Иран, Израиль, Ближний и Средний Восток: 31.07.69, Голда Меир: вам больше нечем заняться?

29 июня 2006
1969 год. Соединённые Штаты намерены всерьёз обсудить с Израилем вопрос о ядерной и ракетной программах еврейского государства. Пока дипломаты и военные двух государств обсуждают различные трактовки термина «введение ядерного оружия», посольство США пытается добиться от Голды Меир направить инспекторов на реактор в Димоне.

Сайт IranAtom.Ru публикует перевод каблограммы, отправленной посольством США в Израиле 31 июля 1969 года.


Каблограмма: 2941

Предмет: посещение Димоны

Резюме
. 31 июля 1969 года посол сказал премьер-министру Меир, что американская команда, посетившая Димону в начале июля, оказалась неспособна провести полный осмотр, и затребовал дополнительный однодневный визит в Димону в следующем месяце. Госпожа Меир ответила, что это невозможно, так как любое отступление от принятой процедуры потребует вмешательства правительства и международного комитета кнессета, а это не произойдёт в период до выборов.

1. Посол договорился о встрече с премьер-министром Меир в начале этой недели. Премьер-министр не могла выделить время до 31 июля, и встреча состоялась сегодня во второй половине дня. Переговоры продлились около часа.

2. Посол особо отметил, что он на протяжении нескольких лет имел дело с инспекциями, знает проблемы правительства Израиля, однако полагает, что визиты стали стандартными, возможно, слишком стандартными. Он подчеркнул, что проблема в содержании визитов. К сердечному приёму, оказанному израильской стороной, команда не имеет претензий. Госпожа Меир сказала, что у израильтян, в свою очередь, остались также хорошие впечатления об американской команде.

3. Отвечая на высказывания посла, госпожа Меир заявила, что она занимается данным вопросом с самого начала. В момент согласия Бен-Гуриона на первый визит, она находилась у него дома. Она знает, с каким трудом далось Бен-Гуриону это решение. Несколько первых визитов состоялись втайне от правительства Израиля – до тех пор, пока в «Нью-Йорк Таймс» не была опубликована утечка информации. Делом занялся кабинет министров и международный комитет кнессета, к большому неудовольствию тогдашнего премьер-министра Эшкола.

С тех пор, правительство и комитет всегда знают о визитах на Димону. Она не может сказать, что все счастливы от таких визитов, однако визиты продолжаются – ведь для их прекращения необходимо решение правительства, а этого пока удавалось избежать. В этом году США предложили провести визит немного ранее намеченного срока из-за выборов, однако она ответила негативно. Пусть всё идёт своим чередом, и не будет никаких отклонений от установленной процедуры, тогда не будет никаких возможностей для постановки под сомнение принципиального согласия на проведение визитов.

4. Сейчас, то есть, за три месяца до выборов, госпожу Меир просят вновь поднять этот вопрос в правительстве и комитете. С 1961 года состоялось уже восемь визитов.

Соединённые Штаты направляли в Израиль тех, кого они сами выбирали; эти люди занимались поисками и не нашли ничего. Проблема заключается в том, что они не нашли чего-то, что отсутствовало на Димоне? Абсолютно невозможно поднимать сейчас вопрос о новой поездке в правительстве и комитете. Просить сделать это – неразумно.

5. Посол ответил, что он знает о серьёзности внутренних проблем. Он не уверен, однако, понимает ли правительство Израиля всю глубину той серьёзности, с которой правительство США подходит к ядерному вопросу? Из-за очень большой опасности ядерного оружия, в США есть люди, которые полагают – если не доказано обратное, нам следует верить в худшее, и это касается не только Израиля, но и любого другого государства.

Чувствует ли Израиль достаточно важным развеять сомнения сомневающихся? Что касается предыдущих визитов, то всякий раз мы принимали правила, предлагавшиеся правительством Израиля. Нужно сказать, что визиты проходили не так, как мы надеялись. Президент Кеннеди просил премьер-министра Эшкола согласиться на проведение двухдневных визитов каждые шесть месяцев. Эшкол не стал давать письменное подтверждение, однако устно отметил, что пожелание президента приемлемо, и это заявление было воспринято, как согласие правительства Израиля.

