Иран: бывший наследник Хомейни возвращается из опалы (Figaro)

31 января 2003
Дельфина Минуи

Вчера президент Мохаммад Хатами объявил об освобождении из-под домашнего ареста аятоллы-диссидента Хосейна Али Монтазери, бывшего "наследника" имама Хомейни, впавшего в немилость. "Слава Богу, содержание Монтазери под домашним арестов отменено, и это решение вступает в силу с сегодняшнего дня", – заявил он.

Считающийся одной из крупнейших фигур, критикующих установленный в 1979 году исламский режим, этот религиозный реформатор был приговорен к такому наказанию пять лет назад – за то, что осмелился поставить под вопрос верховную власть религиозного вождя аятоллы Али Хаменеи, сменившего на этом посту Хомейни после его смерти в 1989 году. Это настоящий нож в спину религиозным консерваторам, цепляющимся за сакральный принцип велаят-е факих ("правление правоведа-богослова"), дающий лидеру Исламской Республики всю полноту политических и религиозных полномочий.

Можно ли, однако, рассматривать освобождение аятоллы Монтазери как признак того, что консерваторы взяли тайм-аут? Конечно, нет, в один голос отвечают иранские аналитики. "Это стратегическое решение. С одной стороны, представители жесткой линии опасались, что дальнейшее пребывание аятоллы Монтазери под арестом вызовет такое же движение протеста, какое вызвал арест в ноябре прошлого года интеллектуала Хашема Агаджари" (он был арестован за то, что говорил о "протестантизме" ислама. – Le Figaro). С другой стороны, "его освобождение не обойдется без шантажа", говорит иранский социолог. Как пишет местная пресса, Высший совет по национальной безопасности – одна из главных опор режима – официально объявил об освобождении Монтазери (о котором было сказано, что он болен вот уже несколько месяцев) при условии, что он будет держаться в стороне от политических дебатов. В эксклюзивном интервью, данном во вторник по телефону иранской службой BBC, религиозный диссидент дал ясно понять, что он с такой перспективой не согласен. "Я отвергаю всякие условия своего освобождения. Если нужно, я еще могу подождать", – заявил он.

Впрочем, диссидент, известный своей прямотой (о чем свидетельствуют его статьи в интернете и сочинения, распространяемые из-под полы), воспользовался случаем, чтобы подвергнуть критике за несдержанное президентом Хатами (избранного при поддержке 70% иранцев в 1997 году и переизбранного в 2001 году) обещание провести реформы. Это заявление говорит о глубоком кризисе в среде самого духовенства и о невозможности реформ при действующей системе. "Реформаторское движение показало свою ограниченность, – говорит Кейван Ансари, активист Бюро по укреплению единства (ведущей студенческой ассоциации в Иране). – Хатами не удалось реализовать свою программу. В ноябре на многочисленных демонстрациях его просили уйти в отставку, давая ему понять, что будет лучше, если он откажется от власти прежде, чем она испортит его, как всех остальных", – поясняет он. Но кто в этом случае является идеальной кандидатурой в его преемники? "Трудно сказать, – признает Кейван. – Юстиция бросила в застенки всех крупных интеллектуалов. И Совет стражей, призванный утверждать кандидатов на выборах, не позволяет демократам, действующим в тени, выйти на политическую арену". И органы юстиции, и Совет стражей - все они заняты сегодня тем, что пытаются заморозить всякие реформы.

По словам интеллектуала и журналиста Ахмада Зейда Абади, постоянные контратаки консерваторов завели страну в тупик. "Сегодня каждое политическое крыло стремится нейтрализовать другое. Все тщетно. Консервативное крыло не пользуется никакой популярностью, но обладает рычагами давления. Реформаторское крыло имеет поддержку населения, но не располагает этими рычагами. Оно обречено на пассивность", – констатирует он. За борьбой между двумя течениями наблюдает общество – нетерпеливое, молодое (60% населения имеет возраст менее 20 лет), отвергающее наследие Хомейни. "Перспективы мрачные , – говорит Зейд Абади. – В стране больше нет политических сил, способных ответить на социальное недовольство". Разочаровавшись в реформах, Бюро по укреплению единства даже решило отойти от политики после долгих лет тесного сотрудничества с Исламским фронтом участия – реформаторской партией, близкой к Хатами. В этом году Бюро не собирается призывать студентов к участию в муниципальных выборах, которые состоятся в стране через месяц. "Мы хотим быть независимыми", – поясняет Кейван, который перечисляет новые требования ассоциации: отделения религии от государства, политический плюрализм и открытие страны для внешнего мира. Иначе говоря, речь идет о полном пересмотре самой структуры режима. Эти требования перекликаются с тезисами аятоллы Монтазери и других диссидентов, в частности членов Движения за освобождение Ирана (ДОИ) – оппозиционного движения, объявленного вне закона в марте 2001 года, но по-прежнему весьма популярного в студенческой и интеллигентской среде.

Последние вылазки консерваторов лишь подтолкнули режим к робким попыткам перемен. "Остается надеяться, что после Ирака американцы будут бомбить нас", – с жаром говорит Манучер, 50-летний шофер такси. Нынешняя "американская культурная бомбардировка" тревожит консерваторов Ирана, который, будучи причисленным к "оси зла", может стать следующим в списке. Их недовольство находит выражение в аресте и проходящем сейчас процессе по делу членов Института опросов (являющихся активистами реформаторского движения). Поводом к их аресту послужила публикация в сентябре прошлого года результатов опроса, показавшего, что три четверти иранцев выступают за возобновление диалога с США.

Источник: ИноПресса от 31.01.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03751 sec