Прорыв в Стамбуле: сенсационные итоги переговоров с Ираном

Юрий Филинов, обозреватель,
Специально для Iran.ru

16 апреля 2012
Никто, наверно, и не ожидал столь сенсационных итогов от проходивших в минувшую субботу в Стамбуле переговоров между Ираном и «шестеркой» (пять постоянных членов Совбеза ООН – Россия, Китай, США, Великобритания, Франция – плюс Германия). Ведь еще накануне встречи ее назвали не иначе, как последним шансом, способным предотвратить вооруженное нападение Израиля (в одиночку или, скорее всего, совместно с США) на Иран. Причем, шансом довольно призрачным – мировые СМИ зачастую спорили лишь о сроках начала военной операции.

Масла в огонь подливали воинственные заявления, исходившие от руководства Израиля и США. «Я не блефую», - недвусмысленно грозил Тегерану Барак Обама, подтверждая прилетевшему в прошлом месяце в Вашингтон (как раз для выработки плана совместной операции против Ирана) Биньямину Нетаньяху, что США не исключает возможности военного решения проблемы. Президент США тогда и охарактеризовал намечавшуюся встречу в Стамбуле как «последнюю надежду» сохранить мир.

Оценки и итоги – мнения сторон

И вот стамбульские переговоры завершены, уместнее всего представить слово самим участникам этой встречи.

Самое неожиданное, наверно, заявление последовало от США. Возглавлявший американскую делегацию заместитель помощника президента по национальной безопасности Бен Родс заявил: «Мы верим, что переговоры в Стамбуле стали первым позитивным шагом, в результате которого иранцы приступили к обсуждению своих ядерных программ». Правда, он не преминул при этом добавить, что начавшийся «диалог — это еще недостаточное основание для отмены санкций, и мировое сообщество ждет от Ирана конкретных действий». Но даже с учетом уточнения, что введенные Западом против Ирана санкции (в т.ч. вступающее в силу с 1 июля эмбарго на поставки иранской нефти в Европу) пока остаются в силе, нынешняя оценка переговоров со стороны США разительно отличалась от той непримиримо-воинственной риторики, которая исходила от Вашингтона еще совсем недавно.

Не менее неожиданной была и реакция делегации Евросоюза. «Переговоры прошли в позитивном ключе. Мы намерены теперь двигаться в направлении установления последовательного диалога на основании пошагового подхода», – заявила верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон. «Внушающими оптимизм» назвал состоявшиеся переговоры и представитель Кэтрин Эштон Майкл Манн, сообщает ИТАР-ТАСС. По его словам, переговоры прошли в позитивной атмосфере, контрастирующей с тем, что было в прошлый раз в январе 2011 года. Он отметил, что Ирану и шести державам удалось наметить принципы для будущих переговоров, которые состоятся через четыре-шесть недель в Багдаде (в Стамбуле было объявлено, что второй раунд переговоров между «шестеркой» и Ираном пройдет 23 мая в Багдаде. – «Иран.ру»). Прежде всего, отметил Манн, Иран не выдвигал предварительных условий, как он поступал все последние годы.

Правда, и представитель ЕС вслед за своим американским коллегой призвал не питать излишнего оптимизма, заявив, что в данном вопросе следует проявлять осторожность, поскольку с иранцами «никогда не знаешь, чего ожидать». «Позднее они могут сказать что-то в корне противоречащее тому, что говорили раньше», - считает Майл Манн. Но все эти «ложки дегтя» уже не могли испортить ту «бочку меда», которая была собрана в Стамбуле. «Эти переговоры стали первым шагом к серьезному диалогу в целях мирного решения иранского ядерного вопроса», - заявил в Лондоне по итогам стамбульских переговоров глава МИД Великобритании Уильям Хейг. Кто бы мог еще совсем недавно предположить, что Запад в целом так оптимистично отреагирует на результаты переговоров с Ираном?

Россия, разумеется, тоже осталась довольна итогами стамбульской встречи. «Результатами раунда удовлетворены, – заявил заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков, возглавлявший российскую делегацию. – Встреча прошла конструктивно, в деловом ключе. Есть несколько конкретных договоренностей». «Самое главное, - отметил он, – достигнуто понимание, что надо идти дальше, причем идти на основе принципов поэтапности и взаимности, которые Россия отстаивала с самого начала нынешнего этапа диалога с Ираном». «Не менее существенно, что всеми участниками стамбульского раунда официально подтверждены права иранской стороны согласно Договору о нераспространении ядерного оружия, включая право на мирное использование атомной энергии, при условии соблюдения Ираном соответствующих международных обязательств», – подчеркнул заместитель министра, слова которого приводит ИТАР-ТАСС.

«Достигнута существенная договоренность и о том, что 23 мая в Багдаде состоится следующий раунд, – обратил внимание Рябков. – Это само по себе неплохой результат, учитывая, что между предыдущим и нынешним раундами прошло без малого полтора года». «Кроме того, багдадскому раунду будет предшествовать подготовительная встреча на уровне заместителей глав делегаций, – информировал замминистра. – То есть мы приступили к довольно интенсивной работе на взаимоуважительной основе, работе, которая идет по конкретике, не над какими-то общими суждениями, оценками, а по совершенно конкретным вопросам».

