"Предсказуемый" Берлинале

22 февраля 2011
"Золдотой медведь" достался Ирану. Эксперты подводят итоги 61-го Международного кинофестиваля в Берлине

Итоги кинофорума, завершившегося 20 февраля, были достаточно предсказуемыми. Так считают российские эксперты, побывавшие на мероприятии. "Конкурс оказался на удивление бедным на яркие события и только к финалу представил безусловных фаворитов", – заметил кинокритик Валерий Кичин, выделяя фильм, отмеченный главным призом - "Золотым медведем". А это иранская картина "Надер и Симин, развод" режиссера Асхара Фархади и актеры, сыгравшие в ней.

Берлинский кинофестиваль в этом году проявил особо пристальное внимание к Ирану и его кинематографистам. Так, в жюри был приглашен опальный режиссер Джафар Панахи, который на родине осужден на 6 лет тюрьмы и на 20 лет отлучен от профессии. В Берлине на сцену кинозала торжественно вынесли кресло с надписью "Джафар Панахи". И зал стоя аплодировал человеку, арест которого нарушает право на свободу мысли, как отмечалось в пресс-релизе фестиваля. Такова была прелюдия Берлинале.

Ну а "Золотой медведь" фильму "Надер и Симин, развод" - закономерная постлюдия. Хотя сама "картина интересна: на примере частной судьбы она рассказывает о моральных, юридических, религиозных проблемах, и отличается художественностью", – считает Валерий Кичин.

"Иранская картина – это обычная семейная драма. Муж и жена на грани развода. Жена хочет эмигрировать из страны и найти лучшую жизнь для своей дочки, а муж упирается. В результате жена уезжает к себе в деревню, а муж с дочкой остаются в городе, чтобы ухаживать за полубезумным дедом. Это завязка. Для ухода за отцом Надер нанимает женщину, которая оказывается беременной. Разъяренный тем, что она фактически его обманула, он выгоняет ее. Женщина падает с лестницы, случается выкидыш. Тогда муж этой женщины начинает судебный процесс по поводу убийства Надером ребенка. Собственно здесь начинается фильм. И он интересен именно тем, что режиссер никак не диктует свои оценки, зрители должны по ходу просмотра вырабатывать их сами. Автор только подкидывает все новые и новые аргументы, чтобы по-разному взглянуть на обстоятельства. И этот процесс делает картину психологическим триллером - захватывающим, очень интересным. Не случайно один из кинокритиков сравнил этот творческий метод с драматургией Альфреда Хичкока", - сказал Валерий Кичин.


Второй по значимости приз – Гран-при жюри – достался венгерскому режиссеру Беле Тару за фильм "Туринская лошадь". Картина связана с образом и философией Фридриха Ницше. Это история философа, сошедшего с ума, когда он увидел ямщика, избивающего свою старую, больную лошадь. "Туринскую лошадь", считают российские эксперты, можно назвать чистым образцом фестивального, а не зрительского кино. Картину невыносимо трудно смотреть, она длится 2,5 часа. При этом в ней всего 30 монтажных склеек, то есть один и тот же план длится в среднем 7 минут, и - ничего не происходит. Жюри – профессионалов кино - это захватило. А вот новый киноязык российской картины "В субботу" пришелся не по вкусу, такое предположение высказал кинокритик Андрей Плахов.

"В Берлине ее восприняли по-разному, - рассказал Андрей Плахов. - Это, как говорится, кино не для всех. Оно поднимает важную тему – Чернобыльская катастрофа, последствия ее, в каком-то смысле экология человеческих отношений, - но делает это в необычной форме, с помощью современных средств выражения. Там очень интересная работа румынского оператора Олега Муту. Но некоторых критиков она как раз и раздражает: они считают, что фильм слишком быстро движется, образы мелькают, не успеваешь в них погружаться, и в результате теряется глубина. Это дискуссионный вопрос".


Ну а что касается взаимоотношений кино и зрителя, итог по впечатлениям Берлинского фестиваля подвел российский кинокритик Кирилл Разлогов.

"Фестиваль очень вырос, если говорить о зрительском интересе, - считает Кирилл Разлогов. - Он расширил зону своего влияния на новые кварталы города. Залы были полными, в том числе и на картины достаточно сложные для восприятия. Но по мере того, как фестиваль растет, он теряет свою художественную специфику. Становится такой большой рыночной площадью. Может быть, это и хорошо, во всяком случае - городу это нравится".

Да и многие авторы фильмов, особенно те, кто не удостоился призов, уверяют: судьбу фильмов определяет не жюри, а зритель.

Татьяна Карпекина

Голос России

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03569 sec