СНОУБОРДИНГ В ЧАДРЕ, ИЛИ ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПЕРСИЮ!

27 декабря 2006
Лекс052

Да, в Иране есть горы! В Иране есть снег! Предлагаем рассказ о приключении двух сноубордистов в этой далекой и экзотической (с точки зрения зимних видов спорта) стране

Редкое турагентство занимается организацией туров в Иран. В Иране нужно крепко напрячься, чтобы встретить европеоидного иностранца (за неделю мы встретили всего троих). В этой стране мало кто знает английский язык и дальше вопроса «вер ю фром» (который тоже известен только адептам) общение, как правило, не идет. Но ясно одно: для сноубордиста Иран – это мини-рай.

Науке не известно, как в Иране обстояло дело с культурным отдыхом при царствовавшем шахе, но очевидно, что после маленькой революции пару десятков лет назад и прихода к власти религиозно настроенных элементов многие незамысловатые радости, столь близкие иранскому сердцу, были безжалостно пресечены.

Дискотеки и бары оказались закрыты, алкоголь сделался вещью запрещенной, обязательной одеждой женщин стала чадра, а с крупных денежных купюр с хитрым ленинским прищуром стал поглядывать имам. А в строке “Nightclubs” путеводителя, которым мы запаслись в аэропорту Тегерана, написано лишь глумливое «dream on». Даже в кряхтящем Ту-154, глядя, как виски с колой исчезает в наших пастях, иранцы благоговейно спрашивали: «А щьто, эта можьна?»

Обладая этим небольшим набором информации два сноубордиста – Лекс (автор текста, то есть я) и Лукач (то есть Саня), вырвав из лап "Аэрофлота" два последних акционных билета в Тегеран, двинули в путь в начале декабря. С ухмыляющимися физиономиями, досками и минимальным походным набором вещей.

Иранской визой можно обзавестись в Москве, испытывая при этом некоторые трудности и стандартные неудобства. Но есть более простой способ – получить ее прямо в тегеранском аэропорту Меграбад (Mehrabad) по прилету за 50 американских долларов. Процедура не занимает много времени и не напрягает. Единственный недостаток заключается в том, что виза является семидневной и продлению не подлежит.

Тегеран – город-базар

После трех с половиной часов перелета, Тегеран встретил нас в четыре часа утра громкой суетой, гражданками в паранджах и навязчивыми таксистами-«помогалами». Мы были предупреждены, что торговаться здесь нужно всегда, везде и по любому поводу (Восток!), кроме цены за номер отеле и билета в метро. Так что таксист получил не совсем то, на что рассчитывал вначале…

Неожиданностью стало то, что выходные дни тут - не суббота и воскресенье, а полчетверга и пятница.

Большинство отелей из нашего списка оказалось не существующими или же предусмотрительно закрытыми суровой властью. Таксист упрямо продолжал предлагать только дорогие ночлеги, поэтому пришлось еще долго колесить по ночному городу наугад в поисках тихой пристани (40 минут катания обошлись в 7 долларов). В результате были найдены целых два хостела по 20 долларов за двойной номер и один клоповник - за 10. Последний был особенно крут, так как комнаты в нем походили на больничные палаты, и на миниатюрной площади каждой из них имелось:

1) три кровати,

2) свободное место для двух стоящих рядом с ними в меру упитанных людей,

3) холодильник без мороза, зато с развороченным видео-плейером внутри,

4) обогреватель с открытым пламенем, работающий на метане (или пропане? - видимо, прямо из скважины),

5) а также зашторенное (ура персидским дизайнерам!) окно в общественный сортир с дырками в полу и шлангом для подмывания (местные товарищи предпочитают не подтираться).

Но не все так страшно, как кажется на первый взгляд. Есть в Иране и приличные отели, вроде пятизвездочного Melal Apartment: около 240 долларов за бассейн, джакузи, спортзал, сауну, кафе, 2 ресторана и шофера, который подобострастно встретит вас в аэропорту.

