Иран против «Исламского государства»: За что воюет Тегеран?

Игорь Панкратенко,
Специально для Iran.ru

25 февраля 2015

«Исламское государство» никакой серьезной военной угрозы для Ирана не представляет. И вообще, если бы речь шла именно о военной составляющей этого феномена, в одночасье взорвавшего Ближний Восток и прилегающие к нему территории, то с ним давно уже было бы покончено. Причем – только усилиями Тегерана и его региональных союзников. И без всякой «международной антитеррористической коалиции» бы обошлись. Такова официальная иранская точка зрения на проблему.

Тегеран мог бы поступить и еще проще – передоверить все «коалиции кающихся» во главе с США, которые вот уже несколько месяцев победно рапортуют о своих успехах в борьбе с «Халифатом». Джон «Лгунишка» Керри на днях вообще заявил о том, что «международная коалиция отвоевала у ИГИЛ уже 22 процента населенной территории в Ираке и Сирии», − стало быть, Ирану вообще не стоит ни о чем беспокоиться. Однако, Тегеран не только не сидит, сложа руки, в ожидании, когда война против «Исламского государства» будет выиграна чужими руками, но и наращивает собственные усилия в борьбе против боевиков. Неся при этом и людские потери – только генералов Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) в боях против исламистов погибло трое, а ведь есть еще убитые офицеры и рядовые. И серьезные финансовые затраты – по различным оценкам операции против боевиков «халифата» на территории Сирии и Ирака обошлись бюджету страны с августа 2014 года в сумму от одного до полутора миллиардов долларов, включая сюда поставки военной техники и снаряжения.

Действительно, военные возможности боевиков «Исламского государства» оцениваются иранскими специалистами весьма скептически. В беседах с автором статьи они однозначно утверждали, что даже самые подготовленные отряды джихадистов не могут длительное время противостоять спецназу Хизбаллы и шиитского ополчения, в состав которых входят офицеры-инструкторы КСИР. Тем более тактике рейдов и точечных ударов поисково-разведывательных групп этих подразделений, разработанной на основе опыта советского спецназа в Афганистане.

По мнению серьезных иранских аналитиков, если бы не «входящие политические обстоятельства» − недееспособность регулярной иракской армии, особая позиция курдских ополченцев, двойственная политика Багдада по отношению к шиитским формированиям − с основными силами джихадистов было бы покончено в течение года. Но в приведенном выше перечне «политических факторов» не хватает еще одного, пожалуй, самого главного – «Исламское государство» и все, что с ним связано, является по сути своей «антииранским проектом». И война Тегерана с боевиками «халифата» давно уже вышла за рамки военного противостояния.

Смысл операции «Исламское государство Ирака и Леванта»

«Исламское государство» не появилось внезапно и ниоткуда, как порою пытаются нам внушить. Данные о том, что в Ираке планируется масштабный мятеж против шиитского правительства аль-Малики, были получены иранской разведкой еще в конце 2012 года, а весной 2013 глава иранского министерства информации Хейдар Мослехи официально предупредил об этом Багдад. Более того, изначально было ясно, что организацию этого мятежа финансирует Саудовская Аравия, покойный ныне король которой, Абдалла, еще в 2009 году явил, что Малики является «иранским агентом», а его правление «открыло дверь для иранского влияния в Ираке». С учетом маниакальной саудовской иранофобии данное заявление было равносильно приговору, вынесенному иракскому премьеру саудовским монархом.

В 2013 события стали развиваться стремительно. Суннитская оппозиция Ирака, мало того что сомкнулась с баасистами, так еще и получила вооруженное подкрепление от исламистов, прошедших обкатку боем в Сирии и мечтающих на иракской территории поквитаться с шиитами. Весной этого же года «Аль-Каида в Ираке» произвела своеобразный «ребрендинг», оформившись в «Исламское государство Ирака и Леванта». Шаг вполне оправданный – кураторам из западных, турецких и саудовских спецслужб контактировать с «аль-Каедой» было опасно, скандал мог разразиться нешуточный. А вот с ИГИЛ, которая вроде как с ней не связана, более того, демонстративно переругивается, – общение никаких проблем не создавало.