Но сейчас визиты становятся настолько поспешными, что команды не могут подготовить доклады, которые были бы в интересах правительств США и Израиля с точки зрения устранения сомнений.

6. Госпожа Меир сказала, что она понимает соображения посла. Но, с другой стороны, несколько недель назад правительство США попросило её о сотрудничестве в вопросе об Иордании, и она пошла навстречу. Она очень тревожилась, но она сделала это. С тех пор, в течение июля произошло 98 перестрелок на иорданской границе, некоторые с участием иорданской армии, но большинство – с ФАТХ.

Король Иордании обещал, что стрельбы не будет, в том числе, со стороны ФАТХ. Сейчас сирийцы передислоцировали шесть русских 130-мм орудий в Сафи, к югу от Мёртвого моря, а дальность стрельбы этих орудий составляет 27 км. Израиль окружён с юга, востока и севера. Иракцы и саудиты уже находятся в Иордании, и сейчас туда входят сирийцы. Факт в том, что сирийцы уже там. Также было выступление Насера, и Брежнев послал ему ответный сигнал, заявив, что СССР будет снабжать ОАР всем необходимым для борьбы с израильтянами. Но в ваших глазах подозреваемыми являемся мы, и это заставляет её печалиться.

7. Посол подчеркнул, что понимает её позицию, но в ядерном уравнении мы говорим об остальном мире, а это полностью различные факторы. Это не то же самое. Потенциал ядерного оружия настолько велик, что мы не можем рассматривать его отдельно. Это не значит, что мы не понимаем потребности Израиля в обычном вооружении.

Однако, ядерное оружие – это нечто иное. Поэтому мы обсуждали ДНЯО, и наши друзья подпишут его. Госпожа Меир прервала посла и сказала, что Израиль, по крайней мере, был в хорошей компании, но посол ответил, что не настолько хорошей, как компания тех, кто подписал ДНЯО.

8. Премьер-министр сказала, что любой с хорошо развитым воображением может представить себе весь ужас ядерного оружия, и как его владелец, и как потенциальная мишень. Однако проблема Израиля заключается сейчас в том, что ему нужно выжить перед лицом угрозы обычного вооружения. Решению этой задачи посвящён каждый джоуль её энергии и знаний. Она не говорила, что Соединённые Штаты неправы в их борьбе с распространением этого ужасного оружия, но она не понимает, почему Израиль попал под подозрение?

9. Посол ответил, что он не говорил, что подозрения в адрес Израиля обоснованы. Но факт заключается в том, что такие подозрения существуют, и в интересах США и Израиля устранить их. Тогда госпожа Меир сказала, что она не понимает заявление американцев об их желании нанести новый визит в Димону до её поездки в Вашингтон.

Разве королю Хоссейну было сказано, что он должен прекратить перестрелки на границе до встречи с президентом США? Посол ответил, что мы никогда не требовали от него полностью прекратить их, но мы приветствуем его усилия в этом направлении. Премьер-министр возразила, что если король не может удерживать сирийцев вне Иордании, то он не является правителем, и нет никаких причин принимать на веру его слова.

В его страну вторглись войска трёх арабских государств, и он не предпринял ничего в ответ. Посол ответил, что король – лучший из тех, кто есть в Иордании. Госпожа Меир возразила, что её не интересует, кто там есть, если он не может сдержать других от проникновения в его страну. Она ничего не имеет лично против короля, но или в Иордании будет кто-то, кто сможет защитить эту страну, или там не будет ничего. Посол ответил, что Иордания – это не Израиль. Вы пытаетесь применять к Иордании израильские подходы. В мире есть немало слабых стран, таких, как Иордания.

10. Присутствовавший Яков Херцог вмешался и сказал, что было два послания от короля, в которых он заверял, что стрельбы не будет. Посол признал, что мы знали, что полностью сделать этого не удастся. Меир спросила, может ли король добиться ухода сирийцев? Или сирийцы пришли в страну против его воли, и тогда он должен сделать что-то, или они появились по его разрешению.