Или дешевле - Ferdowssi Grand Hotel (с телевизором, кондиционером, холодильником и неплохим рестораном) за 60-70 долларов. Но к чему тут холодильник, если весь фураж-провиант сметается голодными сноубордистами не залеживаясь, а по телевизору показывают только иранские сериалы и футбол! Который здесь - один из главных видов спорта. В Тегеране 10 больших стадионов и народ внимательно следит за ходом матчей.

Из списка отелей мы предпочли Khaiam на Amir Kabir street c двадцатидолларовой двухместной комнатой и сносно говорящим по-английски балагуром-портье, которого зовут Реза, а его сменщика – Май Френд. Этот отель, как и все остальные, располагается в извилистых переулках, потому что шум и загазованность даже небольших улиц способны в кратчайшие сроки уничтожить даже самого крепкого хомяка-добровольца. Что и не удивительно, ведь Тегеран является одним из наиболее загрязненных городов планеты. На площадях расположены датчики загрязнения воздуха: CO2, СO и разных других питательных соединений. Днем их значения лихо зашкаливают (люди в марлевых повязках на лицах – явление тут вполне обычное).

71% городского смога исходит из выхлопных труб доисторических автомобилей, которых (по секретной информации) тут более двух миллионов. И большинство из них – это Paykan (реплика на Hillman Hunter), боевой драндулет, выпускавшийся в 60-х годах и потребляющий 12-15 литров бензина на 100 километров иранских дорог.

Этот автомобиль прекрасен. Помимо чудо-двигателя он обладает минимальным объемом салона, который, кстати, отделан крепкими фанерными досками, из которых гордо торчат ручки и переключатели. Зато бензин тут дешевый как борщ (цены на него в 10 раз ниже тех, к которым мы так привыкли), а дороги на удивление ухожены и хороши. Тишь да гладь. Если бы не шум и обязательные повсеместные пробки. Впечатление такое, что иранцы никогда не выключают моторы (даже покидая машины на ночь) и брезгуют смотреть в зеркала заднего вида («Что мы там не видели!»). Зато все радостно друг другу сигналят, ездят без правил и светофорами не пользуются (кстати, они здесь не регулирующие, а только предостерегающие).

Десятимиллионный город (находится на высоте 1100-1300 метров) набит 125-кубовыми мотоциклами в основном загадочного восточного производства. Их не такое количество, как, например, в Индии, но все же достаточное, что бы начать с ними свирепую борьбу: на тротуарах через равные промежутки размещены металлические заграждения, через которые способен протиснуться только стройный пешеход. Обычно они (заграждения) высотой около полуметра. Но в некоторых переулках высота их достигает и полутора человеческих роста. Очень смешно наблюдать, как шесть дюжих потомков персов пытаются перенести через эту непреодолимую преграду какой-нибудь крупный тюк (с коврами, например) – трое толкают с одной стороны, а трое тянут с другой. А со всех сторон суетится народ, размахивает руками и помогает советами…

Первым делом после приезда, мы отправились гулять по городу с целью найти заведение понарядней, чтобы перекусить. По дороге купили единственно возможного здесь пива – безалкогольного. Оно бывает персиковым, ананасовым, апельсиновым. Дрянь редкостная!

В конце концов цель была найдена! Ей оказался Traditional Restoran Khayyam, в котором за 16 долларов мы объелись иранской провизией: карпом (был подан горящим), гигантской курицей-переростком, рисом со специями и двумя литрами соленого йогурта с какой-то травкой. Добили нас вечным не заканчивающимся кальяном. И в процессе его курения родился такой призыв:

Товарищи интуристы! Будьте бдительны и скромны в иранских харчевнях! Заказывайте в два раза меньше, чем собираетесь съесть: все равно ведь объедитесь! Потому что даже в простых фастфудах «ли’л чикен сендвич» имеет такие линейные размеры, что его с лихвой хватает двоим оголодавшим людям, чтобы насытиться, а также на вечер и последующее утро, чтобы перекусить.

