иранцев. Воздушное пространство Ирана покорили летательные аппараты, именуемые «Туполев», «Антонов», «Яковлев», «Миль», «Ильюшин». Ежегодно многие иранцы погибают из-за этих самолетов. При этом виновными оказываются не иранские чиновники, не российские самолетостроители, а летчики, от которых отвернулась удача. В России виновными считают именно летчиков, в любом случае и при любых обстоятельствах. Таков, видимо, неписаный закон в российской авиационной отрасли. В недавнем случае, когда разбился самолет «Ан-140» и виновными снова были названы летчики, бремя ответственности легло на плечи украинцев, которые направлялись в Иран для испытания иранского аналога названного самолета, «Иран-140». В большинстве случаев русские умело переключают внимание со своего самолетостроения на летчиков, и почти никогда речь не ведется об уровне развития авиационной отрасли, о ее соответствии современным требованиям. Если такой проблемы нет, почему в самой России создан своеобразный полигон для американских и европейских компаний и на внутренних рейсах используются «Боинги» и «Аэробусы»?

Вызывает удивление тот факт, что на иранских предприятиях по сборке самолетов (их нельзя назвать самолетостроительной промышленностью) используются российские технологии. Во время аварий российских летальных аппаратов сторонники тезиса «восточное небо для восточных самолетов» хранят молчание по поводу этих аварий. Всю вину за случившееся они возлагают на Организацию гражданской авиации страны, а для того, чтобы ослабить критику в свой адрес, откладывают подписание новых соглашений. Так было, например, с договором о закупке вертолетов «Миль». После аварии самолета «Ан-140», когда поднялась волна критики со стороны прессы и депутатов меджлиса, подписание договора было на время отложено. Примечательно, что сами русские удивляются: как так получается, что в Иране сторонников российского самолетостроения больше, чем в самой России.

В этой связи следует отметить, что хотя министерство транспорта Ирана и лично министр Ахмед Хоррам и не имеют непосредственного отношения к произошедшим событиям, тем не менее ответственность за сохранение жизни людей, в особенности в небе, лежит именно на них. Видимо, самолет «Ильюшин» с 302 военнослужащими КСИР на борту, с которым случилась трагедия, не находился в введении министерства транспорта, однако то, что с ним случилось, еще раз подтверждает тот факт, что в любую минуту в небе Ирана может произойти новый инцидент, пока летают российские «корабли смерти». Это может случиться как с военным, так и с гражданским самолетом.

Какие бы суждения по поводу увеличения тарифов на авиаперевозки ни высказывались, решимость, которую проявлял в этом вопросе Ахмед Хоррам, свидетельствует о том, что министр вряд ли будет задерживаться с продолжением преобразований в сфере воздушного транспорта. В связи с отсутствием открытости в области самолетостроения, обеспечивающего потребности страны в авиационной технике, в связи с отсутствием доступа к подписываемым соглашениям для независимых специалистов, прессы и в конечном счете для народа, в связи с тем, как производятся самолеты и проводятся тендеры в области создания авиационной техники как для военных, так и гражданских нужд, пропадает всякая надежда на то, что авиационная промышленность снова обеспечит безопасность в небе Ирана. Это обусловлено еще и существованием всякого рода клише, типа интересов национальной безопасности и обороны. В связи с существующими проблемами Организация гражданской авиации Ирана, которая принимает решение о выборе авиационной техники для осуществления воздушных перевозок, больше не останется без внимания. Без всякого сомнения, первым шагом в деле осуществления преобразований должна быть разработка комплексного плана реорганизации гражданской авиации страны. Просто смена руководства Организации гражданской авиации и служб наземного обеспечения, которая должна произойти в ближайшее время, не поможет решению всех проблем.

Вместе с тем, передача руководства Организацией гражданской авиации Ирана гражданскому лицу позволит положить конец ситуации, при которой глава этой организации не имел возможности принимать участие в совещаниях Международной организации гражданской авиации (ИКАО), и Иран благодаря этому укрепит свое положение в ИКАО. С другой стороны, в результате этих изменений может быть навсегда устранена существовавшая на протяжении нескольких лет определенная ограниченность в действиях Организации гражданской авиации и Организации авиастроительной промышленности (они постоянно настаивали на использовании российских технологий). Другими словами, будет создана совершенно иная ситуация. Если даже Организация гражданской авиации не сможет использовать западные технологии из-за американского эмбарго, то по крайней мере у нее будет возможность свободно и без какого-то нажима проводить международные тендеры для приобретения авиационной техники с самой высокой степенью безопасности, произведенной с использованием самых передовых технологий. При таких условиях и сторонники упомянутого тезиса «небо Ирана для восточных самолетов» смогут без каких-либо ухищрений защищать свои интересы при выборе необходимых технологий.

Однако решение Ахмеда Хоррама ускорить проведение коренных преобразований в сфере авиаперевозок вольно или невольно вступит в противоречие с интересами России, поскольку после их осуществления территория и воздушное пространство Ирана перестанут быть «российскими задворками». В этой связи уже сейчас можно предположить, что любые намечаемые изменения вызовут сильное противодействие.

В любом случае у господина министра есть два варианта дальнейших действий:

1. Начинать преобразования и тем самым защитить жизни людей и вернуть спокойствие в иранское небо, однако ценой слушаний в меджлисе для подтверждения вотума доверия и даже отставки с поста министра.

2. Остановить преобразования и наблюдать за тем, как самолеты постоянно падают и гибнут ни в чем неповинные люди, ценой сохранения за собой поста министра.
Решение должно быть принято как можно скорее.

Иран.Ру
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0396 sec