Почему Израиль, господин Президент?

Игорь Панкратенко,
шеф-редактор журнала «Современный Иран»

25 апреля 2012
О предстоящем визите Владимира Путина в Израиль и российско-израильских отношениях

Официальные источники пока не подтвердили дату визита Владимира Путина в Израиль, но сама тема первой международной поездки Президента уже достаточно широко обсуждается в экспертном сообществе. Как это обычно и бывает в подобных случаях, оценки решения диаметрально противоположны – ультрапатриоты негодуют, западники рукоплещут, специалисты недоумевают.

Для понимания ситуации требуется анализ целого комплекса вопросов - внутриполитической обстановки в РФ, текущего положения России на Большом Ближнем Востоке, комплекса геоэкономических и геополитических параметров. Объем такого исследования превысил бы все разумные нормы статьи для Иран.ру, поэтому я попытаюсь ответить только на три самых актуальных вопроса:

Во-первых, возможно ли расширение экономического и политического сотрудничества России и Израиля свыше уже достигнутого уровня?

Во-вторых, возможно ли вообще долгосрочное стратегическое партнерство России и Израиля?

В-третьих, каковы особенности внутриполитического положения в РФ, продиктовавшие Президенту решение о необходимости посетить Израиль?

Немного из истории визитов

Визит 2005 года Владимира Путина в Израиль носил какой-то роковой характер для политической элиты этого государства. Встретился он с тогдашним президентом Моше Кацавом – ныне тот пребывает в тюрьме. Провел переговоры с премьером Ариэлем Шароном – тот находится сейчас в больнице. Это, конечно, из области шутки, но если серьезно – визит был совершенно безрезультатным и ни к каким серьезным результатам не привел.

Несколько по иному складывались отношения с руководством Израиля у Дмитрия Медведева. В сентябре 2009 года Нетаньягу тайно посетил Москву, в феврале 2010 года в закрытом режиме вновь прошли его встречи с Медведевым и Путиным, а 24 марта 2011 состоялся его однодневный визит в Москву, по итогам которого было объявлено о наметившемся «прорыве» в российско-израильских отношениях.

Впрочем, за заявлениями о некоем «прорыве» стояла зияющая пустота, а заверения сторон были направлены на то, чтобы сгладить впечатления от изрядной дипломатической «плюхи», полученной Россией от Израиля. Дело в том, что на начало 2011 года планировался визит Медведева в Израиль во главе огромной делегации из почти 500 крупных предпринимателей и руководителей госкорпораций, с солидным портфелем предложений и экономических проектов. Визит готовился около полутора лет и был сорван… из-за забастовки сотрудников израильского МИДа, требовавших повышения зарплаты и не пожелавших отвлечься от «борьбы за свои права» ради такого «пустяка», как визит президента РФ. Замечу к слову, что те же «униженные и обездоленные» израильские дипломаты спустя всего десять дней согласились прервать забастовку ради того, чтобы состоялся визит в Израиль Ангелы Меркель.

Активизация контактов между Россий и Израилем при президенте Медведеве, односторонние уступки РФ по ряду принципиальных вопросов (в частности, отмены или задержки поставок российских вооружений Сирии и Ирану) стали игрой в одни ворота, причем, как вы понимаете, голы забивались исключительно России. В политическом плане, от «расстилания перед Израилем» Россия не только ничего не приобрела, но и весьма существенно потеряла.

Даже если отбросить вопрос о вооружении антироссийского режима Грузии новейшими системами израильского производства (беспилотные летательные аппараты, системы связи и радиоэлектронного противодействия (глушения, в том числе связного и навигационного оборудования), системы наведения на сигнал мобильных телефонов, новейшие образцы стрелковых и артиллерийских вооружений), показное стремление израильской стороны к развитию двусторонних связей оказалось лишь игрой, которая велась с целью добиться от России еще большей сдачи своих позиций на международной арене. И особенно ярко это проявилось в экономической сфере.

