Иран, Турция, азербайджано-армянский конфликт и угроза региональной безопасности

Станислав Иванов,
ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук, для Iran.ru

05 апреля 2012
Этот конфликт, несмотря на то, что он внешне приобрел «замороженный» характер, считается одним из наиболее сложных и взрывоопасных на постсоветском пространстве. Осложняет его решение и то, что в нем активно принимают участие другие региональные и внерегиональные державы, превращая этот конфликт в узел переплетения интересов третьих стран.

Значительную непредсказуемость ему придает отсутствие международных миротворческих контингентов войск и постоянных наблюдателей в зоне конфликта. Как следствие, продолжаются спорадические перестрелки и военные провокации в приграничной полосе. Пока, как таковой, «линии прекращения огня» здесь создать не удалось, несмотря на эпизодический мониторинг представителями ОБСЕ линии соприкосновения вооруженных сил Нагорно-Карабахской Республики и Азербайджана.

Как правило, инициатором диверсионных вылазок, снайперских дуэлей и вооруженных столкновений выступает азербайджанская сторона. Потери убитыми и ранеными несут обе стороны конфликта. Напряженность в азербайджано-армянских отношениях поддерживается также воинственными заявлениями Баку, проведением масштабных войсковых учений и маневров в непосредственной близости от оборонительных позиций сторон и продолжающейся ускоренной милитаризацией Азербайджана. Не способствуют стабилизации общей ситуации в регионе и нарастающая угроза возможной военной операции США и Израиля против Исламской Республики Иран. Любые военные действия на сопредельной НКР территории или даже обострение внутриполитической обстановки в Иране могут привести к «размораживанию» карабахского конфликта.

Вместе с тем, в 2011 – начале 2012 гг. заинтересованным государствам и, в целом, мировому сообществу удалось сохранить статус-кво в зоне этого конфликта. Свою положительную роль сыграла Минская группа ОБСЕ, во многом благодаря тому, что входящие в ее состав страны-сопредседатели сохранили схожие подходы к процессу мирного урегулирования карабахской проблемы. У сопредседателей сложился прочный консенсус в вопросе недопущения возобновления военных действий в Нагорном Карабахе. В последний раз он наглядно проявился в ходе саммита ОБСЕ в Астане в начале декабря 2010 г., где представители России, США и Франции достаточно определенно выразили свое негативное отношение к попыткам военного шантажа со стороны Азербайджана, выборочной трактовки отдельных элементов переговорного процесса, которые должны рассматриваться лишь как единое целое. Такая позиция стран-сопредседателей (а фактически – международного сообщества) позволяет сохранять и продолжать чрезвычайно трудный процесс переговоров в условиях неготовности обществ и элит конфликтующих сторон к каким-либо реальным компромиссам.

Вполне естественно, что подходы основных внешних акторов к карабахскому конфликту определяются, в том числе, их собственными интересами на Южном Кавказе и в прилегающих регионах. Это могут быть интересы в сфере как энергетики и коммуникаций (что особенно актуально для США и Франции), так и безопасности и геополитического доминирования (для России и США, а также региональных держав – Ирана и Турции). Подходы в карабахском конфликте могут определять и соображения иного порядка: идеалы и принципы демократии и интеграции (отраженные в позиции европейских стран); историческая и культурная близость к региону (что особенно актуально в случае с Россией, Ираном и Турцией). Мирный способ урегулирования конфликта не отменяет различий в подходах, позициях и причинах активного вовлечения этих держав в переговорный процесс.

