Украина стремится активизировать энергетическое сотрудничество с Ираном

03 ноября 2010
Украинские политики не отказываются от планов по развитию энергетического сотрудничества с Ираном, несмотря на международные санкции, введенные ООН из-за отказа Тегерана прекратить реализацию ядерной программы. Однако, по мнению экспертов, у Киева нет ни денег, ни технологий, чтобы эти планы осуществились.

Чрезвычайный и полномочный посол Исламской Республики Иран в Украине Акбар Гасеми-Алиабади и председатель комитета Верховной Рады по вопросам топливно-энергетического комплекса Николай Мартыненко обсудили в конце октября вопросы расширения сотрудничества между двумя странами в области энергетики. Украинская сторона, как сообщает иранское информагентство «Мехр», заявила о своей заинтересованности в участии в проектах по разработке крупнейшего иранского газового месторождения «Южный Парс» с запасами свыше 12 трлн. куб. м, расположенного на шельфе Персидского залива.

По словам Николая Мартыненко, которые цитирует «Мехр», Иран располагает самыми широкими возможностями в области энергетики, и Украина хочет участвовать в иранских нефтегазовых проектах. Поэтому господин Мартыненко надеется, что специалисты двух стран будут иметь возможность обсудить совместные планы.

В свою очередь, Акбар Гасеми-Алиабади подтвердил, что Иран обладает большим экономическим потенциалом в области энергетики и в его распоряжении находятся вторые в мире по объему запасы природного газа. «В стране создана развитая инфраструктура по добыче и переработке нефти и газа в районе Асалуйе и имеются самые широкие возможности для сотрудничества с Украиной в реализации совместных газовых проектов»,- отметил дипломат.

Но Николай Мартыненко - не единственный украинский политик, который обсуждал с иранским послом возможности расширения сотрудничества Киева и Тегерана в энергетике после того как Совбез безопасности ООН в начале прошедшего лета, 9 июня, ввел расширенные финансовые и военные санкции против Ирана.

29 июля 2010 г. пресс-служба Кабинета министров Украины сообщила о встрече Акбара Гасеми-Алиабади с вице-премьером Сергеем Тигипко. «Украинские нефте- и газодобывающая отрасли, а также самолетостроение заинтересованы в развитии сотрудничества с Ираном, а украинско-иранские экономические отношения очень важны для обеих стран»,- отметил в ходе этих переговоров Сергей Тигипко. Он также обратил внимание, что на Ближнем Востоке Иран является одним из ключевых торговых партнеров Украины. И важно, что значительную долю украинского экспорта в Иран составляет высокотехнологичная продукция машиностроения. По данным вице-премьера, после прошлогоднего спада двусторонняя торговля начала восстанавливаться быстрыми темпами: украинский экспорт в Иран с начала года вырос более чем на 40%, а импорт - на 60%. «Также есть взаимная заинтересованность в сотрудничестве в нефте- и газодобыче. Иран обладает большими залежами этих полезных ископаемых, а Украина - многолетним опытом и технологиями. Обе стороны настроены на взаимовыгодное сотрудничество»,- отметил Сергей Тигипко.

Риски и здравомыслие

Иранский нефтегазовый сектор, по оценкам экспертов, действительно обладает существенным потенциалом для развития сотрудничества с иностранными инвесторами. В частности, при реализации проектов по строительству нефтеперерабатывающих мощностей, в которых страна испытывает острый дефицит: несмотря на большие объемы нефтедобычи, Иран сильно зависит от зарубежных поставок нефтепродуктов. Также Тегеран заинтересован в привлечении зарубежных специалистов к строительству терминалов для производства сжиженного природного газа и нефтепровода из каспийского порта Нека в порт Джаск в Оманском заливе. И, конечно же, иранские власти готовы рассматривать предложения инвесторов по освоению новых нефтяных и газовых месторождений.

Но эксперты сомневаются, что Украина сможет реально поспособствовать развитию иранской энергетики, причем не только из-за введенных ООН санкций. Михаил Крутихин из консалтинговой компании RusEnergy скептически смотрит на перспективы такого сотрудничества Киева и Тегерана. «От украинцев Иран не получит то, чего хочет, то есть, в частности, денег на какую-нибудь фазу освоения «Южного Парса». Это может быть пара миллиардов долларов - сомневаюсь, что в Киеве найдут такую сумму. Другого украинские компании дать не могут: у них нет опыта разработки морских месторождений и технологий производства сжиженного природного газа»,- сказал «і» эксперт. Он также обратил внимание, что «здравомыслящие компании» (западники, «Лукойл» и пр.) из иранских проектов ушли. «И правильно сделали. Незачем рисковать ввиду международных санкций, если хочется остаться респектабельной фирмой»,- считает Михаил Крутихин.

Но до введения Совбезом ООН санкций, ограничивающих возможности деловых контактов с Тегераном, Иран считался одним из перспективных экономических партнеров Украины на Ближнем Востоке. Как рассказал «і» один из сотрудников Министерства иностранных дел, основное внимание в отношениях между двумя странами уделялось расширению направлений и масштабов торгового оборота, установлению прямых контактов между хозяйствующими субъектами, которые занимаются самолетостроением, машиностроением, производством труб, нефтегазового оборудования, железнодорожных вагонов, энергетических установок, оборудования для горнодобывающей отрасли. «Развитие прямого сотрудничества украинских производителей можно считать ключевым направлением, поскольку большое количество украинской конкурентоспособной продукции попадало в Иран через третьи страны (Россию, Азербайджан, Туркменистан, Объединенные Арабские Эмираты, Италию, Австрию, Германию). Это мешало украинским компаниям укреплять свои позиции на иранском рынке и выгодно конкурировать с другими производителями»,- пояснил собеседник «і». Подобная ситуация, по его словам, сохраняется и в настоящее время, потому что, несмотря на санкции со стороны ООН и некоторых западных стран, не все группы товаров попали под ограничения.