Виртуальный блеск и реальная нищета экономических отношений

Ряд российских экспертов предпочитают говорить о двусторонних отношениях исключительно с «придыханием»: «За прошедшие 20 лет произошли большие изменения. Сделано очень много позитивного в развитии российско-израильских отношений. Совсем недавно, буквально в последний год, создан российско-израильский деловой совет, который занимается непосредственно развитием отношений в сфере бизнеса и других сферах. Очень важной вехой явилась отмена визового режима в конце 2008 года для граждан, едущих в Израиль на непродолжительное время с туристическими целями, для посещения друзей и родственников. Больших достижений удалось добиться в военно-техническом сотрудничестве».

Подобные восторги могут возникнуть лишь у того, кто отродясь не имел дела с цифрами и статистикой, предпочитая использовать как основу для своих работ исключительно официальные заявления и новостные ленты.

Весь «бурный и беспрецедентный» рост экономического сотрудничества и товарооборота застыл на отметке в $2,7 млрд, в том числе российский экспорт - $2,03 млрд. Суммарный объём израильских инвестиций, накопленных в экономике Российской Федерации, по данным Росстата, на конец марта 2009 г. составил $96,4 млн.

В процентном отношении картина выглядит совершенно феерически:

- доля Израиля во внешней торговле России составляет 0,3%;
- доля накопленных инвестиций Израиля в российскую экономику составляет менее 0,1% от общего объема иностранных инвестиций в нашу страну;
- доля России во внешней торговле Израиля на 2010 год составляла 1,4%, что вполне сопоставимо с долей во внешней торговли Израиля Малайзии - 1,18%.

Но и на этом интересности, связаные с российско-израильскими отношениями не заканчиваются. Есть еще один немаловажный момент, который остается в тени при анализе товарооборота с Израилем. Будучи незначительным сам по себе, этот товарооборот, вдобавок, еще и весьма «политизирован». В 2008 году, практически все «потери» России в размере 6% от всего экспорта в Израиль, перешли к Украине, которую считал тогда необходимым поддержать Вашингтон.

Так же нельзя объяснить только кризисом 2008-2009 годов падение закупок Израилем необработанных алмазов почти на 0,5 млрд. долларов. То же самое можно сказать и о падении закупок нефти из России при общем росте импорта нефтепродуктов, как в самом Израиле с 10 до 12 млн. тонн, так и в объемах их поставок из стран СНГ.

Очевидно, что сокращение оборота необработанных алмазов в 2008 году следует соотнести как с затяжными переговорами между Россией и Израилем по поводу возможной продажи Ирану и Сирии ракетного комплекса С-300, так и с противоречиями во взглядах на развитие израильско-палестинских отношений.
Что же касается падения нефтяного товарооборота в 2009 году, то никаких иных причин, кроме освоения Израилем новых рынков вооружения в Казахстане и Азербайджане (и как результат - увеличение закупок у них нефтепродуктов) просто нет (и ссылки на кризис здесь – сущее лукавство).

«Большие» достижения военно-технического сотрудничества

Нужно сказать, что «большие достижения в сфере военно-технического сотрудничества» между Россией и Израилем существуют исключительно в мозгу некоторых экспертов. Реальностью же является экспансия Израиля на традиционные для России рынки вооружений. Израильские и часть российских медиа тщательно замалчивают факт наличия ожесточенной конкуренции России и Израиля в этой сфере. К 2009 году процент израильских поставок оружия в Индию составил 15,4%. И достигнут был этот показатель исключительно за счет беззастенчивого выпихивания России с этого, традиционного для нее рынка.

О вооружении Грузии уже говорилось, но не менее показательным является развитие военно-технического сотрудничества Израиля и Азербайджана. В период с 2002 по 2011 Азербайджан увеличил объемы импорта только обычного вооружения на 168%, заняв 38 место в мировом рейтинге импортеров оружия. Достигнут этот показатель за счет именно израильско-азербайджанского военно-технического сотрудничества. $1,6 млрд, которые Израиль намерен вложить в ВПК Азербайджана в обмен на энергоресурсы, выглядят куда как более убедительно, чем обещанная несколько лет назад России, но так и нереализованная сделка с Israel Aerospace Industries на $400 млн.