Безусловно, региональные державы - Иран и Турция - в силу своей территориальной близости и исторических связей со странами Южного Кавказа стараются перехватить инициативу и играть более активную роль в событиях вокруг Нагорного Карабаха. При этом Турция, разорвав дипломатические отношения с Арменией, закрыв турецко-армянскую границу, и, оказывая военную и военно-техническую помощь Азербайджану, практически стала на сторону одного из участников конфликта. Почти в ультимативной форме Анкара требует от Еревана освобождения «оккупированных азербайджанских территорий» и возвращения Нагорного Карабаха под юрисдикцию Баку. В силу этого, ее претензии на роль посредника в этом конфликте стали необоснованными. Иран проводит более гибкую внешнюю политику на этом направлении. Несмотря на некоторые трения и временные охлаждения в отношениях с азербайджанским руководством по причине сближения его с Израилем и США, Тегеран, тем не менее, сохраняет в полном объеме торгово-экономические и другие отношения с Азербайджаном. Одновременно Иран строит довольно тесные партнерские отношения с Арменией (энергетические и другие взаимовыгодные проекты), всячески развивает связи и контакты с Грузией. Стратегически, Тегеран стремится не допустить превращения Южного Кавказа в плацдарм США и НАТО, сохранить сложившийся вокруг Нагорного Карабаха статус-кво и баланс сил в регионе, не допустить «интернационализации» конфликта за счет вмешательства внерегиональных внешних сил, в том числе, и под предлогом направления в зону конфликта смешанного иностранного миротворческого военного контингента под эгидой ООН или ОБСЕ.

Россия изначально стремится проявлять максимальную беспристрастность и равноудаленность от сторон конфликта в переговорном процессе вокруг Нагорного Карабаха, старается сохранить баланс интересов в своих отношениях с Арменией и Азербайджаном, как с партнерами по СНГ и ОДКБ (Армения). Россия, как и Иран, выступает против вмешательства в дела региона внешних сил и считает, что только сами участники конфликта должны находить консенсус и пути урегулирования этой проблемы.

Определенным позитивным фактором является сохранение формата регулярных трехсторонних встреч на высшем уровне (Россия, Азербайджан, Армения), подготовка которых самым тесным образом координируется Россией с двумя другими членами Минской группы ОБСЕ (США и Франция). Так, 23 января 2012 г. в Сочи состоялась очередная, десятая по счету, встреча президентов России, Азербайджана и Армении, посвященная ситуации вокруг карабахского конфликта. Результатом мероприятия стало очередное совместное коммюнике, в которое вошли ставшие уже традиционными положения о достигнутом «продвижении согласования основных принципов нагорно-карабахского урегулирования» и о готовности лидеров противоборствующих сторон «ускорить достижение договоренности по основным принципам с учетом проделанной до сих пор работы». Президенты подтвердили, что одной из мер укрепления доверия в контексте нагорно-карабахского урегулирования является развитие гуманитарных контактов между сторонами. В этой связи президенты Азербайджанской Республики и Республики Армения заявили о своей готовности «способствовать дальнейшему налаживанию диалога между представителями интеллигенции, научных и общественных кругов» [1].

Следует отметить, что такая встреча была бы намного эффективнее, если бы в ней принял участие и президент Нагорно-Карабахской Республики. Как представляется, игнорировать и дальше мнение де-факто существующей республики и ее народа становится все более контрпродуктивным. Все больше экспертов приходят к выводу, что ключ к решению карабахского конфликта находится не в Ереване, Баку, Москве, Вашингтоне, Париже, Брюсселе, Анкаре, Тегеране, а непосредственно – в Степанакерте. Именно «народ НКР является наиболее пострадавшей стороной конфликта, урегулирование которого должно быть направлено, в первую очередь, на обеспечение его законных прав на свободное, независимое и безопасное существование» [2]. Рассчитывать на то, что какое-то из государств окажет свое давление на власти и народ Нагорного Карабаха в целях его возвращения силой под юрисдикцию Азербайджана не приходится. Наиболее опасной представляется угроза возобновления новой военной фазы конфликта или его интернационализации за счет вовлечения третьих стран (НАТО, Турции).