Именно поэтому, когда американский сенатор Маккейн нелегально прибыл летом 2013 на территорию Сирии, на его встрече с исламистами присутствовал и будущий «халиф» аль-Багдади. Речь, разумеется, шла о Сирии, точнее о том, как добиться перелома в войне против правительственных сил Башара Асада. Видимо, после этой поездки план операции «Халифат», который предусматривал объединение вооруженных отрядов исламистов под единым командованием, внешне не связанном с «аль-Каедой», получил окончательное одобрение во властных коридорах Вашингтона.

Нет, с ним были согласны не все. В феврале 2014 года об опасности захвата Ирака «исламистами» Конгресс США предупредил уходящий в отставку глава военной разведки США генерал Майкл Флинн. Но это предупреждение было проигнорировано. Более того, именно Конгресс, с подачи «ястребов»-республиканцев, резко критиковавших мягкотелость обамовской администрации на Ближнем Востоке, блокировал сделку на поставку в Ирак истребителей Ф-16 и ударных вертолетов «Апач», которые аль-Малики просил с 2011 года именно для подавления сепаратистов и исламистов.

Почему? Ответ прост. Операция «Халифат» − создание ИГИЛ, блицкриг этой группировки, установление ее отрядами контроля над частью Ирака и Сирии – планировалась для решения американскими «ястребами» и их союзниками двух основных задач. Первая – раскол Ирака на три государства. Вторая – под прикрытием борьбы с новой террористической группировкой нанесение удара по Сирии и свержение Башара Асада. После чего положение Ирана в регионе осложнится настолько, что он утратит возможность к сопротивлению как США, так и его союзникам.

Операция «Халифат»: день сегодняшний

То, что сегодня называют «операцией международной антитеррористической коалиции против «Исламского государства», логичнее всего было бы назвать другим термином – «странная война». Суть которой выражается в незатейливой формуле: «Нас бомбят, а нам не страшно». Удары по ИГИЛ, как нас уверяют в прессе, «нарастают день ото дня». Все больше советников из стран НАТО прибывают в Ирак для подготовки курдской Пешмерга и ополчения племен арабов-суннитов к наземным операциям против исламистов. И в это же время доходы «Исламского государства» от торговли контрабандной нефтью через Иорданию и Турцию практически не падают. Бюджет исламистов, кроме того, регулярно пополняется за счет налогов с населения контролируемых территорий, разграбления археологических памятников и другой криминальной деятельности. Немецкий Гамбург стал центром торговли артефактами, украденными как самими исламистами, так и сотрудничающими с ними преступными группировками.

И на фоне всего этого руководство «Исламского государства» издает иллюстрированный журнал, объявляет о чеканке собственной монеты и, главное, формирует на взятых под контроль территориях органы административного управления. Не слишком ли оживленная деятельность для тех, кто, как нас уверяют, находится на грани уничтожения силами коалиции?

Создается впечатление, что ударами по ИГИЛ его лидеров стремятся не уничтожить, а обозначить границы их активности – иракский «Суннистан» и сирийская территория. Нет сомнений, что «операция Халифат» частично вышла из-под контроля ее организаторов, но то их не особо не смущает – даже при относительной «бесконтрольности» аль-Багдади и его приближенные движутся в «правильном» направлении.

Все организаторы этой операции получают свои выгоды. Израиль – от того, что основные силы Хизбаллы сейчас задействованы в Ираке и Сирии. А Дамаск – наиболее последовательный и опасный противник Тель-Авива в Леванте – практически выведен из «игры». Монархии Персидского залива – от того, что опасность «иранского протектората» над Багдадом фактически ликвидирована, а силы шиитов связаны длительным конфликтом с радикальными суннитскими группировками. Вашингтон получил великолепный плацдарм в Курдистане для своих дальнейших операций и в регионе, в целом, и против Ирана, в частности. Разумеется, без своей «прибыли» не осталась и Анкара.

Война Ирана против Исламского государства: цели и средства

За такой «куш» исламистам можно достаточно многое позволить. Например, развернутый ими геноцид езидов и связи с транснациональными преступными группировками. Поскольку до финала операции «Халифат» еще далеко – не провозглашена независимость Курдистана, не оформилось еще государство арабских племен Ирака, Суннистан. А главное – еще не пал Дамаск и по-прежнему активна Хизбалла. Поэтому, «международной антитеррористической коалиции» с ИГИЛ еще, как говорится, работать и работать. Тем более, что у кураторов операции припасен запасной вариант, о котором проговорился Барак Обама, − физическая ликвидация тех в руководстве Халифата, кто вышел из-под контроля и не желает больше общаться со своими бывшими кураторами и спонсорами. С остальными организаторы «антитеррористической коалиции» будут договариваться, ставя перед ними новые задачи и, соответственно, предлагая новые условия оплаты их услуг. В своем недавнем выступлении перед Конгрессом американский президент сказал и другое − проблема борьбы с Халифатом перейдет к его преемнику. Война эта слишком прибыльна, чтобы быстро ее закончить.

