До встречи в ядерном Тегеране

Дмитрий Косырев,
политический обозреватель РИА Новости

04 апреля 2012
Если кому-то очень хотелось сорвать намечающуюся на 13-14 апреля встречу Ирана и "шестерки" международных посредников (ведущую переговоры об иранских ядерных программах), то вот вам повод: Тегеран внезапно захотел перенести место заседания из Стамбула в Багдад.

Вопрос теперь только в том, действительно ли хочет переговоров ключевой их участник - США, а если хочет, то зачем. Пока что складывается ощущение, что для администрации Барака Обамы любой результат общения с Тегераном будет неприятностью, и грех не воспользоваться поводом все отменить. Другое дело, что и отсутствие результата - тоже не подарок.

Игры дипломатов

То, что со стамбульскими переговорами не все так просто, стало ясно из интервью заместителя министра иностранных дел России Сергея Рябкова 3 апреля - он неожиданно не стал подтверждать время и место встречи.

А теперь посмотрите на деликатность ситуации: госсекретарь США Хиллари Клинтон уже сказала, что дело будет в Стамбуле, и вдруг сегодня выясняется, что у Тегерана возникли по поводу этого турецкого города возражения. А что вместо него предлагается? Как вариант, был Дамаск, а это уже на грани издевательства; или, как дело выглядит на данный момент - Багдад.

С Багдадом никаких проблем быть не должно, в США все еще по инерции - по крайней мере, на широкую публику - иногда говорят, что Ирак после американской оккупации служит образцом всего, чего только можно.

С другой стороны, говорят также и о том, что война США в Ираке привела к неожиданному результату: эта страна, до того медленно отходившая от ирано-иракской войны 80-х годов, превратилась в сердечного друга Тегерана. Ну, или не вся страна, а та ее часть - и та часть правительства - где преобладают иранские единоверцы, шииты. Символика, в общем, почти та же, что и с Дамаском. Что неприятно.

Можно предположить, что иранцы поссорились с турками, потому что Турция проявила неожиданную активность по части свержения иранского союзника, Башара Асада, в Сирии и вообще начала претендовать на роль второго, после Саудовской Аравии, противовеса Ирану в мусульманском мире.

Но так или иначе, особых неудобств со встречей в Багдаде быть не должно. Американские лидеры там бывают постоянно, совсем недавно, в марте, там прошел целый саммит Лиги арабских государств, все остались живы и довольны. А здесь - всего-то встреча на уровне заместителей глав внешнеполитических ведомств: одна средних размеров конференц-комната, никаких парализующих жизнь города кортежей с мигалками.

Да, собственно, провести такую встречу можно где угодно. Хоть в Москве, или Лондоне, или... "Шестерка" посредников по Ирану, кстати, это Великобритания, Германия, Китай, Россия, США, Франция. И в самом Тегеране можно. Да хоть на Мальдивах. Другое дело - о чем говорить.

Игры стратегов

Здесь есть смысл еще раз вернуться к интервью Сергея Рябкова - там высказано много неожиданных мыслей. Включая такую: после последней подобной встречи в 2009 году прошло слишком много времени, все надо теперь начинать с нуля и в лучшем случае рассчитывать на прорыв по какому-то частному вопросу.
Тут можно напомнить о не раз высказывавшейся общей позиции Москвы насчет того, зачем эти переговоры. Они нужны для того, чтобы договорить о поэтапном, шаг за шагом, развязывании иранского ядерного узла.

Примерно так: "посредники", то есть, кроме Германии, постоянные члены Совета Безопасности ООН, обещают снимать против Ирана санкции СБ, одну за другой, а Иран обещает сделать свои ядерные программы понятными и открытыми - тоже шаг за шагом.

Ну и, конечно, все обещания лучше выполнять. В целом - ровно то, что уже давно согласовано по аналогичной северокорейской ядерной проблеме, вот только никак не может исполниться.

А теперь вопрос: могут ли США пойти сейчас на такие договоренности? Представим себе Сеульский ядерный саммит, не выключенный микрофон, президент Обама говорит, допустим, той же Хиллари Клинтон: передайте Махмуду (то есть Ахмадинежаду, президенту Ирана), что мне потребуется время до января, до вступления в должность нового (или старого) президента США. А то, чего доброго, будет достигнута какая-то договоренность, и, мало того что республиканские оппоненты объяснят, что она наносит ущерб США, так ведь еще и президентская кампания окажется в руках Ахмадинежада. Сорвет Махмуд какой-то пункт из согласованных в Багдаде - и здравствуйте, республиканцы в Белом доме.

Поэтому суть дебатов, которые сейчас ведутся в США по иранскому вопросу (а он уже многие годы для страны ключевой), состоит в том, может ли сейчас Америка позволить себе подержать дело в подвешенном виде до следующего года. Конечно, вот так прямо никто вопрос не ставит, но фактически...

Этим, видимо, и объясняется целый набор абсурдных, на внешний взгляд, событий вокруг Ирана. Абсурдных - и знакомых.

Заявления Клинтон типа "это ваш последний шанс" - ну, это привычно. В 2009 году, когда проходили последние переговоры иранцев и "шестерки", шанс тоже был, помнится, "последним".

Разговоры насчет того, с каким трудом Вашингтон сдерживает Израиль от нанесения превентивного удара по предполагаемым иранским ядерным объектам - тоже уже ритуал. Как и бодрые заявления Тегерана о том, что он в случае агрессии перекроет Ормузский пролив и лишит мир нефти, достанет некими средствами и до американского побережья (в аналогичной ситуации Пхеньян грозил превратить Сеул в море огня, а заодно дотянуться и до тех же берегов США).

И, наверное, самое здесь интересное - это не выносящаяся на широкую публику экспертная дискуссия в США о том, надо ли раскачивать лодку. Отмечу финансово-бюджетно-политические проблемы: вот на днях министр обороны Леон Панетта сказал, что "дисфункция в Вашингтоне угрожает нашей безопасности и поднимает вопросы о способности нашей демократии отвечать на кризисы". Дисфункция - это о поведении республиканцев в Конгрессе, блокирующих демократическую администрацию по части денег. А война с Ираном - это деньги.

А еще обсуждаются мнения насчет того, насколько прочно выглядят позиции США в мире. Майкл Мандельбаум, автор книги "Экономная сверхдержава", констатирует: мир выглядит на редкость безопасным для Америки в тот момент, когда она "подзаряжает свои батарейки", оказавшись не в состоянии вести "контрпродуктивную" внешнюю политику вследствие "излишней силы".

И ведь действительно - если есть угрозы США, то исключительно теоретические и отдаленные. Если главный республиканский кандидат сгоряча обзывает Россию основным противником, а других, пострашнее, нет - значит, все хорошо. И стоит ли делать резкие движения, если все хорошо?
А что в таком случае делать? США делают... вид. Что очередной раунд санкций против Ирана с целью полностью перекрыть иранский нефтяной экспорт дает результат, и Тегеран становится на колени, хоть и как-то медленно. Что - Господь упаси - цены на нефть от этого не поднимутся, у Обамы на этот счет есть план, уже выполняется. Еще делают вид, что, напуганный санкциями и событиями в Сирии, Тегеран не может не стать сговорчивее - ну, подумаешь, вдруг решил перенести уже согласованное место встречи.

А если случится худшее - какая-то неожиданная провокация, или если, вследствие постоянного затягивания переговоров, Иран все же создаст что-то ядерное и далеко не мирное - ну, тогда до встречи в ядерном Тегеране уже после января 2013 года.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03865 sec