Москва последовательно убеждает стороны конфликта в необходимости укрепления мер доверия, налаживания прямого диалога, восстановления нормальных добрососедских отношений, поиска компромисса по будущему статусу Нагорного Карабаха. В регионе (Азербайджане, Армении и Нагорном Карабахе) фактически произошло размежевание азербайджанцев и армян по национальному признаку. Сотни тысяч беженцев и перемещенных лиц уже около двух десятков лет живут на новых местах. Выросло поколение граждан, которое знает о прежних местах проживания лишь от родителей и из СМИ. Ставить вопрос о возвращении азербайджанской общины в НКР без увязки с возвращением изгнанных из Азербайджана армян и соответственно азербайджанцев – в Армению выглядит попыткой «вставить на место лишь одно звено из разорванной цепи событий». Причем нынешние азербайджанские власти, добиваясь возврата НКР в состав Азербайджана любым путем, умалчивают о будущем месте и роли армянского меньшинства в азербайджанском руководстве и обществе. Готовы ли в Баку поделиться властью и имуществом с армянами и предоставить им пропорциональные их численности места в парламенте, правительстве, госаппарате, силовых структурах, законодательно закрепить все права и свободы армян, включая статус армянского языка как второго государственного? Может ли правительство Азербайджана выделить часть нефтедолларов из бюджета страны на ускоренное развитие НКР? Очевидно, что сейчас в Баку к этому не готовы. Потребуется значительное время, чтобы залечить моральные и физические травмы и потери азербайджано-армянского конфликта, преодолеть взаимную вражду, прежде всего, элит и националистических группировок с обеих сторон. А пока, сохранение сложившегося вокруг НКР «статус-кво» представляется наиболее приемлемой для всех заинтересованных сторон, включая Азербайджан, альтернативой.

В этой связи весьма важным является совместное заявление президентов России, Азербайджана и Армении, принятое в Сочи 5 марта 2011 г., где зафиксировано стремление решать все спорные вопросы мирными средствами и проводить расследование возможных инцидентов вдоль линии прекращения огня под эгидой сопредседателей Минской группы ОБСЕ. «Сейчас важно в сжатые сроки завершить работу над механизмом проведения расследований», – полагают в администрации президента РФ.

Ранее в аналогичном ключе выступали представители Минской группы ОБСЕ, которые в своем совместном заявлении при последнем посещении региона высказывались в пользу необходимости расследования инцидентов в зоне нагорно-карабахского конфликта. В Москве подтвердили, что считают перспективным направлением возобновление диалога между представителями интеллигенции, научных и общественных кругов Азербайджана и Армении. Идея "народной дипломатии" уже нашла свое отражение в июне 2007 и в июле 2009 года, когда по инициативе послов Азербайджана и Армении в Москве состоялись совместные поездки представителей армянской и азербайджанской общественности в Нагорный Карабах, Ереван и Баку.

Однако даже эти, пока еще небольшие, шаги на пути поддержания мира в регионе подвергаются серьезным испытаниям. Одним из наиболее опасных факторов становится ускоренная милитаризация Азербайджана и, как следствие, новый виток региональной гонки вооружений. Некоторые азербайджанские эксперты, указывая на возросшую мощь своей национальной армии, весьма скептически относятся к необходимости сохранения сложившегося в зоне конфликта «статус-кво», что чревато новой масштабной военной провокацией. Как известно, военный бюджет Азербайджана на 2011 год был увеличен по сравнению с 2010 годом почти вдвое и утвержден в размере около 2,9 млрд. долл. США. В конце 2011 года парламент Азербайджана утвердил государственный бюджет страны на 2012 год в размере около 22 млрд. долл., выделив 14,8% этой суммы на нужды обороны. То есть, на армию в 2012 году будет израсходовано уже около 4 млрд. долл. Планомерное увеличение из года в год оборонного бюджета Азербайджана происходит пропорционально увеличению объема ВВП страны. Согласно региональному обзору МВФ по перспективам экономического развития, если в 2011 году номинальный ВВП Азербайджана составил 68,5 млрд. долл., то этот показатель в 2012 году приблизится к 81 млрд. долл., что в 2,83 раза превышает объемы ВВП соседей – Армении и Грузии, вместе взятых [3]. Поток нефтедолларов пока позволяет Баку возглавлять региональную гонку вооружений в Закавказье, но нерешенность многих социальных проблем (рост уровня коррупции и разрыва между бедными и богатыми) не может не сказаться отрицательно на внутриполитической стабильности Азербайджана.

