США и Иран: США уже в Иране – в баскетбольной лиге

Гарт Джозеф

08 мая 2006
Hannah Allam

Посол Соединённых Штатов в Иране – это гигант ростом 7 футов 2 дюйма, разговаривающий с карибским напевом и застенчиво признающийся в том, что любит слушать Конвея Твитти.

Гарт Джозеф, нью-йоркец, родившийся на острове Доминика, сегодня стал самым популярным игроком иранской национальной баскетбольной лиги. На площадке он возвышается башней смерти над оппонентами, но за её пределами он рассыпается в улыбках для своих юных фанатов.

Иранские спортивные газеты прозвали его «Посол» – подходящее имечко для человека, который успешно управляется с политикой, спортом и религией в Исламской Республике.

«Когда вы играете в другой стране, вы утрачиваете свою национальность и свою расу. Вы становитесь исключительно звездой баскетбола. Это позволяет вам говорить с людьми о ваших ценностях и вашей культуре без боязни получения немедленного жёсткого отпора», – говорит Джозеф.

В этом году почти 20 американцев – рекордное количество – демонстрируют свои навыки на иранских баскетбольных площадках, к вящему удовольствию фанатов. Рост напряжённости вокруг ядерной программы ИРИ не смог перевесить, может быть, самые крупные в мире заработки для баскетболистов за пределами НБА.

Бывшие игроки американской лиги, такие, как Джозеф, побывавший в составе «Денвера» и «Торонто» в сезонах 2000-2001 годов, получают в Иране более 20 тысяч долларов в месяц. Конечно, это меньше, чем имеют в той же НБА новички – порядка 33 тысяч долларов в месяц.

Соединённые Штаты и Иран не поддерживают дипломатических отношений на протяжении почти 30 лет, так что спортсмены являются чуть ли не единственными американцами, с которыми имеют возможность постоянно общаться граждане Ирана. Это накладывает на баскетболистов гораздо большую ответственность, чем броски из трёхочковой зоны.

Джозеф, приехавший в Иран в прошлом октябре, говорит, что он пытается разрушить в глазах иранцев сложившиеся у них стереотипы о Соединённых Штатах. С другой стороны, ему потребовалось долго убеждать оставшихся в Нью-Йорке перепуганных жену и детей в том, что иранцы не являются убийцами и похитителями людей.

«Конечно, у меня есть свои политические взгляды, как и у любого другого человека, но я не веду здесь политических войн. У нас у всех есть проблемы, в том числе, и у Америки. Нам нужно признать, что никто из нас не обладает полной свободой, даже при демократии», – считает спортсмен.

Иранская баскетбольная суперлига состоит из 16 команд. За клубами стоят богатые корпорации и государственные ведомства. Две самых успешных команды принадлежат министерству обороны. Каждому из клубов разрешено иметь в своём составе по два иностранца, и тренеры предпочитают приглашать американских игроков.

«Американцы высокие и крупные. Они прекрасно делают подборы и бросают по кольцу. Они в буквальном смысле слова спасают свои команды», – отмечает иранская спортивная журналистка Махин Горги, работающая для издания «Гол».

Гарт Джозеф выступает за иранский армейский клуб «Саба Баттери», вместе с ещё одним американцем – Эндрю Питтсом, некогда игравшим за университетскую команду из Хьюстона.

Горги считает, что американцы очаровывают иранских фанатов своими татуировками, плясками после победы и восторженным кличем «Йяху, бэби!» после каждого удачного броска.

Конечно, даже вкупе с американским антуражем, баскетболу в Иране пока ещё очень далеко по популярности до футбола и борьбы. На матчи армейских баскетбольных команд командирам соседних частей приходится приводить солдат, чтобы заполнять пустоты на трибунах.

Горги, подружившаяся с несколькими американскими спортсменами, вспоминает, что однажды она не решилась перевести им скандирование зрителей-солдат: «Ядерная энергия – наше абсолютное право!».

Жизнь в Иране выглядит для американских парней скучновато. Здесь нет баров или ночных клубов, а в поездках команды сопровождают охранники, приглядывающие за тем, чтобы спортсмены не предавались пьянству и кутежам.

Жёсткие ограничения вынудили игроков-иностранцев создать свой собственный подпольный мирок. Он напоминает дни сухого закона в США, с бутлегерами, доставляющими алкоголь.

Джозеф проводит свободное время за изучением персидской истории, а также за поисками кокосов, авокадо и других тропических фруктов, к которым он привык с детства. Но его пристрастия разделяют далеко не все американские игроки.

Джон Картер, выступающий за армейский клуб «Санам», предпочитает запираться в своих апартаментах в Тегеране, забитых ящиками водки «Абсолют» и сигаретами «Phillies Blunt». Спутанный клубок проводов ведёт к видеоприставке, компьютеру с Интернетом и проигрывателю iPod, заливающему все комнаты звуками хип-хопа. Отличная горячая пицца доставляется путём всего одного телефонного звонка – иранскими мальчишками, визжащими «Джонни!» всякий раз, когда он открывает входные двери.

«Добро пожаловать в маленькую Америку! Салям!» – приветствует своих гостей 32-летний оклахомец.

Картер, никогда не игравший в НБА, ориентируется в Тегеране по красочным антиамериканским плакатам. Однажды он и его партнёр – бывший игрок из Северной Каролины – пытались вспомнить местоположение одного из местных универмагов.

«Универмаг рядом с большим плакатом», – начал Картер.
«Это который с пулями, разрывающими американский флаг?» – уточнил партнёр.
«Да нет же, другой».
«Там, где статуя Свободы похожа на скелет?»
«Опять мимо!..»

Картер в исламском мире далеко не новичок. Он уже играл и в Сирии, и в Саудовской Аравии. Его подружка ливанского происхождения, а его дом расположен в населённом арабами пригороде Детройта. Тем не менее, когда его агент предложил ему поехать в Иран, ответ был однозначный: «О чёрт! НЕТ!».

Однако потом он услышал от агента размер своей зарплаты – и уже через несколько недель оказался на паркете тегеранских площадок.

Картер и его друзья иногда развлекаются тем, что танцуют в общественных местах или заговаривают на улицах с незнакомыми девушками. Удивительно, но такие поступки абсолютно не привлекают внимания местных органов правопорядка. Правда, Картеру пришлось-таки однажды с ними повстречаться.

В один из дней, Картер забыл ключи от своего дома. Афро-американец ростом в 6 футов и 9 дюймов, одиноко сидящий на улице Тегерана, выглядел откровенно чужеродным элементом в окружающем пейзаже – и полиция не заставила себя долго ждать.

Офицер открыл дверь полицейской машины и потребовал от Картера пройти внутрь. Баскетболист отказался и захлопнул дверцу. Офицер повторил попытку с тем же успехом.

События начинали принимать угрожающий поворот, когда полицейский сделал шаг навстречу игроку – но тут он осознал, кто стоит перед ним.

«Джонни! Джонни Картер! Джонни КАРТЕР!! (censored) мать!!! OK, OK, everything is OK!».

«Knight Ridder Newspapers»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03162 sec