В противостоянии с Западом побеждает исламский дух

Николай Кольчугин,
"Независимое военное обозрение"

06 апреля 2012
США и Евросоюз не смогли остановить развитие военного потенциала Ирана

Последние международные санкции против Ирана, существенно расширенные принятием мер со стороны Евросоюза в отношении импорта иранской нефти, приобретают тотальный характер в стремлении создать непреодолимые трудности не только для продолжения Тегераном ядерных исследований, а практически для всей Исламской Республики. Запад сейчас пребывает в ожидании коллапса иранской экономики и внутренних потрясений в Иране. Президент Израиля Шимон Перес в своем обращении ко всем иранцам мира с поздравлениями в связи с Новрузом, персидским Новым годом (20 марта), касаясь экономического положения Ирана, отметил, что «люди живут в бедности и голоде из-за действий властей, которые направляют все свои ресурсы на обогащение урана». Перес посочувствовал: «Ураном голодного не накормить».

Действительно ли хаос в иранской экономике настолько серьезен, что уже появилась угроза голода? А как же тогда с развитием военного потенциала страны и способностью Исламской Республики отвечать на те военные угрозы и вызовы, о которых сообщает ежедневный поток новостей об Иране и взрывоопасной обстановке вокруг него?

САНКЦИИ ЖИВУТ СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ

У санкций сложилась долгая история, они живут уже собственной жизнью, являясь неотъемлемой частью противостояния Ирана с Соединенными Штатами и их союзниками. Можно без сомнений говорить, что, родившись в первые годы после Исламской революции, санкции идут рядом с Ираном и в этом году вместе с Исламской Республикой вполне могли бы отмечать свою 33-ю годовщину. То, что Иран во главе с исламским духовенством выстоял под нажимом экономического давления и сумел, несмотря на запреты и ограничения, тормозящие его развитие, остаться в числе стран – лидеров региона, видимо, главное свидетельство недостаточной эффективности прежних санкций, а с другой стороны, и умения Ирана их обходить. Хотя если бы санкций не было, то трудно предполагать, насколько мощнее была бы в экономическом и военном отношении Исламская Республика сейчас.

Принимать во внимание последнее европейское эмбарго на импорт сырой нефти и нефтепродуктов из Ирана в оценках последствий санкций на развитие военного потенциала Ирана, видимо, не имеет смысла. Принятый в январе 2012 года Евросоюзом бойкот импорту иранской нефти пока никак не сказался на обороноспособности страны, его последствия – это вопрос ближайшего будущего и прогнозов. Здесь же будут рассмотрены уже проявившиеся последствия санкций последних двух лет.

Пожалуй, самым серьезным ударом для реализации военных программ Ирана в этот период стали ограничения на военно-техническое сотрудничество с ИРИ, введенные Советом Безопасности ООН принятием резолюции № 1929 от 9 июня 2010 года. Россия вместе с Великобританией, Францией, США, Китаем и Германией участвовала в подготовке этого документа. Он предусматривает запрет на поставки в Иран танков, кораблей, артиллерийских систем большого калибра, боевых самолетов, ударных вертолетов, ракет и ракетных систем.

Тогда же Россией отечественные меры по выполнению этой резолюции были определены указом президента Дмитрия Медведева и предусматривали кардинальные ограничения в ВТС с Ираном, которые, по сути, привели к запрету поставок широкой номенклатуры продукции военного назначения в Исламскую Республику. Под запрет попали любые боевые танки, боевые бронированные машины, артиллерийские системы большого калибра, боевые самолеты и вертолеты, военные корабли, ракеты или ракетные системы, а также зенитные ракетные системы «С-300».

О реализации этого контракта сегодня говорить не приходится. Он заморожен. То же самое можно сказать о других планах российско-иранского военно-технического сотрудничества, которые подпали под действие санкций той резолюции Совбеза ООН. Россия свернула ВТС с Ираном, который потерял основного поставщика современных систем вооружений. Для военного потенциала Ирана, не имеющего возможности опираться исключительно на собственную военную промышленность, последствия санкций, поддержанных Россией почти два года назад, не просто существенные, а во многом и невосполнимые.

