Шахская семья: попытка возродиться из политического небытия

Антон Евстратов,
Специально для Iran.ru

20 апреля 2012
В свете усилившейся в последнее время международной напряженности, связанной с ядерной программой Исламской Республики Иран, несомненный интерес представляет сделанное на днях заявление принца Резы Кира Пехлеви о бессмысленности военного решения «иранского вопроса».

По словам сына свергнутого шаха Мохаммеда Резы Пехлеви, атака израильских или американских войск против Ирана на данный момент может явиться лишь огромной услугой его «режиму». Взамен военной операции Реза Кир предложил мобилизовать против руководства Исламской Республики – «лучшую армию в мире, сам иранский народ», имея в виду своих сторонников. Таким образом, принц попросил у западных держав помощи для монархической оппозиции (то есть – себе, любимому) против собственного же народа.

Разумеется, это – не первое заявление Резы Кира, который является на данный момент главой иранской королевской семьи, а также, пожалуй, наиболее политически активным ее членом. В 2010 году принц уже говорил о своих планах по смене власти в Иране. Тогда Реза Кир сообщал о завершении формирования движения, целью которого должна была стать замена Исламской Республики на «демократическое правление». В своем интервью американскому изданию Human Events единственный «законный» наследник шахского престола интригующе намекал о том, что им «были установлены связи с офицерами Корпуса стражей исламской революции, а также гражданскими активистами, готовыми выйти на улицу для участия в акциях протеста». Принц отмечал, что переворот в Иране должен произойти как можно быстрее и акцентировал внимания Запада на ядерной программе ИРИ. В 2010-м Кир Реза Пехлеви, также как и сейчас, был против военного вмешательства в дела Ирана, однако призывал США и их союзников ввести против ненавистного ему «режима аятолл» экономические санкции. Ну и, разумеется, просил профинансировать деятельность «массового движения его сторонников».

Несмотря на то, что обещанного принцем «в скором времени» переворота, как и какой-либо дестабилизации обстановки в Иране под «монархическими флагами» не произошло, одной из своих целей глава шахского дома добился – экономические санкции против его страны, о благе которой он так печется, введены. Естественно, что ухудшение материального положения простых иранцев шахский дом не затронет ни в малейшей степени. Все денежные счета и активы семьи Пехлеви давно уже находятся в западных банках.

Нужно сказать, что ситуация экономической войны, в которой потери несут простые иранцы, а шахская семья чудесным образом только округляет счета возникла с первых дней существования Исламской республики. После Исламской Революции и бегства последнего иранского монарха Мохаммеда Резы Пехлеви с родственниками из страны, после событий, связанных с захватом американского посольства в Тегеране, все активы Ирана в банках США были заморожены по распоряжению президента Джимми Картера. Более того, Иран лишился и практически всего своего золотого запаса, также располагавшегося по преимуществу в американских и швейцарских банках. Несмотря на разгоравшийся в мире экономический кризис, было введено эмбарго и на поставки иранской нефти, на тот момент являвшейся практически единственным источником доходов Ирана, вопреки разрекламированной на Западе «белой революции шаха» и «небывалых успехов» в модернизации экономики династией Пехлеви. Большая часть изъятых в то время средств не возвращена Ирану до сих пор.

Однако это, фактически, ограбление государства никак не коснулось его бывших правителей. У семьи Пехлеви ее счета остались в целости. Никто «не тронул» и акции зарубежных компаний, принадлежавшие шаху и его родственникам. В числе этих компаний, была, кстати, знаменитая «Мерседес-бенц». Оставили шахской семье и всю ее недвижимость, расположенную в странах Европы и США, и даже один из Сейшельских островов. Общее богатство дома Пехлеви, состоявшего на момент

Исламской Революции из 63 членов, составляло, по разным оценкам, от 5 до 20 миллиардов долларов. К настоящему времени наследники шаха продолжают оставаться весьма состоятельными людьми. Но – лишь весьма состоятельными, без былого всемогущества и вседозволенности, а это, как вы понимаете, сильно стимулирует их политическую активность и страдания за судьбы отвергнувшей их Родины.