Следующим шагом в Иордании появятся египтяне. Херцог сказал, что сирийцы впервые вошли в Иорданию, и впервые со времени шестидневной войны, когда они вообще пытались сделать это. Меир продолжила: Ливан может не пускать сирийцев, но Иордания не может. Она может понять, что для короля будет удобнее жить в мире с сирийцами – но не за счёт Израиля. Херцог напомнил, что в начале года состоялся обмен посланиями между Хоссейном и Эшколом, в которых районы к югу от Мёртвого моря и Аккаба-Эйлат были (слово закрыто печатью «Рассекречено». – IranAtom.Ru). Сафи, где, как предполагается, находятся сирийские орудия, является ключевым для военного контроля на районом Мёртвого моря. Хоссейн показал, что не может контролировать его сейчас. Меир напомнила, что в районы вокруг Мёртвого моря вложено немало израильских и американских инвестиций. Один выстрел может вывести из строя весь бизнес на очень долгое время. Соединённым Штатам нужно думать о более важных вещах, а не заниматься поисками ядерного оружия в Израиле.

11. Посол сказал, что вопрос рассматривается в широком смысле. Правительство Израиля создаёт проблемы своей таинственностью. Визиты предназначались для конкретной задачи, но сейчас они стали настолько ограниченными, что эта задача не выполняется.

12. DCM (один из членов американской делегации. – IranAtom.Ru) сказал, что израильские ощущения, что Израиль стал неким уникальным объектом для подозрений со стороны правительства США, неверны. Большинство свободных стран мира, ведущие атомную деятельность, имеют связи с США в области реакторов, топлива или иных направлениях. Во всех подобных случаях, США настаивают на принятии полных и непрерывных гарантий, которые выходят далеко за рамки однодневных визитов на Димону, совершающихся раз в год. Госпожа Меир возразила, что Димона не была куплена у США и не получает топлива из США. Следовательно, у Соединённых Штатов нет повода для обсуждения гарантий для Димоны.

DCM ответил, что он не говорит о гарантиях для Димоны. Он всего лишь привёл пример с целью показать, что подозрения в адрес Израиля не являются чем-то необычным.

13. Херцог напомнил, что когда Эшкол впервые пришёл в правительство и сказал им о посещениях Димоны, он обосновал своё решение по продолжению визитов тем, что обязательства были даны ещё Бен-Гурионом. Госпожа Меир сказала, что если бы вопрос о Димоне впервые был бы поднят сейчас, то она даже не стала бы рассматривать возможность просить кабинет о разрешении для американцев на посещение Димоны. Она может продолжать их только потому, что Эшкол делал это – а Эшкол мог разрешать визиты, только ссылаясь на Бен-Гуриона. Если она придёт в правительство и комитет кнессета, то не добьётся никаких изменений.

14. Посол сказал, что он понимает проблемы премьер-министра, но в конце он должен отметить – Меир нужно рассматривать не проблемы, а цели. Цель такова – группа должна сделать такой доклад, который не оставил бы никаких поводов для сомнений. Если это не будет сделано, то сомнения сохранятся. Меир ответила, что она очень сожалеет о нынешнем развитии событий, но иной способ сейчас абсолютно неприемлем, просто невозможен.

Заключение от посла. Я давил на премьер-министра настолько, насколько это представлялось возможным. Я говорил, что целью визита является получение вывода об отсутствии производства ядерных материалов в Димоне, и что в интересы Израиля входит удовлетворение этого желания США. Внутренние политические проблемы, на которые она ссылается, существуют в действительности.

Я полагаю, что она права в своём утверждении, что вся программа визитов продолжается только потому, что в коалиционном правительстве Израиля никто не может собрать большинства для прекращения данной программы. Я предпочёл бы отделить в своём сообщении вопросы, связанные с прекращением огня с Иорданией и королём Хоссейном, но они остались в нём, так как проблема Димоны должна рассматриваться в Соединённых Штатах в контексте здешней общей ситуации. Те члены правительства, что выступают против госпожи Меир по вопросу о контроле федаинов, являются теми же людьми, кто не согласен с визитами на Димону. Они могут зарабатывать себе политический капитал в предвыборной кампании. Я заключаю, что мы сделали всё, что могли на данный момент, и не существует реальной возможности совершить ещё один визит на Димону до поездки госпожи Меир в Вашингтон или до израильских выборов в октябре 1969 года.

Посол США в Израиле Уолворт Балбур.

31 июля 1969 года.

Фотокопия английского оригинала документа

Перевод сайта IranAtom.Ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04099 sec