Таким образом, результатом коллективных санкций, принятых ООН и поддержанных Российской Федерацией, стала главным образом не реализация военного компонента ядерной программы Ирана, а приостановка ВТС с иностранными государствами и, как следствие, существенное замедление процесса перевооружения иранской армии.

Рассмотрим некоторые наиболее значительные итоги развития военного потенциала Ирана за прошедший иранский год на примере ВВС и ВМС ИРИ. При этом сразу отметим, что сравнивать оборонный потенциал Ирана с одной стороны, США и Израиля, выступающих совместным фронтом, с другой, автор считает неуместным.

ПОЙМАН «КАНДАГАРСКИЙ ЗВЕРЬ»

Понятно, что санкции направлены не только против ядерной программы Ирана, но и на срыв выполнения иранских военных программ в целом. Иранские военачальники, ответственные за их выполнение и обеспечение национальной безопасности страны, накануне Нового иранского, 1391, года, в один голос с нескрываемой гордостью оповестили всех заинтересованных, что они выстояли и сдаваться не собираются. Министр обороны и поддержки вооруженных сил ИРИ бригадный генерал Ахмад Вахиди назвал достижения Ирана в области обороны за минувший год «значительными для защиты исламского Ирана, сохранения безопасности и спокойствия в регионе». Особое удовлетворение у министра вызывает «позорный провал американцев в попытках вести воздушную разведку объектов на иранской территории».

Министр обороны напоминает, что в декабре 2012 года средства радиоэлектронной борьбы Ирана успешно посадили на востоке страны самый современный американский беспилотный летательный аппарат (БПЛА) Lockheed Martin RQ-170 Sentinel («Часовой»), корпус которого имеет специальное покрытие, позволяющее избегать обнаружения радиолокационными устройствами. БПЛА принадлежал ЦРУ и выполнял разведывательный полет над территорией ИРИ. Самолет этот был настолько засекречен, что США вплоть до конца 2009 года не признавали даже самого факта существования «Кандагарского зверя» (такое прозвище аппарат получил от названия города, вблизи которого был замечен впервые).

Из публикаций в иранских СМИ следовало, что RQ-170 оснащен новейшими системами наблюдения, электронной связи и радиолокации. И может быть использован для сбора самых разнообразных разведданных, в том числе для получения фотоснимков высокого разрешения, замеров радиационного фона и проб воздуха. То, что потеря этого БПЛА является весьма болезненной для США, подчеркивает и сообщение Wall Street Journal. По сведениям газеты, чтобы не допустить попадания секретных технологий к иранцам, американские военные планировали задействовать группу спецназа для эвакуации или уничтожения наиболее ценного и секретного оборудования, установленного на RQ-170. Альтернативный вариант предполагал уничтожение БПЛА даже нанесением авиационного удара. Возвращать аппарат в США, чего требовал Вашингтон, Иран отказался и начал изучение БПЛА в интересах своей оборонной науки.

Иранская сторона намерена раскодировать беспилотник, скопировать и усовершенствовать его в рамках собственной программы по разработке беспилотных летательных аппаратов. Сейчас иранскими специалистами уже освоено проектирование малых турбовентиляторных двигателей для различных беспилотных самолетов. Заместитель руководителя организации авиационной промышленности вооруженных сил ИРИ генерал Карим Бани-Торфи утверждает, что отечественным специалистам удалось разработать малые двухконтурные турбореактивные двигатели для БПЛА. По его словам, «санкции Запада практически никак не повлияли на научно-технический прогресс в Иране, и в настоящее время иранские специалисты переходят к проектированию и изготовлению больших турбовентиляторных двигателей».