Не менее важно и то, что сам Тегеран остался доволен итогами стамбульской встречи. «Мы стали свидетелями прогресса, хотя разногласия существуют, …но те вопросы, по которым была достигнута договоренность, очень важны», - отметил руководитель иранской делегации, глава Совета по национальной безопасности Ирана Саид Джалили на пресс-конференции, прошедшей после завершения переговоров. Джалили также призвал к принятию мер по укреплению доверия ко времени начала следующего раунда переговоров в Багдаде.

Пять козырных тузов в рукаве

Приведенные выше оценки участников встречи, разумеется, не раскрывают всей подноготной прошедших переговоров. Более того, особыми конкретными договоренностями стамбульская встреча отмечена как раз не была. И, тем не менее, все участники признали ее итоги явным прогрессом.

Это тем более удивительно, что поле для маневра на переговорах изначально было очень ограничено – порой просто диаметрально противоположными позициями тех же США и Ирана. «Главная трудность будет заключаться в том, чтобы удержать иранцев за столом переговоров и при этом не упустить из вида наши конечные цели», - так характеризовал корреспонденту Le Figaro накануне переговоров эту «исходную диспозицию» один западный дипломат. И, тем не менее, переговоры в Стамбуле оказались очень результативными. Причем, это относится даже не к деталям (договориться по некоторым, конечно, удалось, но это – не главное), а к неким основополагающим моментам.

По сути дела, Запад сделал явный шаг в сторону признания Ирана абсолютно равноправным партнером и открыл тем самым Тегерану пути выхода из международной изоляции. Причем, этого результата был достигнут отнюдь не за счет каких-то явных уступок Западу со стороны Ирана. Нет, Иран, по сути, ничем принципиальным не поступился. А вот Запад, демонизировавший Иран все последние годы, вдруг стал с ним разговаривать так, как это и подобает в международной практике.

В чем дело? Похоже (хотя всех деталей переговоров мы не знаем – стороны предпочитают их не афишировать), под воздействием нынешней международной ситуации просто произошла переоценка Западом (прежде всего, США) позиции Ирана. Если раньше она попросту демонизировалась и в таком явно искаженном виде становилась исходной точкой всех переговоров, санкций и прочих телодвижений Запада в отношении Ирана и его возможных союзников, то теперь Запад попросту отбросил эту пелену с глаз и рассмотрел позицию Тегерана такой, какой она является на самом деле. И оказалось, что ничего особо вопиюще вызывающего в позиции Тегерана – а она, повторим, по сути, и не менялась – нет.

В чем первопричина такой метаморфозы? Похоже, Запад просто опасается развязывать новый военный конфликт в мире, особенно с таким противником, как Иран – с непредсказуемыми для всего Запада экономическими и военно-политическими последствиями. Для Барака Обамы, например, он явно не кстати в предвыборный год. А для той же Европы он чреват хотя бы взлетом цен на энергоносители. Ну а России и Китаю – хотя их голос в нынешнем раскладе и не решающий - абсолютно не нужно развитие ситуации в Иране по некоему подобию «ливийского сценария». Всей «шестерка», таким образом, война против Ирана не нужна. Вот Запад и сел с Ираном за стол переговоров, а не выдвижения односторонних ультиматумов.

Иран же, со своей стороны, подготовил к переговорам ряд конкретных предложений (не поступаясь, естественно, базовыми принципами), что позволило Западу пойти на договоренность, сохраняя при этом свое лицо. Конкретные предложения, с которыми вышел Иран на переговоры, повторим, широкой публике не раскрываются. Но кое-что в СМИ все же просочилось. Как сообщает MIGnews.com со ссылкой на DEBKAfile, которая, в свою очередь, ссылается на «собственно иранские и разведывательные источники», Иран подготовил к переговорам 5 «козырных тузов»:

1. Иран будет продолжать обогащение урана до низкого уровня в 3,5 процента, но не согласится на ограничение его количества;

2. Вывоз урана за пределы Ирана не подлежит обсуждению и не будет разрешен;

3. Иран готов идти на сделку, при которой «шестерка» держав поддержит право Ирана на обогащение урана до полноценных 20 процентов в соответствии с трехчастной формулой:
а) рабочая группа представителей шести держав и Ирана определит количество ядерного топлива, необходимого для бесперебойной работы реакторов и производства изотопов для медицинских исследований;
б) Иран будет продавать избыток обогащенного урана на мировом рынке и станет экспортером №1 в мире 20-процентного урана;
в) Избыточное количество урана сверх установленной квоты будет подвергнуто обратному процессу обработки - с 20 до 3,5 процента.