Помимо принца Кира Резы Пехлеви, некоторую активность в общественной и частично политической сфере проявляет его мать, шахиня Фаррах. Правда, ее роль сводится исключительно к одобрению того, что говорит и делает сын для сплочения иранской эмиграции в деле борьбы против режима Исламской республики. Она, также как и Реза Кир, выступает против военной акции в отношении ИРИ, однако считает приемлемыми любые другие методы давления на иранский народ для восстановления в стране «демократии».

Другие члены шахской семьи не столь активны и реализуются в иных сферах. В последние годы дом Пехлеви потрясли две серьезные трагедии – ушли из жизни сын и дочь последнего шаха. В 2001 году от передозировки снотворного скончалась принцесса Лейла, а 4 января 2011 г застрелился принц Али Реза. Причиной самоубийства принца, по словам его брата Резы Кира, явилось «переживание невзгод», обрушившихся на его страну. Красиво, романтично, но неубедительно. По версии семьи, невзгоды на страну обрушились в аккурат после их отъезда, так что не совсем понятно, для чего было ждать столь долго. Более объективные источники сообщали о глубокой депрессии, вызванной нервным истощением в результате активной научной деятельности, что, видимо, все же ближе к истине. Политикой Али Реза практически не занимался, отдаваясь научной деятельности – он имел звание магистра гуманитарных наук в Колумбийском университете и готовился стать доктором (Ph.D) по истории и филологии Древнего Ирана. Единственное из его политических заявлений было сделано в ходе интервью, когда он мельком обмолвился о необходимости возродить в Иране монархию. Но не как при его отце, а «конституционную».

Как видим, общие взгляды на политику у семьи Пехлеви сместились сторону «конституционализма». Они оперируют политически верными терминами «демократия», «права человека», «законность и правовое государство», предпочитая не вспоминать, что при последнем шахе в Иране, и с первым, и со вторым, и с третьим были громадные проблемы. А шахская САВАК, даже на фоне спецслужб других отнюдь не демократических восточных государств, была по уровню репрессий против собственного народа чем-то выдающимся.

Большая часть иранской королевской семьи проживает в настоящее время на территории Соединенных Штатов. В банках этой страны находятся и активы принцев и принцесс, а также вдовствующей императрицы. Несмотря на то, что какой-либо реальной власти потомки последнего шаха, как в Иране, так и за его пределами не имеют, их тесная неформальная связь с глобальным истеблишментом не нарушена. Кронпринц Реза Кир Пехлеви, к примеру, стал в 2004 году «неофициальным крестным отцом» бельгийской принцессы Луизы, что говорит о связях между двумя королевскими домами. Примечательно, что данный шаг вызвал множество вопросов как представителей ИРИ, так и множества иранских эмигрантов к Резе Киру, всюду позиционирующего себя как ортодоксального мусульманина-шиита. Еще одним показательным примером тесных отношений потомков последнего шаха с аристократическими и политическими кругами Запада явилось участие в похоронах принцессы Лейлы Пехлеви не только представителей бывшего французского королевского семейства, но и племянника занимавшего пост президента Франции Франсуа Миттерана, Фредерика.

Впрочем, каких-либо по-настоящему серьезных политических акций со стороны Пехлеви ожидать не приходится. Грозные и интригующие заявления кронпринца о том, что он имеет массовую поддержку не только в среде эмигрантов, но и в самом Иране, - не более чем самореклама и попытка привлечь к себе внимание СМИ. Представителям шахской семьи не удалось даже сплочение оппозиции, проживающей за рубежом – среди последней множество персонажей левых взглядов, которые отнюдь не собираются идти на контакт и, тем более, «вставать под знамена» свергнутой монархии.

Несмотря на попадание заявлений принца Резы Кира Пехлеви «в контекст» политики Соединенных Штатов (даже последнее, о «бессмысленности» военной операции, выглядит, как явное отражение попыток США «приструнить» рвущийся к войне Израиль), вряд ли он и его родственники оказывают могут оказать серьезное влияние на Госдепартамент или президента Обаму.

Вашингтон прекрасно знает цену «бывшим», отводя им незавидную роль либо дежурных «пикейных жилетов», либо своеобразного пропагандистского инструмента достижения своих внешнеполитических целей. Из тех, что уже и подоржавел, и устарел, но выбрасывать жалко – а вдруг да пригодиться…
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03759 sec