Российский атом: Профессор М не хотел быть министром

12 октября 2006
Указом Бориса Ельцина от 28 января 1992 года было образовано Министерство по атомной энергии. Первым его главой стал уроженец Максатихинского района Виктор Михайлов, один из отечественных «ястребов». В профессиональной среде cоздателей ядерного оружия он имеет прозвище Профессор М.

-- В Северной Корее взорван не ядерный заряд, -- убежден Виктор Никитович. -- Никакой угрозы России нет.

Личное дело

В анкетах Михайлова указано, что он появился на свет 12 февраля 1934 года в селе Сопроново Московской области. В действительности он родился в селе Малышево, ныне это территория Максатихинского района Тверской области. В 1952 году поступил в Московский механический институт (впоследствии Московский инженерно-физический институт). Сдал «теоретический минимум» академику Льву Ландау, что удалось сделать единицам. В институте имел первый разряд по гимнастике. Окончил МИФИ в 1958 году с отличием по специальности теоретическая ядерная физика. Диплом защитил на кафедре теоретической физики у академика Якова Зельдовича по тематике сжатия сверхмалых масс активных ядерных материалов.

С 1958-го по 1969 год работал во Всесоюзном НИИ экспериментальной физики -- в закрытом городе Арзамасе-16. Занимался теорией малых энерговыделений от реакций деления ядер. Участвовал в ядерных испытаниях на полигонах.

В 1969 -- 1988 годах работал в НИИ импульсной техники заместителем директора, директором, главным конструктором. Институт разрабатывал приборы диагностики быстропротекающих процессов при ядерных взрывах.

А в 1988 году он руководил группой советских специалистов в совместном эксперименте США и СССР. Один подземный ядерный взрыв произвели в Неваде, другой -- на Семипалатинском ядерном полигоне. Уточнялись эффективные методы контроля за так называемым пороговым договором (ограничивающим мощность ядерного заряда 150 килотоннами в тротиловом эквиваленте). Это была работа в так называемой ближней зоне.

Михайлов ушел с поста министра день в день: 2 марта 1992 года был назначен, ровно через шесть лет того же числа -- не без помощи Виктора Черномырдина -- освобожден «в связи с переходом на научную работу». После него три года министрам был Евгений Адамов, затем Александр Румянцев. Сегодня Росатомом руководит Сергей Кириенко. С декабря 1992 года он научный руководитель Российского Федерального ядерного центра.

Академик РАН В.Н. Михайлов -- член Ассоциации тверских землячеств.

«Я -- ястреб»

Виктор Михайлович работал с корифеями науки -- Яковом Борисовичем Зельдовичем, Андреем Дмитриевичем Сахаровым, Юлием Борисовичем Харитоном, Ефимом Павловичем Славским. Даже у Ландау он сумел найти ошибку в расчетах.

-- Я никогда не хотел быть министром, -- признавался Михайлов журналистам. -- Меня Борис Николаевич назначил, не спрашивая согласия. Позвонил Бурбулис и сообщил, что я назначен министром. А я тогда был замминистра по ядерно-оружейному комплексу. В принципе я по своей подготовке, исключая, конечно, заводскую часть, прекрасно знал ядерно-оружейный комплекс. Моя мечта была стать не министром, а научным руководителем. После назначения при первой же встрече с Борисом Николаевичем он меня спросил: «Как с вами работать?» А я ответил: «Со мной работать очень тяжело, потому что я ставлю очень высокую планку, чтобы каждый подчиненный по своему направлению знал больше чем я, а иначе получится, что я буду работать вместо него».

В 1993 году в издательстве «Крон-Пресс» вышла из печати автобиографическая книга В.Н. Михайлова «Я -- ястреб», в которой он описывал разные устрашающие вещи. Например, испытание заряда мегатонного класса в штольне, при котором произошел откол склона горы, где была эта штольня. Склон обрушился в долину и запрудил речку, теперь там образовалось озеро.

По данным экспертной группы «Панорама» В.Н. Михайлов противился полному запрещению ядерных испытаний. Он полагал, что для обеспечения обороноспособности страны необходимо продолжить испытания в минимальном количестве на Северном полигоне (острова Новая Земля). Положение архипелага гарантирует полную безопасность для населения близлежащих районов. При этом Михайлов выступал за заключение с США соглашения о безопасности проведения подземных ядерных испытаний с контролем его на международной основе. «Мы, как никто, печемся о сокращении ущерба от подземных ядерных испытаний, -- заявлял Михайлов в 1994 году, твердо веря, что сохранять мир на планете помогало нам отечественное ядерное оружие. -- Каждый раз, когда в США появлялся новый тип оружия, мы отвечали адекватно, что сразу делало ядерное нападение бессмысленным -- возмездие становилось неотвратимым».

Виктор Никитович неоднократно предупреждал, что он мирный человек, но, по его мнению, ядерное разоружение возможно только на основе многосторонних международных соглашений: «Пока таких соглашений нет, военные ядерщики, как это ни парадоксально, являются главными хранителями мира, гарантами паритета»

Человеческие привязанности

Десять лет назад «Российские вести» писали: «В свободное время он очень любит играть в шахматы. И копаться в своем огороде, где у него растут и морковка, и свекла, и картошка, собирает министр по осени и неплохие урожаи яблок и слив. Участок -- всего шесть соток, поэтому дачей это назвать сложно. По гороскопу министр -- Водолей, поэтому, как сам заметил, очень любит поливать свой сад-огород, никому это серьезное занятие не доверяет. Одежду покупает в простых магазинах, эксперименты с пошивом костюмов больше не проводит, хотя пытался шить и пиджаки, и брюки у портных в министерском ателье. Не понравилось. Выбор галстуков министр никому не доверяет -- галстуки подбирает сам. Любимого одеколона нет. В еде непритязателен, но больше любит овощные и рыбные блюда, нежели мясные. Курить начал поздно -- после сорока лет, курит много. Очень любит сладкое. И крепкое тоже, среди любимых напитков с градусами -- хорошие армянские коньяки».

