Северный вариант на юге Каспия. Ирану предлагают ресурсный принцип деления моря

03 февраля 2003
По планам казахстанского руководства, добыча нефти с конденсатом в 2003 году должна возрасти до 52,7 миллиона тонн, по сравнению с 47,2 миллионами тонн в 2002 году.

Агентство Рейтер, со ссылкой на информацию, предоставленную министром экономики и бюджетного планирования Кайратом Келимбетовым, привело на днях следующие цифры: в 2003 году добыча нефти с газовым конденсатом вырастет, по прогнозам, на 11,7 процента, в 2004 году - на 6,3 процента, в 2005 - на 9,3 процента. Таким образом, в 2003 году должно быть добыто 52,7 миллиона тонн, в 2004 - 56,0, а в 2005 - 61,2.

В немалой степени способствовать этому прогрессу будет долгожданная программа разработки казахстанской части шельфа Каспийского моря, которая, возможно, будет все-таки принята в скором будущем (как считает министр, это произойдет в апреле).

Первые тендеры на разработку около 120 нефтяных структур, расположенных на шельфе, будут объявлены в конце 2003 - начале 2004 годов. Большой рост добычи углеводородов ожидается в 2006 году. Нетрудно догадаться, что правительство связывает такой прогноз с вводом новых участков на шельфе, о чем не раз говорили правительственные чиновники.

Реализация программы в любом случае будет зависеть от степени решенности проблемы правового статуса Каспия. Подтверждением этой мысли может служить конфликтная ситуация, сложившаяся во взаимоотношениях казахстанского правительства с "ЛУКОЙЛом" и "Газпромом", связанная с затягиванием последними начала разработки месторождения Центральное. Как отметил в минувший вторник министр энергетики Владимир Школьник: "Работа на Центральном до сих пор не началась, и виновата в этом российская сторона. Из-за нее не выполняется межправительственное соглашение России и Казахстана о разграничении Каспия".

Пару недель назад информагентства сообщили о намечавшейся на 25-26 января в Тегеране встрече представителей пяти прикаспийских государств по вопросам экологии моря. Об этом журналисты узнали, в частности, от заместителя министра иностранных дел России Виктора Калюжного, который поделился информацией, будучи с визитом в Баку. В иранской столице предполагалось рассмотреть проект Конвенции по охране окружающей среды Каспийского моря. В. Калюжный тогда отметил, что этот документ практически готов, и "его можно если не подписать, то хотя бы парафировать". По его словам, необходимость согласования позиций сторон по этой Конвенции стала одной из целей двухдневного визита в Баку. Как подчеркнул замминистра: "У нас есть некоторые расхождения, но они не существенны".

Скорее всего эти расхождения все же были "существенными", иначе встреча в Тегеране состоялась бы. Тем более, если учесть, что любые пятисторонние соглашения, касающиеся Каспийского моря будут принимать во внимание общий документ по правовому статусу моря, который все еще не имеет законченных юридических и политических форм и содержания, именно ввиду наличия серьезных разногласий между договаривающимися сторонами.

Накануне даты проведения этой встречи, а именно в пятницу 24 января, стало известно, что "намеченное на 25-26 января в Тегеране подписание рамочной конвенции об охране окружающей среды Каспийского моря не состоится и переносится на неопределенное время". По информации агентства "Тренд", стала известна причина, по которой заседание не состоялось: "причина связана с позицией в этом вопросе Туркменистана. В частности, страна отказалась прислать своего представителя в Тегеран для подписания конвенции, дата которого была согласована еще около двух месяцев назад".

В декабре прошлого года, после того, как по вине туркменской стороны была сорвана встреча замминистров пятерки по вопросу о статусе Каспия, Виктор Калюжный выразил уверенность в том, что заседание рабочей группы непременно состоится в середине января 2003 года. Как известно, этого не произошло. Даже не состоялась упомянутая встреча по экологической конвенции, несмотря на то, что данный документ по своей сути вполне нейтрален и направлен на осуществление совместных мероприятий при ликвидации аварий и крушений на Каспии.

Тем не менее, российские представители утверждают, что переговорный процесс в целом начал позитивно развиваться, особенно с того времени, как Россия предложила Ирану новые пути и методы рассмотрения проблемы раздела моря, а Туркменистан решил расширить сотрудничество с российскими компаниями в сфере освоения своих месторождений (на этот раз на его участке шельфа).

Позиция российского МИДа основывается на предположении, что Иран, рано или поздно, заинтересуется идеей о делении Каспия по так называемому ресурсному принципу, при этом, подчеркивается, что оптимальным решением проблемы раздела является совместное освоение блоков на стыке зон недропользования. Необходимо отметить, что в российском предложении о ресурсном разделе нет ничего нового. Именно на этом принципе основываются договоренности между Казахстаном, Россией и Азербайджаном. В Азербайджане время от времени напоминают, что о возможности подобного решения существующих спорных вопросов представители Баку стали говорить после визита Гейдара Алиева в Тегеран в начале прошлого года. Тогда речь шла о месторождении Араз - Алов - Шарг в южной части Каспийского бассейна, из-за которого в свое время чуть не разразился вооруженный конфликт между Ираном и Азербайджаном.

