Ядерный цугцванг

Максим Артемьев,
"Новая политика"

18 апреля 2012
Военная операция против Ирана становится все более вероятной

В Германии разразился большой скандал. Известный писатель, нобелевский лауреат Гюнтер Грасс опубликовал стихотворение под названием "То, что должно быть сказано", посвященное ядерным программам Израиля и Ирана. В нем он утверждает, что удар Тель-Авива по своему противнику, подозреваемому в создании атомной бомбы, приведет к уничтожению иранского народа, и что именно обладание Израилем ядерным оружием представляет наибольшую угрозу для мира в регионе.

По его мнению, "замалчивание факта наращивания Израилем своего ядерного потенциала является тягостной ложью". Он предложил, чтобы мировое сообщество взяло под неограниченный и постоянный контроль атомную программу не только Ирана, но и Израиля. Грасс также подверг критике Германию за намерение поставить Израилю еще одну подводную лодку "в качестве компенсации". В результате Германия может оказаться "соучастницей в уничтожении иранского народа".

Против Грасса поднялась целая буря негодования, в которой участвуют не только еврейские организации и посольство Израиля, но и многие немецкие журналисты, обвиняющие писателя в наивности и непонимании важных политических материй. Впрочем, Грасс часто делает спорные высказывания, в 1989-м он, например, выступал против ликвидации ГДР.

Самое главное то, что он лишний раз привлек внимание общественности к одной из самых животрепещущих проблем современного мира – ядерной программе Ирана и возможным методам ее приостановления.

Уже несколько месяцев СМИ нагнетают страсти относительно возможного удара Израиля (либо США и Израиля) по ядерным объектам Исламской Республики и возможных последствиях такого шага. Израильский премьер Беньямин Нетаньяху даже слетал недавно в Вашингтон – проконсультироваться с Бараком Обамой и объяснить свою позицию взволнованной общественности, заручившись заодно поддержкой еврейской общины Америки.

Иран опасен для Запада тем, что имеет обширные геополитические планы

Ситуация на текущий момент следующая – Израиль хотя и не признает этого, но по умолчанию является ядерной державой, причем обладает оружием массового поражения еще с 60-х годов – согласно оценке большинства экспертов. Он – единственное государство Ближнего Востока с атомной бомбой и со средствами ее доставки, в том числе, в виде баллистических ракет. Напомним, что Израиль уже двадцать лет является космической державой, запуская с помощью ракет-носителей собственной разработки свои спутники-разведчики. Пару лет назад Иран тоже смог самостоятельно запустить спутник, войдя в космический клуб. Между тем, любая ракета-носитель – это та же боевая ракета. Поэтому теперь для Ирана встал вопрос о ее боеголовке – сможет ли она нести ядерную начинку, или будет обходиться конвенциональной?

Любой непредвзятый обозреватель первоначально должен дать ответ на два вопроса, без которых любое рассмотрение этой проблемы будет неполным. Во-первых, почему именно иранская программа вызывает такую тревогу, а не программа Северной Кореи, которой де-факто позволили получить бомбу, и не программа Пакистана, против которого никаких санкций не вводится? Во-вторых, как быть с ядерным потенциалом Израиля, не замечать и не учитывать который никак нельзя?

Однако Запад не спешит давать ответы на эти вопросы, предпочитая умолчание. Что порождает, в свою очередь, возможность пропагандистской контригры.

Как представляется, эффективных предупредительных мер против Северной Кореи не было принято потому что она находилась под косвенной защитой Китая, и любое вооруженное действие против нее расценивалось бы Пекином как нарушение перемирия 1953 года на Корейском полуострове. Кроме того, Пхеньян умел лучше маскировать свои планы, а, главное, он не воспринимался как экспансионистская сила. Его амбиции ограничены удержанием власти над собственной территорией. Точно также и Пакистан не считался агрессивным государством. Бомба ему была нужна для того, чтобы противостоять Индии на равных. И он был готов заполучить ее любой ценой.

Отличие же Ирана заключается в том, что он имеет обширные геополитические планы. Тегеран восемь лет воевал с Ираком и продолжает вмешиваться в его внутренние дела. Он подогревал и подогревает возмущение шиитов в странах Персидского залива, бросал вызов саудовской монархии. С момента исламской революции 1979 года он находится в геополитическом противостоянии с Израилем, прервав с ним дипотношения после свержения шаха. Под контролем Ирана находится ливанское движение "Хезболла" – фактически государство в государстве, со своими вооруженными силами. Также Тегеран снабжает оружием палестинский "Хамас" и выступает главным союзником и покровителем Сирии. Недавно эту страну посетил координатор спецслужб Ирана, который в очередной раз заверил Дамаск в поддержке.

Поэтому для Запада, интегральной частью которого является Израиль, Иран – это опасный противник, помимо всего прочего угрожающий перекрыть нефтяное снабжение через Персидский залив. И атомная бомба в его арсенале – это серьезная угроза региональной и мировой безопасности.

Но Израиль – особый случай. В отличие от европейцев и даже своих верных покровителей – американцев, он не согласен ждать до бесконечности, пока иранские представители допустят инспекторов МАГАТЭ на тот или иной объект. В Тель-Авиве прекрасно помнят, что тегеранские муллы не признают Израиль и регулярно призывают стереть с лица земли "сионистское образование".

Каковы же шансы разных сторон этого геополитического противостояния?