В значимых итогах года названы также успехи Авиационного университета Мешхеда, где удалось смоделировать и изготовить БПЛА вертикального взлета и посадки, возможности которого в два раза превышают возможности аналогичных иностранных моделей. По словам Мухаммеда Реза Марви – одного из конструкторов этого беспилотного аппарата, возможности иранского БПЛА в два раза превышают соответствующие возможности американской модели Lerjet-65. «Главной особенностью этого самолета является то, что у него снижен уровень шумового загрязнения, который имеет первостепенное значение в оборонной промышленности», – сказал Марви. Иранцы объявляли и о том, что другой новейший БПЛА с малой радиолокационной заметностью «Софре махи» («Камбала») проходит полетные испытания, результаты которых весьма положительные. Этот аппарат создается для проведения разведывательных и боевых операций и будет использоваться иранскими военными как беспилотный бомбардировщик.

ВОЗМЕЗДИЕ БУДЕТ НЕОТВРАТИМЫМ

Военно-воздушные силы Ирана являются самостоятельным видом вооруженных сил. В боевой состав ВВС входят 12 авиабаз, в том числе 10 истребительных и 2 транспортные, на которых базируются до 25 эскадрилий боевой и 12 транспортной авиации, 2 вертолетные эскадрильи, примерно 10 отрядов самолетов и вертолетов связи и управления и 10 поисково-спасательных вертолетных отряда.

В оценке численности самолетного парка отмечаются значительные расхождения, но в рамках этой статьи допускаются определенные отклонения. В настоящее время в составе ВВС Ирана находятся в боеготовом состоянии 35 истребителей МиГ-29, поставленных из России в 90-е годы, примерно 20–25 истребителей-перехватчиков F-14A Tomcat, 60 истребителей F-5E Tiger II, 32 истребителя F-4E Phantom-II, 30 истребителей J-7 (китайская версия истребителя МиГ-21) и 30 бомбардировщиков Су-24, а также эскадрилья новых иранских истребителей «Сайеге» («Удар грома»). Кроме того, ВВС Ирана располагают примерно 200 разведывательными, учебными и транспортными самолетами. Главным событием года в ВВС стали учения «Велаят-3».

В сентябре 2011 года на северо-западе страны в непосредственной близости от границ Ирака, Турции, Армении и Азербайджана были проведены десятидневные учения иранских военно-воздушных сил «Велает-3». Впервые в истории исламского Ирана учения имели, по заявлению военного руководства страны, не столько оборонительный, сколько «предупредительный характер», в том числе и в адрес Баку. Еще до начала учений один их высокопоставленных военных Ирана выразил убеждение, что Израиль может нанести авиационные удары по ядерным объектам Ирана с территории Азербайджана.

Турция тоже была этими учениями предупреждена. Ранее председатель комиссии Межлиса ИРИ по вопросам национальной безопасности и внешней политики Алаеддин Боруджерди отмечал, что «если будет какая-либо угроза (Ирану), то в первую очередь нашей мишенью станет военная база в Инджирлике (где размещен радар НАТО), и тогда дружба с вами не будет иметь никакого значения, поскольку поставлен вопрос национальной безопасности Ирана».

Предупредительный характер учений, по замыслу руководства ИРИ, должен был продемонстрировать способность страны продолжать развитие своих военно-воздушных сил в условиях действующих санкций. В учениях приняли участие все имеющиеся в распоряжении ВВС самолеты, включая истребители F-4, F-5, Су-24, MиГ-29, а также истребитель отечественного производства «Сайеге». Эти машины, уже принятые на вооружение ВВС Ирана, обладают характеристиками, близкими к американскому истребителю F/A-18, однако внешне похожи на другой самолет, разработанный в США – F-5E/F Tiger II. Новый самолет способен как выполнять задачи по уничтожению самолетов противника, так и поражать наземные объекты. Самолет может использоваться для несения различных видов вооружения. Впервые эскадрилья истребителей «Сайеге» была продемонстрирована на авиационном шоу в Иране в сентябре 2010 года.