Вниманию интуриста! Местная валюта – риалы (rials). Хотя все расчеты ведутся в мифических денежных единицах - туманах (риалах, поделенных на десять). Обменять на эти пиастры-доллары можно не во всех банках (которых тут, кажется, больше чем любых других заведений общественного пользования). Международные кредитные карты не работают, а интернет представляет собой тягучий dial up. Большинство сайтов заблокировано службой безопасности и бдительной цензурой (livejournal.com, к примеру, и mail.ru открытию на персидских компах не подлежат).

Некоторые части Тегерана очень напоминают карты уровней из игрух типа Delta Force или Battlefield 2. Я все эти домики уже видел. Так что мы чувствовали себя комфортно. Не хватало только винтовки М16 и вязанки ослепляющих гранат.

Очень веселило в первое время то, что весь центр города можно условно разделить на торговые фрагменты. Где первые этажи трехэтажных домов занимают магазинчики, продающие товар исключительно одного рода. К примеру, можно долго брести по кварталу швейных машин. Во всех витринах – они самые, оверлоки и всякая швейная машинерия. А перейдя дорогу, можно неожиданно оказаться в квартале манекенов, где торгуют одеждой. Пластмассовые истуканы с аккуратными пластмассовыми бородами повсюду. В более престижных районах можно встретить квартал роялей (во всех витринах клавиши, разнообразные пианино и клавесины) или всякой золотой мишуры. Мы вот жили в квартале карбюраторов и автомобильных покрышек.

Интуристу на заметку. Роуминга для «Билайна» тут нет (про других операторов ничего не известно), а местный стартовый пакет стоит около 200 долларов. И правильно: Иранец! Не болтай! Перед угрозой коварного Буша даже стены имеют здесь уши!!!

Сердце тегеранской торговой вселенной - BAZAAR. Это район города, узкие извилистые улочки которого превращены в пассажи, и каждый дом здесь - магазин и склад. Повсюду толпы людей, тачек, тележек, ковров, кувшинов, приправ, китайского ширпотреба, еды, кебабов, свеклы на пару (местное лакомство!!!) и вездесущих мотоциклов, груженых товаром в три человеческих роста, лихо выруливающих сквозь плотную толпу. Тут мы встретили нашего первого европеоида – белобрысого голландца, который, с фотоаппаратом на груди, как ледокол, в благородном одиночестве невозмутимо прокладывал себе пусть через толпы смуглых аборигенов, на голову возвышаясь над суетливой толпой.

Дорогой интурист! Помни! Тебя обмануть тут не только возможно, но и почетно!

Tochal – «долина чайников» на вершине мира

На следующий день мы приступили к своим прямым обязанностям: забросили доски в такси и поехали приводить Тегеран в трепет и наводить на него ужас.

Очень это, знаете ли, круто, когда город заканчивается нехилой каменной стеной гряды Эльбрус (Alborz mountains), уходящей в небо за низкие облака. Это в 7 километрах от северного Тегерана. Туда же, за облака, на высоту 3740 метров, можно подняться за 8 баксов с помощью двух очередей подъемника - вагончика Tachal Telecabin. Это нехитрое приспособление устанавливалось 30 лет назад во время благоденствия низвергнутого шаха.

Наивысшая вершина Ирана – вулкан Дамаванд (Dаmavаnd), высотой 5604 метра. Знал ли ты об этом, интурист?

Наверху, среди снежного великолепия и сгибающего рельсы влажного морозного воздуха, горнобордера ожидает два кресельных подъемника и один неработающий - бугельный. И все это БЕСПЛАТНО, так как платить нужно только за кабину! Там же, наверху, можно купить кофе, яичницу и индивидуальный кислородный баллон (если вдруг голова пойдет кругом от радости). Было бы здорово, если бы еще продавали гелий, но это уже на любителя.

Иранские бордеры (которых значительно больше, чем лыжников) модны. Вполне нормальное явление - увидеть такого гражданина в верхних моделях одежды этого сезона и на лучших досках, которые, как может понять знающий свое дело сноубордист, стоят целое состояние! Но особым шиком у иранских досочников в этом сезоне несомненно считается «элвис-стайл» - объемная фигура на голове из набриолиненных волос в полметра высотой. «Ицца куль!» - как говорят там некоторые.