Сантехников к себе в дом Михайлов не приглашает, все неисправности устраняет сам. Больше всего ценит в людях честность, профессионализм и доброту. В женщинах -- красоту и преданность: «Женщина -- хранительница очага, именно женщина вдохновляет мужчину на большие дела». Любимое время года -- весна. Любимые цветы жены -- розы и хризантемы.

-- Виктор Михайлов -- человек злопамятный, -- утверждала «Независимая газета» в 1997 году. -- Несомненно, жесткий, чувствующий за собой всю мощь гигантской структуры своего министерства. Одно его «Вернусь и ничего не прощу!» многого стоит… Не кажется неожиданным следующее его заявление: «Я считаю, что попытка развалить ВПК на совести Горбачева. Он только что не призывал давить директоров наших заводов. О талантливых ученых, организаторах, как о клопах».

В общении с Михайловым, преданно и беззаветно влюбленным в ядерное оружие, некоторым журналистам было трудно избавиться от ощущения некой парадоксальности, присущей, наверное, самым гениальным решениям столь любимой им физики: «Сам диалог с ним неизбежно переходит в монолог, потому что Михайлов жестко требует от собеседника адекватного уровня знаний и понимания. Действительно, его выкладки и доводы не всегда понятны неподготовленному слушателю, однако бесспорно, что это мнение Личности с большой буквы».

Но я не почувствовал в Михайлове ни злопамятства, ни упертой заданности. В минувший понедельник мы беседовали с ним в кабинете Вячеслава Кудрявцева, одного из руководителей Ассоциации тверских землячеств.

Малая родина

-- Скажу, что мои родители -- настоящие тверские жители. Отец с севера Тверской области, из Лесного района, -- рассказывает о себе Виктор Никитович, выкуривая сигарету. -- Мама -- со станции Малышево, Советский городок, с июня 1936 года он относился к Брусовскому району, теперь это Максатихинский район. Это на железной дороге от Бологого к Ярославлю. У меня были две родные сестры. Одна, Верочка, родилась в Малышеве. Я родился, когда папа был на заработках в Подмосковье, в Видном.

А младшая сестра родилась в Калинине. Папа был прекрасным работником, переехал в Калинин и работал до войны сантехником.

Войну семья встретила в Твери. Никиту Михайлова взяли в ополчение в первый день войны. В 1942 году отец написал нам письмо, а на следующий год пришло извещение, что он погиб. А в 1945 году мать вышла за другого. Семья по вербовке уехала в город Никель на Кольский полуостров.

-- Для любого человека клочок родной земли, где родился и рос, где похоронены деды и прадеды, является святым местом. Поэтому для меня это был очень торжественный момент, когда меня пригласили в Ассоциацию тверских землячеств, и я охотно согласился.

…Виктор Никитович только что вернулся из дедовского дома, построенного для матери ученого. Он восстановил его в первозданном виде -- с точностью до десяти сантиметров, с той же изгородью, той же русской печью.

-- Сегодня я посетил эти места, красоты необыкновенной! -- доволен Михайлов. -- Я влюблен в них на всю жизнь. Это станция Малышево. А севернее -- Новгородчина.

Калининская АЭС

«Зеленые» активно выступают против пережигания оксидов оружейного плутония на реакторах ВВЭР-1000, таких как на Калининской АЭС. Защитники природы считают, что так называемое МОКС-топливо намного опаснее штатного топлива из урана.

-- Я всегда говорил, что плутоний по себестоимости его выработки в пять-шесть раз дороже, чем высокообогащенный уран-235, имеется в виду 90-процентное и выше содержание именно изотопа-235. И уран-238, который существует в природном элементе.

МОКС-топливо, плутоний, дороже, поэтому для него надо искать оптимальный вариант использования реакторов, ведь при сжигании его в качестве топлива он обладает той же калорийностью, что и уран. Поэтому мне казалось, что надо изобрести, создать ядерный реактор, в котором можно было бы использовать плутоний, имеющий критическую массу в пять раз меньше, чем у высокообогащенного урана-235, -- десять килограммов и пятьдесят килограммов. Для того чтобы использовать это свойство, нужны финансы.

Использование МОКС-топлива на Калининской АЭС пока не планировалось. Может, это и будет в будущем, но пока такого генерального плана не было. Эксперименты пока идут в Дмитровграде и нашем исследовательском центре.

Взрыв в Северной Корее

-- СМИ передают, что в Северной Корее произведен ядерный взрыв. Как это отразится на безопасности России?

-- На мой взгляд, на безопасности России это никак не отразится, -- отвечает Виктор Михайлов. -- Тем более, что это был не ядерный взрыв. Я убежден в этом. Это взрыв пятисот -- тысячи тонн обычного тротила с примесью, скажем, изотопных источников. Это может быть видимостью ядерного взрыва. Северной Корее еще далеко до создания ядерного оружия.

Но ситуация в мире, созданная американскими военными, такова, что любому народу надо обязательно говорить и показывать, что у него создано ядерное оружие. Потому что на такую страну американцы побоятся напасть.

Вече Твери

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03677 sec