Вообще, непредвзятому наблюдателю достаточно очевидно, что деятельность израильского лобби в российском ВПК, как это показало «дело Линдермана», конечной целью ставит именно ослабление российского военно-промышленного комплекса и усиление зависимости России от внешних поставщиков вооружений. И здесь Израиль действует более чем логично - устраняет не только конкурента на мировом рынке вооружений, но и уничтожает промышленный потенциал поставщика вооружений странам - противникам Тель-Авива.

Точку в вопросе о перспективах военно-технического сотрудничества между Россией и Израилем поставил директор военно-политического бюро Министерства обороны Израиля генерал-майор в отставке Амос Гилад: «единственное, что мы продали России, это БЛА «Серчер», который представляет собой 30-летний устаревший аппарат с устаревшими системами… Российская сторона хотела получить его для производства собственных БЛА. Мы выполнили свою часть соглашения по БЛА, но ни одна современная система не была продана и не будет продана России».

И что в «сухом остатке» вопроса о поступательном развитии двусторонних отношений? Идеологическая поддержка в «чеченском вопросе», о роли Советской армии в победе над нацизмом и отказ признать «голодомор» Холокостом украинского народа… Передача Российской Федерации прав собственности на Сергиевское подворье в Иерусалиме (переговоры об этом велись почти 20 лет), отмена визового режима… Да, чуть не забыл - «в Израиле создана рабочая группа по стратегическому диалогу с Россией, который ранее у Иерусалима был только с США». Не маловато ли для «партнерства»?

О некоторых особенностях стратегических приоритетов Израиля и формирования внешней политики России

Совершенно верным является заключение ряда российских экспертов о том, что «существует зависимость двусторонних российско-израильских отношений от уровня российско-сирийских, российско-иранских, российско-палестинских отношений». Но это далеко не вся правда.

Бессмысленно рассматривать перспективы российско-израильских отношений без учета отношений между Израилем и США, которые для Израиля были, есть и будут приоритетными. И надеяться на то, что для развития отношений с Россией Израиль может изменить свои отношения с США (22% во внешней торговле Израиля + $3,71 млрд только прямой безвозмездной финансовой помощи в 2010 году) – по меньшей мере наивно.

Любые отношения России с Израилем, как экономические, так и политические, могут носить только ограниченный характер, причем ограниченный внешней политикой США. Никаких объективных предпосылок для изменения данного порядка вещей, для российско-израильского партнерства - ни в настоящее время, ни на обозримую перспективу, не существует.

В целом, вопрос выбора между Ираном и Израилем в качестве ориентиров внешней политики России на Большом Ближнем Востоке носит на среднесрочную перспективу не тактический, а стратегический характер и задает вектор развития РФ на годы вперед.

Стремление к партнерству с Израилем – это, на мой взгляд, своеобразный индикатор истинных внешнеполитических намерений российского правящего политического класса.

Союз с Израилем, не приносящий видимых экономических выгод, зависящий от отношения с третьей стороной, не отвечающий государственным интересам многонациональной России, - является признаком как лояльности к США, так и готовности следовать в кильватере американской внешней политики.

Вопрос об отношениях с Израилем - это, по большому счету, вопрос о характере отношений с США, который сегодня стал одним из основных в борьбе российских пропрезидентских сил с западно-ориентированными «антипутинцами». И причина этого, на мой взгляд, обусловлена, как минимум, двумя особенностями современной России.

Особенность первая кроется в экономических интересах правящего политического класса и его социальной базы. Эти интересы заключаются, по большому счету, во включении в западное общество и в паразитировании на сырьевых потоках, так же направленных на Запад. Разрыв с Западом смертельно опасен для нынешнего правящего класса, потому как разрушает созданную этим классом модель существования в «двух мирах» - извлекать прибыль в России и тратить ее на Западе. Нынешний российский правящий класс может сколько угодно упражняться в антиамериканской и антизападной «ура-патриотической» риторике. Но на серьезное обострение, а уж тем более – на разрыв отношений с Западом не пойдет никогда.

