Евразийский союз: Иран не против быть вместе с Россией

Николай Кольчугин,
эксперт по проблемам Ближнего и Среднего Востока. Специально для Iran.ru

17 апреля 2012
В Иране внимательно наблюдали за президентскими выборами в России. В экспертной среде Исламской Республики мало, кто сомневался в победе Владимира Путина, с новым сроком президентства которого в Тегеране связывают надежды на будущее улучшение отношений с Москвой уже в ближайшее время.

Иранцы очень надеются на изменения во внешней политике России, хотели бы видеть более жесткую позицию Кремля в отношении политики США в регионе, не исключают возможностей, при которых в новых геополитических евразийских устремлениях России и для Ирана нашлось бы место.

Ведь Тегеран уже не первый год с явным политическим и военным интересом посматривает на Север, и успел даже получить статус наблюдателя в Шанхайской организации сотрудничества. С ответственностью и нескрываемой заинтересованностью иранцы участвуют в переговорах по проблемам Каспийского моря, и не только по линии внешнеполитических ведомств, решающих вопрос о правовом статусе Каспия, но и в областях судоходства и транспорта вообще, сохранения и совместного использования водных биологических ресурсов, охраны окружающей среды. Отметим, что по ряду вопросов иранские позиции весьма близки с российскими подходами и предложениями.

Перспективы партнерства и сложения потенциалов

Внутренняя политика и ее перспективы при возвращении в президентское кресло В. Путина иранское внимание привлекают в гораздо меньшей степени. Иранским СМИ были не так интересны широко тиражируемые, к примеру, западными СМИ новости и комментарии об участниках массовых акций на Болотной, Манежной и других площадях Москвы. Ирану, похоже, не до этого, страна живет своими реалиями сегодняшнего дня, а они в последнее время для Исламской Республики не выходят из нарисованных США и их союзниками границ «черной полосы». Иран, по сути, живет в ожидании военной, «горячей» фазы противостояния с Западом. Стали привычными международная изоляция и обвинения в адрес ядерной программы страны, диверсии и убийства ученых-ядерщиков, экономическое эмбарго и мораторий на импорт иранской нефти, финансовые ограничения и отключение от мировой системы платежей СВИФТ. Список угроз, с которыми Тегеран не перестает бороться каждодневно, можно продолжить. Постоянное военное и экономическое напряжение стало нормой жизни государства с 75-милионным населением, на территории которого могли бы разместиться Германия, Франция, Италия, оставив место и для других 3-4 менее крупных стран Европы.

Это к тому, что по своему потенциалу Иран для России вполне может стать привлекательным партнером в выстраивании нового Евразийского пространства. В политических и дипломатических изданиях ИРИ не осталась без внимания статья В.Путина в «Известиях», где он отмечал в отношении нового межгосударственного союза, что «речь идет о превращении интеграции в понятный, привлекательный для граждан и бизнеса, устойчивый и долгосрочный проект, не зависящий от перепадов текущей политической и любой иной конъюнктуры». Интеграционный проект создания Единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана, конечно же, в первую очередь рассчитан на участие в нем государств на постсоветском пространстве. Однако у России есть и более амбициозный замысел выйти на более высокий уровень интеграции - к Евразийскому союзу. Предлагается «модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной «связки» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом».

Создание Евразийского союза предполагает сложение природных ресурсов, капиталов, человеческого потенциала его государств-участников. С этих позиций Иран, несомненно, заслуживает оценки привлекательного партнера. Иран обладает крупнейшей в Западной Азии и в исламском мире экономикой и является одним из наиболее технологически развитых государств региона. К примеру, в Иране 12 автозаводов. К 2025 году в Иране планируется производить до 3 млн. автомобилей в год. Согласно последним статистическим данным, опубликованным Всемирной ассоциацией стали (WSA), Иран являются самыми крупными производителем стали на Ближнем Востоке, в стране ежегодно производится 14 млн. и импортируется 6 млн. тонн стали. И это не пустяк. Сталь - это машиностроение, это строительство (мосты, арматура), это железные дороги и так далее. Это – индустриализация, которой в стране придается приоритетное значение. Как аргумент приведем успехи космической программы, К настоящему времени Иран завершил производство четырех спутников собственной разработки. Президент Ахмадинежад пообещал отправить в космос иранца уже к 2017 году, его заявление воспринимается в Иране как вполне осуществимое.