Накануне Нового года министр обороны генерал Вахиди сообщил, что сейчас создается новое поколение истребителей за счет глубокой модернизации. Эти машины будут классифицировать как поколения 3+1 и +2. После успешного создания ряда военных и гражданских самолетов, таких как истребитель «Саэге» и «ИрАн-140», в настоящее время идет разработка серии маленьких пассажирских самолетов. Иран готов передавать свои авиационные технологии любой стране, в частности исламским и дружеским государствам, которым нужна иранская помощь. Стран с такими авиационными амбициями не так уж и много не только в регионе, но и в мире. Есть у Ирана и серьезные планы в отношении космоса.

ПЕРВЫЙ ИРАНЕЦ ОТПРАВИТСЯ В КОСМОС К 2017 ГОДУ

Президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад пообещал отправить в космос иранца уже к 2017 году. Его заявление воспринимается в Иране как вполне осуществимое. К настоящему времени Иран завершил производство четырех спутников собственной разработки в рамках своей космической программы. Спутникам присвоены имена «Фаджр» («Рассвет»), «Рассад» («Наблюдение»), «Амир Кябир-1» и «Зафар» («Победа»). Также сообщается, что иранские специалисты завершили сборку ракеты-носителя «Кавешгяр-4» («Исследователь-4»).

Хотя запуск спутника «Фаджр», изначально планировавшийся на начало февраля 2012 года, когда в Иране праздновали 33-ю годовщину Исламской революции, был отложен, глава космического агентства ИРИ Хамид Фазели объявил, что «по завершении всех необходимых приготовлений отечественный спутник «Фаджр» будет запущен в ближайшие месяцы». Новый иранский спутник обладает возможностями зондирования и получения изображений, и при его запуске будут оценены подсистемы, использованные в предыдущих спутниках. В следующем году Иран намерен также вывести другой новый спутник на орбиту высотой 500 км, так как испытывает потребность космического присутствия на высоких орбитах.

Спутник «Фаджр», задачей которого является сбор информации о происходящем на Земле, является первым иранским спутником, созданным под контролем Министерства обороны страны. Срок работы спутника на орбите, как ожидается, составит один год и шесть месяцев. Как отмечают в космическом агентстве, «Фаджр» станет первым построенным в стране спутником, предназначенным для зондирования наземных объектов, способным переходить с эллиптической орбиты в 300–450 км на круговую орбиту в 450 км. Спутник «Рассад», в свою очередь, предназначен для проведения фотосъемки и оснащен различным измерительным оборудованием. Наблюдение планируется применять в метеорологии, а также для определения морских границ государства.

В данный момент ведутся подготовительные работы для запуска искусственного спутника «Кавешгяр-4», который доставит живые существа на орбиту, сказал глава космического агентства Ирана Хамид Фазили. Спутник «Кавешгяр-4» доставит на орбиту обезьян, которых в настоящий момент готовят для этой цели. До этого на орбиту были запущены мыши и лягушки.

ДВА ФЛОТА – ДВЕ СТРАТЕГИИ

Военно-морской флот Исламской республики Иран представлен как кораблями ВМС Армии (Артеш) Ирана, так и частями Корпуса стражей Исламской революции (КСИР). Имея, по сути, два военно-морских флота, Иран имеет и две стратегии их боевого применении, в соответствии с которыми на протяжении последних двух десятилетий и ведется строительство военно-морских сил страны.

Организационно ВМС Армии состоят из четырех командований и соответственно четырех военно-морских районов. В составе надводных сил иранские ВМС имеют 4 сторожевых корабля (фрегата), 3 корвета, более 20 ракетных катеров, несколько десантных и минно-тральных кораблей, около 30 вспомогательных судов. Из новых боевых кораблей в составе ВМС – эсминец «Джамаран-1» собственной постройки (принимал участие в учениях Velayat-90). В декабре 2011 года иранский флот получил и второй современный военный корабль – эсминец «Джамаран-2», имеющий на вооружении ракеты «земля–воздух», «земля–земля» и торпеды. В конце ноября 2011 года ВМС Ирана приняли на вооружение три новые подводные лодки типа «Гадир». С ними число подводных лодок в иранских ВМС достигло, по некоторым данным, 14 единиц, хотя эта цифра может быть и неточной.