И проблема здесь даже не в корпоративной задолженности западным банкам и корпорациям Проблема даже не в счетах и недвижимости, сконцентрированной российской элитой на Западе. Проблема в том, что разрыв с Западом будет означать для российского правящего класса утрату власти. Потому как нынешняя РФ, как государство с сырьевой экономикой не может выжить в изоляции от развитых государств-потребителей Запада.

Подобная ситуация накладывает жесткие ограничения на формирование приоритетов российской внешней политики.
А вот содержание этой внешней политики составляет вторую особенность современной России.

Я полностью согласен с Робертом Легволдом, написавшим: «… разрыв между статусом, который бы Россия хотела иметь в мире, и тем, чем она фактически обладает, - все это не дает ее лидерам сделать стратегический выбор и оформить более четкое видение роли России и ее места на мировой арене… Ориентация России непоследовательна и лишена цели...». И это совершенно неудивительно при том положении, которое существует в России сейчас: «внешнеполитические приоритеты» в действительности являются не результатом объективной оценки потребностей страны в области экономики, безопасности, социальной сферы, а произвольно определяются узкими группами лиц, сменяющими друг друга у власти.

В подобной ситуации теплые отношения с Израилем служат признаком лояльности российского правящего класса западным ценностям и «оплоту всех свобод», «почетному демократизатору всего, что движется» – США.

Так почему Израиль, господин Президент?

Из всего вышесказанного, казалось бы, следует достаточно однозначный вывод – произраильское, проамериканское лобби, обретшее второе дыхание в президентство Дмитрия Медведева, «протолкнув» решение о визите Путина в Израиль - одержало убедительную победу и теперь будет формировать внешнюю и внутреннюю политику РФ. «Кричат инсоровцы ура и в воздух чепчики бросают», российские либералы восторженно рукоплещут, а «патриоты» в грусти должны выпить водки и обнявшись жалостливо спеть: «Пропала Россия, продались жидам».

Вот только не возникает ни восторга/уныния (нужное - подчеркнуть). По одной простой причине – мы имеем дело с политическим маневром Президента, вынужденным тактическим отступлением перед превосходящими силами.

«Возвращение» Путина вызвало ожесточенное сопротивление западно-ориентированного российского политического класса. Но «болотные митинги» и «белоленточная гвардия» - лишь вершина айсберга.

Планы Президента по «Евразийскому Союзу», по установлению государственного контроля над нефте- и газовыми потоками, борьба за национализацию ряда крупнейших компаний – конфронтационны Западу. Но ладно бы Запад, провал этих планов означает поражение, политическое и экономическое небытие национально-ориентированного капитала, который Западу не нужен ни в каком виде. Провал этих планов означает переход Росси под «внешнее управление», окончательное превращение в сырьевой придаток «золотого миллиарда» с неизбежным распадом страны, которая в нынешних границах никак не вписывается в отдельные глобальные геополитические концепции.

Вот только проблема в том, что сегодня ни у президента, ни у страны в целом, нет ресурсов для прямого противостояния Западу. Открытая конфронтация с ним означает для России экономическое удушение и переворот с приходом к власти «болотных лидеров».

Политика есть искусство возможного, или, говоря по-русски, «выше головы не прыгнешь». Требующие от Путина разрыва с Западом и ориентации на восток не понимают, что такой маневр вызовет жесткую и моментальную реакцию сил, противостоять которым Россия сегодня не в силах.

Поэтому – не стоит искать в планах визита Путина в Израиль признаков стратегического поворота России к признанию однополярного Pax Americana. Политическое маневрирование, разговоры ни о чем, попытка снизить давление извне – словом, обычная политическая рутина…




Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.038 sec