Конечно, экономические и финансовые ограничения, действующие санкции тормозят развитие страны. Но окончательно убить интерес к сотрудничеству с Ираном они не могут, компании различных стран продолжают вкладывать деньги в экономику Исламской Республики. За прошедший год (20 марта 2011г. - 21 марта 2012г.) объем иностранных инвестиций в экономику Ирана увеличился на 27% по сравнению с предыдущим годом и составил $5,3 млрд. В прошедшем году были зарегистрированы 140 проектов с иностранными инвестициями, а 79% от всей суммы иностранного инвестирования было вложено в промышленность. Несмотря на санкции и изоляцию общее количество внутренних и международных авиарейсов, а также пересечений иранского воздушного пространства иностранными самолетами достигает 1 тыс. рейсов в сутки. Здесь же отметим, что в двустороннем формате Тегеран давно сотрудничает с Белоруссией, имеет неплохие торгово-экономические связи с Казахстаном, сохраняет высокий потенциал значительного расширения отношений с Россией, у которой, как и у стран Центральной Азии, в сотрудничестве с ИРИ уже есть решенный немаловажный вопрос с логистикой будущих отношений.

Логистика и артерии геополитики

В Санкт-Петербурге 12 сентября 2000 года было подписано межправительственное соглашение о международном транспортном коридоре (МТК) "Север - Юг" между Россией, Ираном и Индией, в мае 2002 г. министры транспорта стран-участниц подписали протокол об официальном открытии коридора. Страной депозитарием соглашения выбрана Исламская Республика Иран. Руководящим органом МТК "Север - Юг" является координационный совет (КС), председательство в котором осуществляется странами-участницами в порядке ротации сроком на один год. В настоящее время к соглашению присоединились Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Оман, Сирия. Подали заявки на присоединение Турция и Украина. Заинтересованность многих стран в МТК неслучайна, его сухопутный мост протяженностью около 4,5 тыс. км от Балтики до порта Бендер-Аббас в Персидском заливе соединит Северо-Западную и Центральную Европу со странами Ближнего и Среднего Востока и Южной Азии. Основные преимущества МТК "Север - Юг" перед другими маршрутами (в частности перед морским маршрутом через Суэцкий канал) заключаются в сокращении в два и более раза расстояния перевозок. При этом стоимость перевозки существенно меньше, чем стоимость транспортировки по морскому пути.

Есть три маршрута следования грузов из России и Центральной Азии по МТК, и все они ведут в Иран. Транскаспийский - через порты Астрахань, Оля и Махачкала. Подвоз грузов в порты и вывоз их из портов осуществляется российскими железными дорогами. Казахстан, Узбекистан и Туркменистан, имеющие выход на сеть российских железных дорог, завершили в 2011 году строительство своих участков единой железнодорожной ветки с прямым выходом на Иран по пограничному переходу Теджен – Серахс. Есть еще и западная ветвь коридора МТК: направление Астрахань – Махачкала – Самур, далее по территории Азербайджана с выходом в Иран через пограничную станцию Астара. Сейчас иранской стороной осуществляется строительство железнодорожной линии Казвин - Решт - порт Энзели с ответвлением на Астару до границы с Азербайджаном. Кроме того, в Иране ведется строительство железнодорожной линии Бафк – Захедан, которая обеспечит прямое железнодорожное сообщение между Ираном и Пакистаном. Это позволит обеспечить выход коридора "Север - Юг" на страны Южной Азии без дополнительной перевалки грузов в портах Ирана на берегу Персидского залива. По экспертной оценке, товарный рынок МТК "Север – Юг" оценивается в 25-26 млн. тонн грузов к 2015 году.

