Четыре условия Ахмадинежада

20 октября 2010
Чего добивается Запад – мира или войны? Новые переговоры группы 5+1 с Ираном могут быть сорваны не начавшись.

Чем ближе становится срок проведения очередного раунда переговоров по ядерной проблеме в формате 5+1 с Ираном, тем ожесточеннее западная пропаганда во главе с Вашингтоном раздувает новую компанию истерии в связи с твердой решимостью иранского руководства продолжать отстаивать свою позицию.

На днях верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон выступила с инициативой возобновить 15-18 ноября в рамках «шестерки» прямой диалог с Тегераном. Руководство Ирана в целом спокойно и позитивно восприняло это предложение, хотя и вынуждено было еще раз разъяснить свой однозначный подход к разрешению так называемого иранского «ядерного кризиса». Что же опять не устраивает Запад в позиции лидеров Исламской Республики? А дело в том, что теперь они, учитывая ожесточенное и провокационное давление на Иран с требованиями свернуть программу «мирного атома», выдвинули встречно свои условия начала переговоров. Их озвучил лично президент Ахмадинежад в своих публичных выступлениях перед народом Ирана. Приветствуя продолжение диалога с «шестеркой», он, тем не менее, выдвинул «четыре условия», без выполнения которых, по его мнению, вообще немыслимо садиться за стол переговоров.

Во-первых, как твердо убеждены в Тегеране, сами переговоры и все дальнейшее «воздействие» на программу ядерной энергетики ИРИ должны четко и однозначно соответствовать духу и букве МАГАТЭ и международным правилам, применимым к любому государству, а не только к Ирану. Выдвигая это условие, иранский лидер имел, прежде всего, в виду то, что его стране больше не должны выдвигаться абсурдные требования, которые никакого отношения не имеют к нормам и положениям МАГАТЭ. Такая позиция, особенно отстаиваемая США и Великобританией, является, по сути, завуалированной провокацией. Поскольку Иран усматривает в этом ущемление его национального суверенитета и посягательство на жизненно важные государственные программы, одной из которых является атомная энергетика, он не намерен и дальше подчиняться какому-либо диктату. Поэтому и сам процесс переговоров каждый раз терял смысл или заходил в тупик. А Запад получал прекрасную возможность продемонстрировать мировой общественности, что Иран якобы вновь отказывается сотрудничать в ядерной сфере. Какие же гарантии на этот раз может предварительно дать «шестерка», чтобы диалог с ней иранской стороны был конструктивным? Иранское руководство предупреждает, что, если страны, которые поддержали санкции Совета безопасности ООН, будут вновь фактически угрожать Ирану мерами, затрагивающими национальную безопасность страны и задевающими чувство собственного достоинства иранцев, то предстоящие переговоры будут заранее обречены на провал не по вине Тегерана, а его противников.

В качестве второго условия начала предстоящей встречи Ахмадинежад призвал членов «шестерки» определиться с выбором окончательной цели переговоров. Президент задал прямой вопрос лидерам Запада, в отношении с Ираном чего они добиваются – мира или войны? Они хотят спровоцировать разного рода провокациями новую войну в регионе или погасить очаг напряженности и вражду к Ирану цивилизованным путем? Вопрос этот вовсе не риторический, поскольку Запад, на протяжении многих лет, участвуя в переговорах с Ираном ради самих переговоров, реально добивается его еще большей изоляции. Иранские лидеры дают понять, что лимит уступок Западу с их стороны не безграничен. Они готовы решительно покончить с демагогией, и вести переговоры, которые могут вывести стороны на конкретные результаты.

Третьим условием Ирана, по словам его лидера, является то, что у Запада должны быть адекватные варианты действия в случае провала переговоров. Стороны должны четко знать, что будет в случае провала переговоров и потому трезво оценить и выработать свою стратегию поведения. Ахмадинежад подчеркнул, что, как и ранее, он не склонен выдвигать каких-либо заведомо неприемлемых условий для всех участников переговорного процесса. Иран просто хочет одного – уважительного и достойного отношения к себе, к своим интересам. Известно, что успех любого острого и спорного диалога предполагает компромиссные решения и Иран всегда проявлял готовность к разумным компромиссам. Это вовсе не банальное предложение типа «ребята, давайте жить дружно», а очень важное условие реальной оценки позиции сторон. Как раз именно однобокое давление Запада на Иран и однополярный имперский подход к разрешению совершенно надуманного «ядерного кризиса» уже не раз становился истинной причиной провала переговоров. До этого, вне зависимости от того, кто оказывался виноват в срыве переговоров, Запад немедленно указывал на Иран в качестве виновника. Поскольку, практически все основные мировые СМИ контролируются израильским могущественным лобби, то Западу не составило особого труда каждый раз вводить в заблуждение мировое общественное мнение и еще больше демонизировать Иран. Похоже, и на этот раз членам «шестерки» вряд ли удастся трезво оценить позицию Ирана и выработать адекватную стратегию поведения в ходе переговоров.