Данная позиция американцев совершенно не устраивает Тегеран. Поскольку его цели в войне против ИГИЛ совершенно противоположны. Сохранить целостность Ирака. Обезопасить своего стратегического союзника, Сирию, от угрозы интервенции извне. И, наконец, не допустить консолидации радикальных антииранских и антишиитских группировок под «крышей» Исламского государства. Именно поэтому Тегеран взвалил на себя основную тяжесть войны против исламистов. Содержание и снабжение Хизбаллы, финансовая и экономическая поддержка сирийцев, формирование шиитского ополчения – все это сегодня легло на плечи Ирана. По сути, Тегеран сформировал свою региональную антитеррористическую коалицию и в одиночку несет все расходы по ее содержанию. При том, что ни США, ни его союзники в окончательном уничтожении исламистов не заинтересованы.

Но война с ИГИЛ – дело не только Ирана. «Исламское государство» все активнее выбрасывает метастазы в остальной мир. На верность аль-Багдади и его «халифату» присягают все новые и новые радикальные группировка в Египте, Ливии, Пакистане, Малайзии, на российском Кавказе и в Центральной Азии. По данным директора ФСБ России Александра Бортникова, 1 700 наших сограждан уже воюют на стороне боевиков. В июле 2014 года 12 российских СУ-25К, вовремя появившиесяна авиабазе «Имам Али ибн Абу Талиб» иракских ВВС, помогли сорвать наступление отрядов «Исламского государства» на Багдад. Этот успех закрепили широкомасштабные поставки Ираном вооружения и техники для курдской Пешмерга и шиитского ополчения. Опыт подобной совместной борьбы должен быть расширен и углублен. И Москве, и Тегерану в «операции Халифат» отведена роль проигравшей стороны. Значит, и «ломать» этот сценарий нам нужно вместе.

******

Ведя беспощадную и бескомпромиссную борьбу с «Исламским государством» в Ираке и Сирии, Тегеран воюет не только и не столько за безопасность своих западных границ. В качестве организованной военной силы отряды боевиков «халифата» серьезной угрозы для Ирана не представляют. Если бы дело заключалось только в этом, достаточно было бы классической контртеррористической операции, проведенной силами Корпуса стражей исламской революции. Но в том и дело, что война с «Исламским государством» имеет для Тегерана совершенно иное измерение – Иран и его региональные союзники борются против «переформатирования Ближнего Востока», в котором исламисты – лишь пешки и расходный материал. А истинные организаторы и «выгодополучатели» − в Вашингтоне, Эр-Рияде, Анкаре и Тель-Авиве. Такова суровая реальность войны против ИГИЛ и всего, с нею связанного.

Iran.ru

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

  • Таджик25 февраля 2015 в 21:26

    Слава Богу, есть ещё в России, адекватные авторы и публицисты

  • Vfrcbv26 февраля 2015 в 12:23

    Игорь, как по-Вашему, в рамках задачи по созданию антииранского плацдарма в лице ИГ, будет ли ИГ расширяться на юг - до Басры, а также пойдет ли на завоевание Мекки и Медины (или это заявление было для красного словца)? Также, думается, логично было бы завоевание эмиратов Персидского залива с созданием флота ИГ. Одновременно США могли бы вывести часть своих баз оттуда, переложив бремя на ИГ, и сэкономив на их содержании (а там напичкано ими ой-ой-ой). Эмиратики эти слабые, несмотря на их масштабные закупки вооружений. Опять же Восточную провинцию Саудии надо под контроль брать, иначе это будет угроза тылу ИГ как плацдарму для нападения на Иран.

  • Vfrcbv26 февраля 2015 в 13:50

    А какова вероятность что ИГИЛ повернет в обратном направлении - на Сирию?

  • доц в натуре01 марта 2015 в 06:38

    Да уж для простого сов человек это слишком сложно.


Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03954 sec