Прогрессирующая дипломатия

Многие иностранные компании прекратили сотрудничество с Ираном в связи с международными санкциями. Но в Тегеране заявляют, что не испытывают из-за этого недостатка в партнерах из других регионов мира, в том числе в нефтегазовой сфере. Это важно для страны, которая является пятой в мире по объему поставок нефти на внешние рынки и обладает запасами газа, уступающими лишь российским. Но при этом ей ежегодно необходимо около $25 млрд. инвестиций для развития нефтегазовой отрасли.

В одном из последних релизов на сайте Министерства нефтяной промышленности Ирана сообщается, что вскоре будет подписан контракт с иностранной компанией стоимостью $5 млрд. на разработку шельфового газового месторождения Farzad-B. Название компании не приводится. Однако известно, что эксклюзивное право на работу на блоке Farsi, где находится месторождение, принадлежит индийским компаниям - по 40% у Oil and Natural Gas Corpration Ltd. и Indian Oil Corp, а также 20% - у Oil India Ltd. «Переговоры по инвестициям в это месторождение в Персидском заливе и его разработке находятся в финальной стадии»,- сообщил глава Offshore Oil Co of Iran Махмуд Зиракчянзаде, чьи слова приводятся на сайте. Также, по его словам, первоначальные договоренности о разработке месторождения Farzad-B уже подписано и иностранная компания получила все необходимые разрешения.

Достигнут ли в итоге стороны согласия по этой сделке, должно стать понятно до конца текущего года. Но вызывает сомнения, что какие-то подробности о перспективах сотрудничества будут раскрыты, если переговоры, о которых говорится на сайте иранского министерства, действительно сейчас ведутся. После того как Совбез ООН ввел экономические санкции в отношении Ирана, односторонние санкции последовали со стороны США и ЕС. Это спровоцировало крупные европейские компании прекратить вложение капиталов в энергосектор страны.

По словам первого заместителя госсекретаря США Джеймса Стайнберга, под угрозой применения карательных мер отказались от инвестиций в Иран французская Total, итальянская Eni, норвежская Statoil и британо-голландская Royal Dutch Shell. В противном случае американские власти могли распространить на них действие закона, подписанного президентом США Бараком Обамой в начале июля текущего года, который дает правительству США право вводить санкции против иностранных компаний и физических лиц, инвестирующих в энергосектор Ирана более $20 млн. «Эти меры увеличат цену, которую заплатит Иран за отказ следовать своим международным обязательствам (по отказу от разработок по обогащению урана.- «і»),- отметил Джеймс Стайнберг.

Но эти меры не мешают международному сообществу, которое заинтересовано в расширении доступа к иранским нефтегазовым запасам, продолжать дипломатические переговоры с Тегераном. Как сообщает BBC, 28 октября официальный представитель Госсекретариата США Филип Кроули направил письмо президенту Ирана Махмуду Ахмадинежаду, поздравив его с днем рождения - 55-летием. Господин Кроули выразил надежду, что на 55-м году жизни президента в отношениях между Ираном и миром будет отмечен положительный прогресс.

Результат не заставил себя долго ждать. На следующий день глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон сообщила, что Тегеран согласился возобновить диалог по национальной ядерной программе Ирана «после 10 ноября». Но Тегеран выдвинул ряд предварительных условий для окончательного согласия на возобновление переговоров с международными посредниками (Россией, США, Китаем, Францией и Великобританией). Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Саид Джалили в письме на имя Кэтрин Эштон отметил, что иранской стороне «должно быть понятно направление переговоров». Кроме того, говорится в письме, все стороны должны подтвердить приверженность основным принципам Договора о нераспространении ядерного оружия - всеобщее разоружение, нераспространение и право на мирную ядерную технологию.

Как развивалось энергетическое сотрудничество с Ираном

Основы энергосотрудничества Киева и Тегерана были заложены в 2003 г., когда прошло первое совместное заседание украинско-иранской рабочей группы по энергетике. Как сообщало тогда Министерства топлива и энергетики Украины, заседание завершилось подписанием Меморандума о взаимопонимании с Министерством нефти Ирана в сфере международной торговли природным газом. Этим меморандумом была задекларирована готовность Украины к покупке иранского природного газа в объеме 10-15 млрд куб. м в год, а также проработка возможностей транзита иранского газа по территории Украины в страны Европы. Также по результатам украинско-иранского заседания 2003 г. в Киеве был подписан еще один меморандум, которым определены направления сотрудничества двух стран в нефтегазовой отрасли и условия участия украинских компаний в реализации проектов на территории Ирана. Оба документа были завизированы с украинской стороны - заместителем государственного секретаря Минтопэнерго Богданом Клюком, а с иранской - заместителем министра нефти Исламской Республики Иран Сейедом Мохаммадом Хади Нежад Хосейнияном.

Fundmarket

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03334 sec