4. Иран отвергает требования о закрытии подземного завода по обогащению в Фордо, близ Кума, но согласен на подписание Дополнительного протокола Договора о нераспространении, который позволит инспекторам МАГАТЭ проводить выборочные проверки на всех подозрительных ядерных объектах в Иране, в том числе в Фордо, с одной оговоркой: шесть держав также должны потребовать от Израиля подписать Договор о нераспространении и такой же Дополнительный протокол. Если Израиль не подпишет обе части этого документа, то и Иран на не пойдет на подобную уступку.

5. «Израильское досье» - ядро тактической повестки дня, которую намерена изложить иранская команда на предстоящих переговорах по ядерным проблемам в Стамбуле.

Ее представители, сообщает издание, получили инструкции отвергать любое требование мировых держав, уводя проблему в сторону от Тегерана и представляя ее таким образом, чтобы все, в конце концов, упиралось в предполагаемые ядерные программы Израиля. Иранские переговорщики должны упирать на общеизвестную точку зрения президента США Барака Обамы о безъядерном Ближнем Востоке. С помощью этой хитрости, резюмирует израильское издание, иранцы рассчитывают выйти из-за стола переговоров, получив все необходимые международные разрешения как для обогащения урана до сколь угодно высокого (оружейного) уровня, так и для поддержания работы секретного объекта в Фордо на полную мощность.

Израиль: таки особое мнение

Такое разоблачение «коварства» планов Ирана в израильских СМИ вполне объяснимо. Ведь среди всех игроков, действующих на региональном поле, простирающемся вокруг Ирана, только Израиль (да еще в значительной мере Саудовская Аравия с ее региональным окружением) воспринял итоги стамбульских переговоров «шестерки» с Ираном как явный вызов своим интересам. Но Израиль, главный инициатор решения иранской «ядерной проблемы» военным путем, не вхож в клуб держав «шестерки». Вот он и злится.

«Мое личное впечатление - Ирану предоставили подарок», - заявил после первого знакомства с итогами стамбульской встречи глава израильского правительства Биньямин Нетаньяху. «Я думаю, - продолжил он в ультимативном духе, - что Иран должен предпринять незамедлительные шаги по прекращению обогащения урана, вывезти весь обогащенный уран и демонтировать ядерный объект в Куме».

Еще откровеннее был министр иностранных дел Авигдор Либерман, заявивший, что Израиль – несмотря на решения стамбульской встречи – оставляет за собой право нанести военный удар по Ирану, сообщает izrus.co.il. Глава израильского МИД, видите ли, не заметил никаких подвижек в переговорах международного сообщества с Ираном по поводу его ядерной программы, и предупредил, что Запад не может гарантировать отказ Израиля от нанесения удара по иранским ядерным объектам.

«Ирак оказывается в наибольшем выигрыше от субботних переговоров в Стамбуле, поскольку следующий раунд состоится 23 мая в Багдаде, - заявил Либерман вечером 15 апреля в интервью радиостанции РЭКА. - Для Ирака это служит признанием статуса, независимости, способности обеспечить безопасность столь представительного форума. Полторы недели назад иракцы проводили саммит Лиги арабских государств. Конечно, для правительства Нури аль-Малики прием такого форума является очень большим достижением. Поэтому иракцы оказываются в большом выигрыше от переговоров в Стамбуле. Тем более, аль-Малики, сам будучи шиитом, является фигурой достаточно близкой к Ирану, и в этом можно усмотреть второго победителя прошедшего раунда. Это – Иран, для которого следующая встреча будет проходить на дружественной территории, с дружественным премьер-министром».

«Идет явное затягивание переговоров, - считает глава израильской дипломатии. - Иран пытается выиграть время. И одновременно ускоренными темпами продолжает разработку своей ядерной программы. Поэтому затягивание переговоров является основной целью режима аятолл».

Комментируя требование Ирана дать обязательства, что Израиль не нанесет удар по его территории, пока будут продолжаться переговоры с «шестеркой», Либерман отметил: «Пусть себя не обольщают ни Запад, ни Иран по поводу того, что Запад может гарантировать нечто подобное. Мы уже много раз заявляли, что Израиль является независимым государством, и мы будем сами принимать решения. Мы не собираемся перекладывать это ни на чьи плечи. С нашей точки зрения, все опции находятся на столе».

«Мы, конечно, очень надеемся, что эти переговоры приведут к какому-то ощутимому результату, - добавил министр. - Но то, что мы наблюдаем сегодня, это все та же история: затягивание переговоров, уход от конкретики, от основной темы. Иранцы требовали не только заручиться тем, что Израиль не нанесет удара, но и отмены экономических санкций, и многого другого. Т.е. постоянно выдвигаются встречные требования. Теперь должна быть разработана некая «дорожная карта», которая опять-таки ведет в никуда. Мы попытаемся переговорить со всеми партнерами, со всеми, кто участвовал в этом раунде, и выяснить, что же нового».

Как видим, Израиль намерен теперь начать обработку западных участников «шестерки», призывая их вернуться к прежней – непримиримой – позиции в отношении Ирана. И если учитывать влияние произраильского лобби в странах Запада, такая обработка может даже застопорить перспективы начавшегося в Стамбуле мирного процесса.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03878 sec