Начнем с того, что оба противника не являются соседями, кратчайшее расстояние между их границами по прямой – 900 километров. Поэтому речь может идти только о воздушных и ракетных ударах, а также о диверсионных атаках. Последние уже давно начались. В Иране за последние 1,5-2 года в результате покушений погибло несколько ученых-ядерщиков и лиц, причастных к разработке ракетной программы. Считается, что за их убийствами стоит "Моссад", а действует он, в том числе, через Азербайджан, в котором скрываются и откуда попадают в Иран киллеры. Это уже привело к серьезному дипломатическому скандалу между Баку и Тегераном, который обвинил своего северного соседа в укрывательстве террористов. Перетягивание на свою сторону Азербайджана – серьезная дипломатическая победа Израиля. Как Иран, действуя в Ливане и секторе Газа, обладает возможностью нанесения ударов по еврейскому государству, так и оно теперь получает базу для операций против Исламской Республики. Забегая вперед скажем, что по оценкам аналитиков, азербайджанские аэродромы могут использоваться для посадки израильских самолетов в ходе операции против ядерных объектов Ирана, например, для дозаправки или экстренной посадки поврежденных машин.

Другим способом опосредованной борьбы стала разработка Израилем специального компьютерного вируса Stuxnet, поразившего иранские промышленные объекты, вовлеченные в ядерную программу.

Однако ни спецоперации, ни кибервойна не способны существенно приостановить разработку ядерного оружия. Только прямой удар по объектам может лишить Исламскую Республику возможности обладать атомной бомбой. Способен ли на это Израиль?

СМИ пишут о том, что готовится удар по образцу тех воздушных атак, которые Тель-Авив предпринял в 1981 и 2007 годах против, соответственно, строящихся иракского и сирийского атомных реакторов. Но в данном случае трудность задачи возрастает неизмеримо. Во-первых, расстояние, которое предстоит преодолеть самолетам, увеличивается в несколько раз. Это требует особо изощренной логистики с использованием самолетов-заправщиков либо с дозаправкой или посадкой на аэродромах третьих стран на обратном пути (например, в том же Азербайджане). Кроме Баку ни одна страна такого разрешения не даст.

Во-вторых, лететь придется через арабские страны (Иордания, Сирия, Ирак), которые, естественно, разрешения на такой пролет не дадут. Конечно, их ПВО не слишком эффективна и в принципе легко преодолима, но тем не менее.

В-третьих, иранские ядерные объекты хорошо защищены – они находятся глубоко под землей, и для их поражения требуются такие виды бомб и ракет, которые имеются только у Америки. И хотя образцы подобных боеприпасов переданы Израилю, он все-таки зависит от США в плане их использования. Но даже американские супербомбы не гарантируют стопроцентного поражения.

При этом аналитики упускают из виду наличие у Израиля ракет средней дальности "Иерихон", также способных поразить необходимые цели. Последние испытания прошли в ноябре 2011 года. Считается, что новейшая ракета "Иерихон-3" – по сути межконтинентальная. Так что вся территория Ирана находится в пределах ее досягаемости.

Использование такого оружия было бы наиболее эффективно, поскольку не потребует сложной логистики и не вызовет дипломатических затруднений. Возможно, все разговоры о воздушной операции призваны лишь отвлечь внимание от планируемой ракетной атаки.

Глобальные последствия неизбежны при любом развитии ситуации

В том, что с каждым днем вероятность такого удара возрастает, сомневаться не приходится. Вообще, создание ядерного оружия в наше время – совсем не сложная техническая задача. В мире есть не менее пятидесяти стран, способных самостоятельного разработать его в кратчайшие сроки. Если с этим смогла справиться в 2006 году крошечная и примитивная Северная Корея, то что мешает сделать это Ирану, государству вполне развитому, с огромными финансовыми ресурсами для покупки недостающих технологий? Поэтому следует понимать, что все разговоры о том, сколько Ирану осталось сделать шагов для начала производства ядерного оружия, во многом бессмысленны. Его сдерживают не технические затруднения, а политические соображения. При желании Тегеран может получить атомную бомбу в любое время.

Израиль это прекрасно понимает, потому и не верит никаким докладам международных инспекторов, спеша нейтрализовать своего смертельного врага.

Но к каким последствиям приведет израильская операция? Как ответит Иран?

Принято считать, что он будет слишком опасаться американской реакции, и потому не прибегнет к слишком уж разрушительным действиям. Полагают, что все ограничится террористическими вылазками сателлитов Тегерана – "Хезболлы" и "Хамаса". Но в реальности все может оказаться гораздо серьезнее. Иран сам активно ведет разработку наступательного оружия, в том числе, ракет среднего радиуса действия. Никто не может гарантировать, что они не будут применены. Кроме того, не исключено, что Тегеран уже создал ядерное оружие. Перекрытие же Ормузского пролива, о котором Иран непрерывно заявляет, чревато прямым столкновением с Соединенными Штатами. А при низкой мотивации США всегда войны проигрывают – вспомним события во Вьетнаме. Да и Бараку Обаме крупномасштабная война нужна меньше всего, как перед выборами, так и после них.

Времени остается все меньше, мир стоит на распутье: либо вооруженная акция против Ирана, которая грозит непредсказуемыми последствиями, либо появление новой ядерной державы. В последнем случае на Ближнем Востоке может начаться ядерная гонка вооружений, в которую могут включиться Турция, Египет, Саудовская Аравия и даже ряд богатых монархий Залива.

О серьезности ситуации говорит и тот факт, что в "Фейсбуке" зарегистрирована израильская группа "Народ Ирана, мы вас любим", а в Иране, несмотря на возможные серьезные кары, возникла группа с аналогичным обращением к израильтянам. В каждой – тысячи и тысячи участников. Народная дипломатия пытается сделать то, что не могут дипломаты официальные. Думается, 2012-2013 годы станут решающими как для Израиля и Ирана, так и для мира в целом. Конфликт на Ближнем Востоке с самого начала притягивал к себе внимание ведущих держав. Поэтому глобальные последствия неизбежны при любом развитии ситуации.

Новая политика

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03453 sec