Несмотря на резкий и красивый подъем, территория, отведенная для катания в Тошале, довольно пологая и скучная. В первый же день обкатав все трассы и съехав со всех ближайших вершинок, мы заскучали. Зато только здесь угнетенная женщина Востока может позволить себе появиться перед самцами с собачьей цепью на филейной части и непокрытой головой.

Еще нашему корреспонденту стало известно из компетентных источников, что иранские бордеры все же, несмотря на строгие табу, алкоголь УПОТРЕБЛЯЮТ! Употребляют и «хашишь» курят, потому что красиво жить не всякому иранцу запретишь. И, когда во время лихой пьянки появляется полиция, всегда находятся способы с нею договориться.

Забегая вперед, скажу, что этим же прекрасным вечером мы вырубили запрещенного контрабандного, бутлегерского вискаря.

В помощь интуристу. Крайне полезный базовый разговорник рашен-фарси:

Буэнос диас, дети Востока! – Salam!

Большое спасибо, дорогие друзья, можете ничего больше не говорить - Motoshakkeram

Мужики, говорите разборчивее – ни черта не понятно! И вообще – почему не по-русски? - No Farsi

I think I have lost - I think I have lost

В «номера» решили возвратиться при помощи общественного транспорта и узнали много полезного:

1) Оплата автобуса производится на выходе, а не на входе. Буквы иранцы пишут справа налево, а цифры слева направо. Круто.

2) Кроме торговых, город разделен еще и на транспортные районы и таксисты «оранжевых» машин не имеют право въезжать та территорию, где орудуют «синие», и так далее.

3) Метро в Тегеране вполне современное, бесшумное и шустрое (www.tehranmetro.com). Три линии. Первый и последний вагоны – женские (леди ездят бесплатно). Средние, соответственно, мужские. Туда-то мы и вломились в бордерской одежонке с досками наперевес. И пялились на нас буквально все. Самые смелые, конечно же, задавали самый главный персидский вопрос «вер ю фром». А когда мы выходили из вагона, толпа на перроне даже забывала щемиться внутрь, провожая нас ошалелым взглядом. Тут-то и встретился нам второй иностранец – потерянный поляк, который пытался понять, как уехать в нужном направлении. Я имею в виду европеоидного иностранца, потому что иностранцев местного пошиба тут хоть отбавляй. Например, мудрыми советами по пользованию общественным транспортом нам помогал лыжник из Бахрейна, который имеет укоренившуюся дурную привычку ездить сюда кататься.

4) И уже в гостинице мы узнали от портье, что со сноубордами и разной увесистой поклажей в метро заходить строго воспрещается. Поэтому толпа в тегеранском метро есть, а давки нет.

Teheran – аресты и саботаж

На следующий день мы опять приступили к созданию давки в метро. Но при контрольном проникновении с досками через турникеты нас все же задержали. И как мы попали в метро в первый раз? Однако когда на каверзные вопросы копа мы ответили по-русски: «Мужик! Ну мы тебя вообще не понимаем, ты видишь?!», спецслужбы махнули на нас рукой и пропустили к поездам. Иностранцы здесь – потеха, нажива и гордость для всей страны! Их мало и их надо беречь.

Однако: на площади Имама Хамейни, в 20 часов 20 минут вечера, при попытке сделать на цифровую мыльницу банальную туристическую фотографию, из-за маленьких фонарных столбов появились большие люди с черными усищами, зелеными капюшонами, автоматами Калашникова (люди прятались за столбиками боком) и попросили предъявить сфотографированное. Фраза «СССР! Фройндшафт!» не помогала, пришлось показывать.

Удовлетворенные увиденной «фотографией для мамочки», боевики спросили, не снимали ли мы их прикольное военное здание. «Нет!» - храбро ответил Лукач. «Честно?» («Рьыльи?») - переспросили отчаянные головорезы. «Честно!» - убедительно ответил Лукач. И нас снова отпустили.