2011 год был богат на сообщения об усилении Тегераном морского направления в целом. По оценкам иранского руководства, признаком возросшей военно-морской мощи Исламской Республики стало прохождение группой боевых иранских кораблей, состоящей из фрегата «Харк» и эсминца «Накди», через Суэцкий канал в Средиземное море к берегам Сирии, охваченной внутренним военным противостоянием. Это был вызов со стороны Ирана Соединенным Штатам и Израилю. Министр обороны и поддержки ВС ИРИ в ответ на претензии Тель-Авива по этому поводу подчеркивал в те дни, что «присутствие кораблей армии ИРИ в Средиземном море является естественным правом Исламской Республики и осуществляется в рамках генеральной политики Ирана по закреплению своего военно-морского присутствия в международных водах». Иран не ограничивается Средиземным морем и планирует установить сильное присутствие рядом с морскими границами США в ответ на военно-морское присутствие в регионе американского флота, об этом заявлял командующий ВМС адмирал Хабиболла Сайяри.

В задачи иранской военно-морской флотилии ВМС Армии, которая развернута в международных водах для борьбы с морским пиратством, входит охрана безопасности торгового судоходства (в первую очередь нефтеналивных танкеров) в свободных водах. Эсминцы ВМС Ирана сейчас патрулируют морские пути в северной части Индийского океана, Аденском заливе и Баб-эль-Мандебском проливе. Заметим, что корабли ВМС Ирана начали выполнять свои миссии в международных водах в 2009 году. В течение нескольких лет они не только эскортировали иранские торговые суда и нефтяные танкеры, но и часто приходили на помощь судам других государств. В общей сложности эскортным охранением кораблей ВМС Ирана воспользовались 1400 торговых судов и танкеров. За это время иранские моряки более чем в 100 случаях вступали в вооруженные столкновение с морскими пиратами. Информационное агентство United Press отмечает, что «иранские ВМС, защищая от морских пиратов иранские суда и суда других государств, демонстрируют военно-морское могущество своей страны».

Помимо собственно ВМС защиту Исламской Республики с моря осуществляют части КСИР, который, как отмечалось, тоже имеет в своем составе военно-морские силы. Иран усвоил уроки своей конфронтации с ВМС США во время ирано-иракской войны и специально для ВМС КСИР разработал инновационные стратегии асимметричных военных действий в морской войне, включая операции на небольших судах или быстроходных ракетоносных боевых катерах. Десятилетиями Иран вкладывал средства в легкие, мобильные силы с существенной ударной мощью, способные быстро атаковать врага с нескольких сторон, а затем стремительно рассеиваться (так называемая тактика роения).

Командующий ВМС КСИР адмирал Али Фадави рассказал об иранской стратегии асимметричных военных действий в морской войне. Он противопоставил небольшому количеству больших американских военных кораблей сотни маленьких, быстрых лодок, находящихся в распоряжении иранского флота, и объяснил, что «крупным судам нет места в концепции ВМС КСИР... Выбор больших кораблей означал бы, что мы играем на стороне противника и по его правилам». Главнокомандующий КСИР дивизионный генерал Али Джафари в этой связи поясняет, что подобная тактика асимметричных военных действий отрабатывается КСИР уже долгое время. Это значит, что Иран не собирается строить для ВМС КСИР «ни крупные корабли, ни гигантские подлодки, так как они уязвимы». Именно Корпус является «надежным гарантом безопасности Ормузского пролива». КСИР не исключает никакой опасности, поэтому большую часть года его войска и флот находятся в состоянии повышенной боевой готовности.

Корпус стражей располагает десятками береговых комплексов противокорабельных ракет, организационно сведенных в четыре бригады, представляющих весомую потенциальную угрозу кораблям ВМС США, их союзников и в целом судоходству в Ормузском проливе, обстановка в котором медленно, но верно накаляется. В этой связи Иран интенсивно работает над модернизацией вооружения, имеющегося в береговой зоне и на различных военных плавсредствах.