На этом фоне Армения и Нагорный Карабах, несмотря на имеющиеся у них серьезные финансовые и социально-экономические трудности, в свою очередь, вынуждены уделять все больше внимания вопросам обеспечения национальной безопасности и обороны в ущерб решения социально-экономических проблем.

В последние годы в системе послевоенного устройства мира, где долгое время превалировал принцип международного права о необходимости сохранения территориальной целостности государств, все чаще стал применяться второй, не менее важный, принцип – «право наций на самоопределение». Термин «национальная безопасность» стал рассматриваться гораздо шире и включать в себя не только безопасность государства, но и безопасность общества и личности. Приоритет стал отдаваться защите прав и свобод человека. Так, в Заявлении Совета министров иностранных дел 56 стран – членов ОБСЕ, принятом 1 декабря 2009 г. в Афинах, содержатся принципы, на основе которых предлагается урегулировать нагорно-карабахский конфликт. Указано на необходимость "достигнуть согласия, в частности, по закрепленным в Хельсинкском заключительном акте принципам неприменения силы или угрозы силы, территориальной целостности, равноправия народов – самоопределения". Выделение принципа "равноправия народов – самоопределения" в центр внимания приобрело особое значение в связи с последующими процессами в рамках ООН.

На 64-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 18 декабря 2009 г. была принята (без голосования) резолюция "Всеобщая реализация права народов на самоопределение". Соавторами резолюции выступили более 50 стран–членов ООН, в том числе Армения и Азербайджан. ООН вновь высказалась в поддержку всеобщей реализации права народов на самоопределение и призвала обратить особое внимание на факты нарушения этого права.

На фоне имевших место актов признания государствами доныне непризнанных образований (Абхазия, Южная Осетия, Южный Судан и др.) указанная резолюция ООН обретает значительный практический смысл. Из нее следует, что насильственное удержание национальных меньшинств, попытки их дискриминации и ассимиляции неправомерно оправдывать ссылками на сохранение во что бы то ни стало территориальной целостности того или иного государства. К тому же широко известно, что многие государства создавались империями и метрополиями в колониальный период без учета интересов проживающих на территориях народов и наций, а в отдельных случаях и разделяя их искусственными границами (палестинцы, курды, армяне, лезгины и др.).

Стремление народов путем референдумов и других демократических инструментов реализовать свое право на создание собственной государственности – это усиливающаяся тенденция современности. Все более очевидным становится необходимость активного поиска новых подходов к мирному и справедливому урегулированию региональных конфликтов, к числу которых относится и азербайджано-армянский. Подвижки и компромиссы в деле налаживания нормальных добрососедских связей между проживающими здесь народами призваны способствовать не только социально-экономическому развитию этих регионов, но и укреплению региональной и международной безопасности. Особую значимость урегулирование подобных конфликтов приобретает в условиях появления новых вызовов и угроз человечеству (международный терроризм, наркотрафик, транснациональная преступность) и продолжающегося мирового финансово-экономического кризиса. Мировое сообщество просто не может себе позволить и дальше мириться с существованием, так называемых, «непризнанных государств» и «замороженных» конфликтов, которые самым негативным образом сказываются на инвестиционном климате и торгово-экономическом развитии регионов, превращаются в анклавы вне международного права и в любое время могут вновь перейти в, непредсказуемую по своим последствиям, военную фазу.


Ссылки на используемые материалы:

[1] На встрече президентов в Сочи принято «Совместное заявление по Нагорному Карабаху», Панорама, http://www.panorama.am/ru/politics/2012/01/23/sochi-statment/?sw

[2] Интернет-журнал «Новое восточное обозрение», «Без Нагорного Карабаха переговоры неэффективны» http://www.journal-neo.com/?q=ru/node/12894

[3] CHASPIKNEWSPAPER, «Азербайджан наращивает военный потенциал», 20.12.2011, http://www.chaspik.spb.ru/world/azerbajdzhan-narashhivaet-voennyj-potencial/#ixzz1pZd7NIrx
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

  • asim17 мая 2013 в 22:40

    Kogda Rossiya otstanet ot Kavkaza vot togda vse konflikti reshatsa!


Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03632 sec