В отместку за нанесенную моральную травму и оказанное посланникам культуры и мира недоверие, мы парализовали работу Самой Главной Пожарной части. Для этого потребовалось лишь спросить на КПП, можно ли сделать пару фотографий. Вся пожарная команда заметалась по территории, наряжаясь в свои лучшие пожарные костюмы, и попутно до блеска натирая рукавами каски. Нам включили свет, развлекали разговорами, спрашивали «вер ю фром» и помогли держать пакет с купленным у кочевников зеркальцем для любимой, пока я занимался съемкой секретного объекта.

Dizin – райский ад

В ту среду, в семь часов утра, мы проснулись от странных звуков. Видимо где-то под окнами в ворохе запутанных улочек проходили школьные занятия или что-то в этом роде. Слышны были только голоса. Взрослый мужской голос спрашивал в мегафон что-то громко и восторженно. А ему отвечал запинающийся - детский. Иногда все дети хором кричали что-то вроде «зиг хайль» и громко фальшиво пели фальцетом. Спать было невозможно.

Да, в общем, уже и не нужно, потому что пора было ехать в Дизин (120 километров от Тегерана), горнолыжный курорт, гораздо более серьезный, нежели какой-то там «чайный» Тошаль. В автобусе по радио, как ни странно, играла «Катюша» без слов, и мы, конечно, громко ее исполнили хором. Самовар в Иране считается исконно национальным устройством. Не удивлюсь, если нашу «Катюшу» персы заграбастали таким же образом.

Все знают бородатый анекдот про «торчка», попавшего в ад, где ласковое солнце, бескрайние поля конопли, а спичек нет. Но не все знают о том, что существует ад сноубордический, когда стоит легкий морозец, снег серебрится, горное солнце светит в глаз, отели почти пустые, от них двадцать шагов до прекрасных гор. Горы усеяны разнообразными подъемниками, которые работают, но подниматься на них со спортивным инвентарем НЕЛЬЗЯ!!! Потому что на нижних очередях «маловато снега» и во избежание порчи оного поступила команда свыше никого не пускать и на провокации не поддаваться.

И действительно, бугельмэны взяток не берут и делают вид, что по-английски не понимают. Приходится объяснять жестами вперемешку с крепкой руганью и солеными шутками, что кататься с этих дурацких хлипких гор мы не собираемся. Так, хотим просто с бордами в вагончике вверх-вниз покататься…

Сделали попытку бэккантри, пешего подъема на вершину, но были остановлены так называемым «лыжным патрулем». Долго убеждали его (жестами, конечно) что мы свои, сноуборд-патруль!..

После того, как и этот вариант не прошел, пришлось сказаться журналистами и выхлопотать у Самого Главного по Дизину личный именной подъем на Самую Матерую вершину. Наивысшая точка – 3550 метров, перепад высот – 850 метров.

Отели в Дизине государственные (сети ITTIC INNS) с чудными двухместными номерами за 41 американский бакс. К услугам сноубордистов ванна, телевизор с иранским футболом, холодильник, указатель направления на Мекку на потолке, набор для молитвы. Все в Dizin ITTIC Inn хорошо, вот только кто-то из электриков крепко облажался с заземлением, и из ванны, с балкона и со стороны батареи можно было слышать звуки лихих электроразрядов и вычурную брань.

В Дизине обнаружили земляка – дядю Сашу, тренера олимпийской сборной Ирана по кросс-кантри. Большое спасибо ему и его переводчику Рустаму за посильную помощь в борьбе с руководством курорта!

Интуристу: «крутизна» отеля определяется наличием в его холле белого рояля.

Напоследок хочется заметить, что Иран ИЗОБИЛУЕТ приятными местами для агрессивного катания, о которых с удовольствием и солеными шутками можно будет рассказать в другой раз. Сервис тут не дороже европейского и, если сделать правильный выбор, то удастся разместиться на достойном уровне. Но, в отличие от засиженных лыжниками Альп, иранские горы не порабощены мировым туристическим бизнесом. Иран не разбалован и не опошлен полчищами пузатых туристов на снегокатах и выхолощенной экзотикой. Это не Египет и не Красная поляна. Это - Персия, сказочная страна. Так что пока еще остается место и время для подвига!

СЭ Экстрим

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03794 sec