В прошлом году стало известно, что на вооружение приняты новые ракетные комплексы берегового базирования с ракетами «Кадер», способными поражать цели на расстоянии до 200 км. «Новые комплексы целиком и полностью созданы усилиями специалистов национального военно-промышленного комплекса. Они оснащены современными радарными системами и способны обнаруживать, сопровождать и уничтожать сразу несколько целей», – сообщил в ходе церемонии передачи армии нового вида вооружений министр обороны ИРИ.

В феврале 2011 года командующий Корпусом стражей Исламской революции бригадный генерал Мохаммад Али Джафари заявил, что Иран в ближайшее время начнет серийное производство баллистических противокорабельных ракет. По его словам, ракеты способны развивать скорость, в три раза превышающую скорость звука, и невидимы для радаров противника. Как уточнили в экспертных кругах, речь идет о завершении проекта 2009 года по созданию ракет с дальностью действия до 300 км. По словам Джафари, изначальный проект был доработан, в результате чего было создано более точное оружие.

Кроме того, с учетом угроз с морского направления в 2011 году было завершено создание радара с пассивной фазированной антенной решеткой, дальность действия которого составляет 1100 км. Производство радаров начнется в 2012 году. Агентство IRNA сообщало, что иранскими конструкторами разработана схема установки на корабли на воздушной подушке ракет класса «поверхность–поверхность» дальнего радиуса действия. По иранским оценкам, это сделано впервые в мире, и ни один флот не обладает судами на воздушной подушке, оснащенными подобными ракетными системами.

Многие новые системы вооружения ВМС были испытаны в ходе масштабных учений Velayat-90 в Ормузском проливе. В рамках учений военно-морские силы Ирана успешно испытали крылатую ракету повышенной дальности действия. Речь идет о противокорабельной ракете «Гадер», способной поражать цели на расстоянии в 200 км. Тогда же иранцы испытали еще несколько ракет – противокорабельную ракету малой дальности действия «Наср», ракету «Нур» типа «земля–земля» и ракету ПВО «Мехраб».

В заключение напомним, что в январе 2012 года Евросоюз объявил бойкот иранской нефти, введя запрет на импорт нефти и нефтепродуктов из Ирана в страны ЕС. К 1 июля 2012 года все государства Евросоюза будут обязаны отказаться от любых поставок иранских энергоносителей. Санкции вступили в силу 24 января, после того как Совет ЕС официально опубликовал свое решение. При этом уже действующие соглашения могут быть исполнены в полном объеме до 1 июля.

Этот новый транш санкций направлен на то, чтобы задушить иранскую экономику. Объектом санкций на этот раз неслучайно избрана нефтяная торговля. Ряд экспертов считают, что без продажи нефти и газа за рубеж экономика Исламской Республики может вообще потерпеть крах.

Тегеран уже заявил, что не боится эмбарго. Пока растерянности и паники в рядах иранских экономистов незаметно. Лидер ИРИ аятолла Али Хосейни Хаменеи на недавней встрече с руководителями и сотрудниками Исследовательского института нефтяной промышленности Ирана дал однозначно понять, что «тратить нефтяные доходы на решение бытовых проблем неразумно и крайне ущербно». Позиция главы государства, несомненно, учтена исполнительной властью. Увеличение расходов в новом, 1391, иранском году на военные нужды Ирана предусматривается более чем в два раза – на 127% – и может составить более 20 млрд. долл. Как будут дальше развиваться события на фронте санкций и военных угроз против Ирана, покажет, конечно, время. Но пока Исламская Республика не сдается, продолжает сопротивление и не теряет надежд доказать эффективность исламских режимов в мусульманских странах вообще.

Николай Кольчугин,
эксперт по проблемам Ближнего и Среднего Востока, кандидат исторических наук, доцент


Независимое военное обозрение

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04533 sec