Канал от Каспийского моря до Персидского залива: мечты и реальность иранских инициатив

Ильгар Велизаде, политолог,
Специально для Иран.ру

19 апреля 2012
Находящийся под прессом все возрастающего давления экономических санкций Иран не перестает удивлять своими планами, некоторые из которых пугают и потрясают одновременно. Среди них особое место занимают проекты по переброске опресненных вод Каспия в центральные районы страны и строительству судоходного канала соединяющего Каспийское море с Персидским заливом.

Несмотря на то, что политическое руководство Исламской Республики считает, что осуществление этих проектов способно принести стране ощутимые выгоды, подробное их рассмотрение вызывает сомнение в однозначности таких оценок.

Технические и экологические сложности

Во-первых – это очень дорогостоящие проекты. Допустим Ирану, бюджет которого сегодня и без того перегружен социальными обязательствами, да так что экономическая политика действующего президента все чаще подвергается острой критике даже со стороны его бывших сторонников, удастся изыскать необходимые средства. Но это – не единственное препятствие.

Рентабельность данного проекта является отсроченной, и говорить о ней можно только на перспективу. Реальная экономическая отдача наступит лишь после его окончательной реализации. Речь идет как минимум о пяти-семилетнем периоде. За это время стоимость работ по сооружению инфраструктурных объектов в рамках проекта может возрасти, что потребует отвлечение значительных дополнительных средств. Достаточно сказать, что осуществление данного проекта уже требует средств в объеме 1, 2 миллиардов долларов. В процессе же его реализации эта цифра может вырасти на порядок. В условиях сокращения внешних источников доходов, проект может и вовсе превратиться в грандиозный иранский долгострой.

С другой стороны, намерение иранских властей построить канал длинной 70 километров, чтобы перебрасывать во внутренние районы страны 500 миллионов кубометров воды (около 10% годового стока Волги) вызывает серьезную критику со стороны экологов.

По их оценкам, негативные последствия реализации данного проекта ощутит на себе как сам Иран, так и все страны Прикаспия.

Иранский эколог, профессор Исмаил Кахром довольно скептически высказался по поводу реализации этого проекта. Он отметил, что в одном литре воды Каспийского моря содержится 13 граммов соли и использование такой воды для сельскохозяйственных нужд невозможно. Опреснять ее тоже невыгодно.

По словам эколога, в иранской провинции Симнан и центральных регионах нет земельных угодий, пригодных для сельского хозяйства, почва в основном песчаная и глинистая.

При обильном орошении таких почв возможно возникновение солончаков и активизация процесса засоления почв, т.е. их окончательного вывода из сельскохозяйственного оборота.

Если сегодня степи и полупустыни провинции Семнан и других прилегающих провинций Ирана используются для нужд отгонно-пастбищного и кочевого скотоводства, то в результате неправильного их использования они будут непригодны для использования даже в этих целях.

Кроме того, не следует забывать, что Иран входит в десятку самых сейсмоопасных районов земного шара, здесь почти каждые десять лет происходит землетрясение магнитудой более 7,0 по шкале Рихтера.

Если в результате землетрясения какой-нибудь из плотин будет причинен ущерб, то не трудно представить масштабы возможного наводнения.

Здесь надо отметить, что в горах Эльбурс или Альборз весной довольно часты паводки. Более того, в регионах, где происходят наводнения, обычно в год фиксируется 300 слабых землетрясений. Северные регионы Ирана и так считаются сейсмически опасными, и если произойдут наводнения, подземные толчки там будут интенсивнее.

Негативное внешнее восприятие

Что касается возможного вреда от реализации проекта для стран Каспийского бассейна, то он, по мнению соседей Ирана, достаточно очевиден.

Эксперты заявляют, что наибольший вред данный проект нанесет России, Казахстану и Туркменистану. Дело в том, что наиболее мелководная часть Каспия находится именно в пределах этих государств. И рельеф озера сложен таким образом, что общий его уклон идет от севера к югу. Так что любой ощутимый водозабор тут же отразится на северной - мелководной части. Вспомним судьбу залива Мертвый Култук (Комсомолец) в Казахстане. В процессе снижения уровня воды в Каспийском море в середине XX века большая часть залива превратилась в обширный солончак, площадь уменьшилась с 15 тыс. км² до 500 км², глубина не превышала 1 м. Затем уровень озера повысился и Мёртвый Култук увеличился, а некогда пересыхавший залив Кайдак вновь заполнился водой. Сейчас вновь наблюдается обратный процесс.