Казахстанские же власти считают, что авторство данной идеи в равной степени принадлежит и России и Казахстану. Вероятно, что в силу своего лидирующего положения в регионе, Россия все же окончательно присвоит себе эту мысль, поскольку более весомо и доходчиво, чем другие сможет донести ее до Ирана и Туркмении.

Официальная "российская" точка зрения такова: Россия хотела бы уйти от процентного деления Каспия, поскольку "оно ничего не дает, кроме территории, на которой могут быть и "пустые окна". Этот принцип вполне можно было бы назвать также "природным", однако, как бы он ни назывался, Ирану, претендующему минимум на равную со всеми долю, согласно этой формуле, все же отводится самая малая часть. В ходе своего последнего визита в Баку В. Калюжный отмечал: "Мы отстаиваем тот принцип раздела, который заложен природой, и если сегодня природа, например, наделила Иран 13,8 процентами площади Каспия, то надо соглашаться с этим и искать выгодные решения для экономики Ирана". И после подобных заявлений, российская сторона утверждает, что "впервые за долгое время обсуждения каспийской проблемы с иранской стороной в Тегеране появились позитивные оценки российских предложений"! Правда, россияне предложили Тегерану еще кое что - пригласили Иран поучаствовать в проектах российско-туркменского совместного предприятия "Зарит", касающихся углеводородных блоков туркменского шельфа Каспия. Российские представители уверены, что "Иран не должен оставаться в стороне от быстро развивающихся позитивных событий в прикаспийских государствах СНГ и своим участием в этих процессах помог бы развивать те ресурсные возможности, которыми богат Каспий". Поэтому Иран для разработки энергоресурсов Каспия мог бы участвовать в проектах и структурах, "которые находятся в пока еще не разграниченных зонах". Кстати, "Зарит" должен будет развернуть свою работу на стыке зон Туркмении и Ирана. Хотя заранее оговорено, что СП не будет работать на месторождениях Азери (Хазар) и Чираг (Осман), которые являются предметом серьезного спора между Ашгабатом и Баку, однако российские официальные лица не пояснили, как Россия, Иран и Туркмения смогут уладить возможный конфликт с Азербайджаном по месторождению Сердар (Кяпаз), который Баку считает своим.

Большими сомнениями азербайджанцев в отношении перспектив совместного освоения некоторых каспийских месторождений наполнены все аналитические материалы по данной теме, публикуемые в стране. В одной из таких статей, например, пишется: "В принципе, подобный подход может устроить официальный Баку, если Иран не будет претендовать и на другие месторождения на юге Каспия, которые Азербайджан считает своими. Тем более, что почти все стороны согласились с вариантом совместного пользования поверхностью Каспия. Однако вряд ли принцип ресурсного раздела дна Каспия может быть применен во взаимоотношениях Азербайджана с Туркменистаном. Ведь Туркменбаши претендует не только на "спорное" месторождение "Кяпаз", но и на уже разрабатываемые в рамках "контракта века" "Азери" и "Чираг". В статье не уточняется, в связи с чем, Иран вдруг перестанет претендовать на месторождения, которые Азербайджан "считает" своими. Однако не это главное. В данном, весьма характерном материале, можно выделить следующие слова: "Есть еще несколько настораживающих факторов. Почему-то Иран согласился на разработку месторождений на юге Каспия не совместно с Азербайджаном, как это предлагал официальный Баку, а с Туркменистаном. Это еще раз свидетельствует о том, что Иран и Ашгабат и далее в вопросе о разделе Каспия будут выступать тандемом против Азербайджана. А Россия, которая уже не имеет никаких проблем со своими соседями на Каспии, кажется, в этом противостоянии отвела себе роль третейского судьи, что вряд ли отвечает интересам Азербайджана".

Вероятно, определенная доля истины в этих словах все-таки есть. Еще на саммите в Ашгабате, С. Ниязов, кроме замечаний о том, что "Каспий пахнет кровью", не раз делал предложения не приступать к разработке месторождений, находящихся на спорных территориях. Поскольку с тех пор из Туркмении не было никаких вестей о том, что руководство страны в этом вопросе изменило свою точку зрения, значит, некоторые из спорных территорий, на которых будет разворачивать свою деятельность "Зарит", Ашгабат воспринимает как определенно туркменские. Что касается азербайджанских опасений по поводу того, что Россия врядли будет активно выступать в защиту интересов Баку, то они, разумеется, не лишены оснований. По мнению российского спецпредставителя, поскольку "в северной части Каспия решены все политические и технические вопросы деления", то "Россию устроит любой вариант, который будет принят сторонами в ходе азербайджано-иранских и туркменских консультаций".

Российские власти заявляют, что иранская сторона проявила интерес к предложениям о переходе к ресурсному принципу деления. На этом утверждении строится предположение, что переговорный процесс приобретает новое позитивное значение. Неделю назад в Тегеране на семинаре по Кавказу и Центральной Азии, организованном Бюро международных и политических исследований МИД Ирана, спецпредставитель ИРИ по вопросам Каспия Мехти Сафари в своем выступлении отметил, что Иран согласен с разделом Каспия по приципу срединной модифицированной линии, "если за это выступают другие прикаспийские страны", однако затем все же добавил: "Иран изменил свою прежнюю позицию о необходимости использования Каспия на принципах кондоминиума и выступает за раздел Каспия между прибрежными государствами на пять равных частей".

Айбат Жарикбаев

Источник: Gazeta.kz от 03.01.2003

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0349 sec