В Иране отмечают День памяти великого поэта Хафиза Ширази

12 октября 2005
Сегодня в Иране отмечают День памяти великого поэта Хафиза Ширази, всемирно известного классика персидско-таджикской поэзии, поэта и суфия. По решению ЮНЕСКО это событие включено в международный календарь знаменательных дат.


Сегодня с утра вереницы молодых людей и представителей старшего поколения с огромными букетами роз идут к гробнице Хафиза в Ширазе. Одни наизусть читают произведения классика, другие посыпают его могилу лепестками роз. Во всех школах Шираза и Ирана пройдут уроки на тему День Хафиза.

Мастер газели Шамседдин Мухаммад Хафиз родился 1325 года в городе Ширазе. Происходя из незнатной и небогатой семьи ширазских горожан, Хафиз, однако, получил полное богословское образование и прославился как «хафиз» (человек, знающий Коран наизусть; впоследствии «хафизами» стали называть в Средней Азии и Афганистане народных певцов, сказителей). Плата за обрядовое чтение Корана, а также пожалования от высоких покровителей составили в дальнейшем основной источник существования поэта. Однако придворная поэтическая деятельность не обогатила Хафиза, и во многих стихах он говорит о себе как о человеке необеспеченном.

Хафиз умер в 1390 году и был похоронен в своем парке «Мосалла», на берегу реки Рукнабад в Ширазе.

Переписанная через 35 лет после смерти Хафиза рукопись его «Дивана» была обнаружена в 1928 г. иранским библиофилом Хальхали.

«Диван» Хафиза состоит из 418 газелей (объемом от 5 до 10 бейтов), 5 крупных касыд-панегириков, 29 кит'а (небольших «стихотворений на случай»), 41 рубаи и 3 небольших маснави: «Дикая лань», «Саки-наме» и «Моганни-наме».

В лирике Хафиза преобладают традиционные тем вина и любви, мистического озарения, славословия, жалобы на бренность и непознаваемость мира. Однако если в традиционной поэзии такие темы, как правило, решаются отвлеченно и безлично, то лирический герой Хафиза – полнокровный, живой человек, одержимый кипением противоречивых страстей: он то аскет, мистик и духовидец, то скептик, вольнодумец и мечтатель, возвещающий человечеству наступление светлого земного царства, то забулдыга и дебошир, нарушитель спокойствия, до грубости резко обличающий духовенство и власть имущих. И если в центре поэзии Хафиза все же стоит тема неистового эгоцентрические наслаждения, в этом следует видеть стремление поэта уйти от современной жестокой действительности.

Хафиз широко использует в своих газелях образы и термины традиционной суфийской поэзии, которые обычно допускают возможность двоякого толкования – прямого, реалистического и переносного, символического. Не подлежит сомнению, что Хафиз, подобно многим предшественникам, использовал суфийскую поэтическую форму для вуалирования бунтарских и тираноборческих высказываний и что большая часть его газелей не имеет отношения к суфизму.

Творчество Хафиза в целом представляет собой высшее достижение всей средневековой персоязычной лирической поэзии. Его стихи переведены на все европейские и многие азиатские языки. В современном Иране «Диван» Хафиза стоит на первом месте среди всех переизданий классического наследия.

Исочник:"IRNA"
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03927 sec