В 2010 году уровень Каспия понизился на 9, в 2011 году же на 20 см. Учитывая изменения климата и впадающие в Каспий реки, в особенности реку Волгу, в ближайшие 3-4 года прогнозируется падение уровня моря еще на 13-14 см.

Специалисты считают, что период маловодья на реках Волжско-Камского бассейна, начавшийся в 2005 году, может продлиться 20 лет - до 2025 года.

А по оценкам специалистов Всемирного Банка к середине XXI века из-за повышения объемов поверхностного испарения уровень воды в Каспийском море может снизиться на 6 метров.

Если уровень Каспия упадет еще на несколько метров, то произойдет самоотделение залива Кара-Богаз-гол, и он высохнет. А это грозит тем, что ядовитые соли Кара-Богаза ветрами могут быть разнесены по огромным площадям, и экологическая обстановка не только в прикаспии, но и в значительно более отдаленных районах может значительно ухудшится.

Бесспорно, что в свете этих тенденций планы ИРИ могут существенно повлиять на процесс обмеления Каспия и тем самым нанести огромный экологический и материальный ущерб странам, чьи берега омывают его воды.

Стоит отметить, что в результате обмеления шельфа необходимо будет привлекать дополнительные средства по углублению дна в акватории целого ряда портов, включая порты Оля, Махачкала, Актау, Атырау, Туркменбаши, Алят. Обмеление шельфа приведет к повышению испарений с водной поверхности, появлению солончаков, а также соляных полей в основном в пределах Казахстанской части моря. А ветровая эррозия будет способствовать распространению соляных бурь на сотни километров в прибрежной зоне и вглубь материка, усугубляя последствия экологических проблем. Сказанный процесс отразится на состоянии фауны Каспия. Под угрозой могут оказаться традиционные нерестилища ценных пород рыб.
При этом планы по прокладке канала от Каспийского моря до Персидского залива также не выдерживают критики, так как даже начало работ в этом направлении способно нарушить экологический баланс в южной части Каспия, привести к изменению конфигурации береговой линии в отдельных частях, например - вблизи границы с Туркменистаном.

***

Проект, рассчитанный на привлечение к участию в нем прежде всего стран прикаспийской пятерки вряд ли удастся реализовать, и в первую очередь - из–за скептической (если не сказать негативной) позиции этих стран. Проблема в том, что настоятельной потребности для самого Тегерана в данном мега-проекте нет.

Сам проект, и входящие в него суб-проекты являются не единственными существующими планами по забору вод Каспийского моря. Ранее парламент Ирана ратифицировал проект по направлению вод реки Араз, впадающей в Каспийское море, в пустыню вблизи Тебриза и далее - в озеро Урмия. Из Араза в озеро Урмия планируется направить 600 миллионов кубометров воды.

По иронии судьбы почти десятилетие назад – в ноябре 2003 года - именно в Тегеране была подписана Рамочная конвенции по защите морской среды Каспийского моря, которая еще именуется «Тегеранской конвенцией». В числе ее приоритетных направлений - и тема сотрудничества в разработке согласованных мер и процедур по смягчению последствий колебаний уровня Каспийского моря. Хочется верить, что иранская сторона, согласуясь с целями этой конвенции, будет действовать в таком весьма щекотливом вопросе, как забор воды из Каспийского моря или транзитных рек, не только исходя из собственных потребностей, но и принимая во внимание интересы соседей. В противном случае процесс грозит обернуться непоправимыми последствиями. Ведь рецидив Арала для нашего региона по своим последствиям можно сравнивать с эффектом ядерного взрыва. Не думаю, что Тегеран отступит от своей практики тщательного взвешивания всех плюсов и минусов и примет безответственное решение.

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03729 sec