Почему так подробно о МТК «Север-Юг»? Дело в том, что далеко не всем странам нравится этот современный «Шелковый путь» из России и центрально-азиатских государств к Индийскому океану через территорию Ирана. На прошедшей в конце марта этого года в Душанбе Пятой конференции регионального экономического сотрудничества по Афганистану, Соединенные Штаты, как и ожидалось, использовали представившуюся возможность для пропаганды своей инициативы под названием "Новый Шелковый путь", предусматривающей транспортный коридор из Центральной в Южную Азию в обход территории Исламской Республики. Помощник госсекретаря США по делам Центральной и Южной Азии Роберт Блейк выступил против реализации планов строительства железнодорожной магистрали из Кашгара (на крайнем западе Китая) в Герат (в западном Афганистане) и далее в Иран. Идея объединить Китай, Кыргызстан, Таджикистан, Афганистан и Иран в рамках одного регионального проекта не находит поддержки у американцев. Дело в том, что в этом железнодорожном проекте ведущая роль отводится ИРИ, которая для Вашингтона как кость в горле.

На пресс-конференции у Блейка поинтересовались, как это вообще возможно рассматривать интеграционные проекты в регионе между Центральной и Южной Азией без участия иранцев, ведь в Афганистане железнодорожной сети пока нет. Приведем ответ ответственного в госдепе США за этот регион без сокращений, своей «аргументированностью» он этого заслуживает: «Позвольте мне сказать, что в соответствии с американскими санкциями в отношении Ирана, США призывают все страны региона избегать торгового и прочего взаимодействия с правительством Ирана, дабы заставить Иран сотрудничать с международным сообществом и развеять опасения последнего в связи со своей ядерной программой. Мы полагаем, что здесь существует ряд очень хороших альтернатив. Так, например, трубопровод Туркменистан-Афганистан-Индия является очень хорошей альтернативой ряду других предлагаемых трубопроводов, и мы активно выступаем за этот проект, проект ТАПИ. Думаю, очень важно, что работа над данным проектом начинает продвигаться и пользуется поддержкой всех четырех стран-участниц". Какая связь газопровода с железной дорогой, и каким образом это может позволить Китаю, Кыргызстану и Таджикистану получить доступ в страны Южной Азии и к грузовым портам в Индийском океане остается очередной загадкой американской дипломатии.

Иран-Россия-США: что внутри треугольника?

Белый дом на восточном направлении, в том числе и в политике по отношению к Ирану, с пугающей частотой, раз за разом садится в лужу. К примеру, ростом своего влияния в регионе Иран, как считают многие аналитики, обязан, как это ни парадоксально, Соединенным Штатам. Потратив в 2003 году баснословные суммы на войну с Саддамом и убрав в итоге Ирак с политической арены Ближнего Востока, американская администрация устранила основного врага ИРИ в арабском мире и создала вакуум, который теперь заполняет собой Иран. В течение более чем 10 лет американцы пытаются при полном игнорировании иранского опыта борьбы с движением Талибан усмирить Афганистан, а теперь предлагают Центральной Азии новый Шелковый путь по газопроводу, основным достоинством которого является то, что он планируется в обход Ирана. То, что богатую газом Туркмению и нуждающуюся в голубом топливе Индию разделяют сотни километров неуправляемого и разделенного на десятки вооруженных анклавов Афганистана, «востоковедов» из Вашингтона не смущает.

На одном из заседаний этой конференции по Афганистану в ходе выступления президента Ирана делегация США демонстративно вышла из зала. Как объяснил помощник госсекретаря, его делегация не хотела выслушивать критику в адрес американской администрации и ее союзников, в отношении политики в Афганистане. «Мы решили покинуть зал в знак протеста против этих беспочвенных обвинений, так как у нас, очевидно, не было бы возможности ответить на них", - добавил Блейк. Почему не было возможности ответить, помощник Хилари Клинтон по делам Центральной и Южной Азии не пояснил. А может и стоило бы послушать Ахмадинежада, ведь афганская тема для его правительства одна из самых больных, одна борьба с транзитом наркотиков из Афганистана отбирает из бюджета ИРИ ежегодно 800 млн. долларов и лишает жизни сотни иранских военнослужащих. Можно напомнить и то, что именно Иран долгие годы поддерживал Северную коалицию в борьбе с талибами, препятствуя распространению их экстремизма на страны региона, в том числе и в Таджикистане, где и состоялась эта конференция.

Для России утративший все, включая и свое влияние в отношениях с США, Иран с его исламской формой управления государством не представляет опасности. Имевшие место в начале 1990-х годов прогнозы об опасности иранской экспансии в бывшие советские республики Южного Кавказа и Центральной Азии оказались ошибочными. Идеологическая твердость и неуступчивость религиозного руководства государства, стремление стать региональным лидером и доказать преимущества иранской модели управления государством в мусульманских странах в целом имеют конструктивную направленность и не создали проблем для национальной безопасности РФ и ее союзников.

Соединенные Штаты, заигравшись подавлением исламского режима в Иране, потеряли эту страну, где за 33 года, прошедшие после революции 1979 года на антиамериканской риторике воспитано новое поколение иранцев, в том числе и тех из них, кто сейчас занимает политические, государственные и военные позиции в иранском руководстве. Эти люди привыкли реально полагаться только на свои силы, научились преодолевать или обходить всевозможные санкции и ограничения и сумели, пусть и с известной степенью иранской бесхозяйственности и восточной недисциплинированности, обеспечить стране доминирующее военное и экономическое положение в Центральной Евразии. Тем не менее, политический курс Запада, направленный на изоляцию ИРИ на международной арене, не должен лишать Тегеран поддержки стран, выступающих за «многополярную глобализацию», в том числе и России. Военный потенциал Ирана не сопоставим с мощью США и их союзников. Поэтому религиозное руководство ИРИ стремится избежать военного столкновения с Соединенными Штатами и их союзниками, поскольку во всех остальных вариантах угрозы смены режима в Иране нет.

Утрата Ираном стабильности – новые вызовы для России

В заключение отметим, что России есть, что терять в случае военного поражения Исламской Республики и дестабилизации обстановки в этой стране. Пример Ливии тому яркое подтверждение, а Иран по конфликтному потенциалу несравненно опаснее. Межэтнические конфликты, сопровождающие все американские сценарии установления демократических свобод, могут коснуться миллионов азербайджанцев, курдов, белуджей, арабов, проживающих в стране. Нельзя исключать открытого вмешательства в карабахский конфликт на азербайджанской стороне и игнорирование интересов России в этом регионе, что в состоянии втянуть в войну российские войска в Армении.

Потеря Ираном стабильности чревата также и катастрофой в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Ведь откроется прямой транзитный путь наркотиков на 936-км границы с Афганистаном, который сейчас производит героина в два раза больше, чем производил весь мир десять лет назад. Это огромные объемы, значительная часть которых задерживается на ирано-афганской границе, это порядка 30 тонн героина и 40 тонн гашиша. Согласно некоторым статистическим данным, доход, полученный от афганских наркотиков на международных рынках, ежегодно достигает 20 миллиардов долларов. Прибыль, от незаконного оборота наркотиков направляется на финансирование других видов международной организованной преступности, в том числе и терроризм.

Пока же в Иране надеются, что с новым сроком президентства В. Путина Тегерану удастся вывести свои отношения с Москвой на более доверительный уровень. Конечно, иранцы хотели бы заручиться определенными гарантиями России своей безопасности перед лицом угрозы вероятного военного столкновения с США и их союзниками. Иран не исключает возможности присоединиться к снова инициированному В. Путиным движению на более высокий уровень интеграции с Россией и ее партнерами - к Евразийскому союзу.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0412 sec