Вся, так называемая «ядерная угроза» Ирана, основывается не на реальных результатах многочисленных инспекционных проверок экспертов МАГАТЭ, а исключительно на догадках и предположениях, на предвзятых отношениях некоторых стран Западных во главе с США. Именно они всякий раз выдвигали абсурдные, совершенно неприемлемые для Ирана требования – по сути, означающие полное прекращение реализации программы ядерной энергетики Исламской республики. Это очень удобная для Запада позиция, потому что, как только фиксировался «провал» очередного раунда переговоров, тут же по накатанной раскручивался виток очередной пропагандистской истерии против Ирана. В настоящее время в мировых СМИ наблюдается то же самое. Им, к сожалению, вторят и некоторые наши российские информационные агентства и федеральные телеканалы, с той лишь разницей, что переговоры еще не начались, а иранские лидеры вынуждены разъяснять свою твердую позицию. Становится все более очевидным, что в этих условиях Запад, как и прежде, изначально выдвинет неприемлемые условия «дружбы» с Ираном, и провал переговоров будут неизбежен, что даст повод для принятия новых санкций против Тегерана, то есть диалог будет лишен смысла, еще не начавшись.

И, наконец, четвертое условие, выдвинутое президентом Ирана - это требование к «шестерке» открыто и однозначно выразить свое отношение к ядерному потенциалу Израиля, которым эта страна обладает. Не секрет, что, по различным оценочным данным, Израиль за последние 20 лет собрал более 200 ядерных зарядов и имеет различные средства их доставки – как самолеты F-16, так и ракеты разных классов. Эта страна, в отличие от Ирана, уже реально угрожает безопасности всего Большого Ближнего Востока.

Именно это последнее требование, на котором настаивает Иран еще до начала переговоров, может сорвать их начало или поставить участников, особенно США, в крайне неудобное положение. Поэтому, обвинять Иран, вопреки всякой логике, в попытках создать ядерное оружие и призывать применять против него санкции совершенно глупо, не замечая, что в центре взрывоопасного региона есть агрессивное государство, которое не гипотетически, а реально обладает арсеналом ядерного оружия и вовсе не отказалось от планов нанесения ударов по иранским жизненно важным центрам и уничтожения исламского режима в Иране.

Как раз союзники США - Израиль и Пакистан - уже на протяжении многих лет обладают ядерным оружием. Не благодаря ли Вашингтону и Лондону, санкции к этим странам ни со стороны МАГАТЭ, ни Совета безопасности ООН не применяются? Причем, ни Пакистан, в 1998 году испытавший на полигоне Чагай сразу несколько ядерных зарядов, ни Израиль, еще раньше проведший такие же испытания в пустынях Южно-Африканской Республики, не входят в Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). А именно этот международный документ накладывает строгие ограничения для стран, обладающих ядерным оружием, и предполагает жесткий контроль за развитием их ядерных программ. Мало того, что Израиль и Пакистан игнорируют этот Договор, они вообще не допускают никаких иностранных инспекторов на свои ядерные объекты. А Евросоюз и США не требуют введения против них санкций и международного контроля за состоянием их ядерных установок и атомных предприятий. Зато требуют этого в ультимативной и демонстративно оскорбительной форме от Ирана, обвиняя его в том, что он «не представил миру достаточные доказательства» мирного характера своей ядерной программы.

Все это еще раз подтверждает, что страны Запада не отказались от политики «двойных стандартов», предполагающей весьма благосклонное отношение к союзникам по агрессивным блокам, с одной стороны, и готовность оказать силовое давление по отношению к Ирану, не желающему подчиниться внешнему диктату, с другой.

По словам Ахмадинежада, если Запад будет отмалчиваться в ответ на его условия, то это будет означать, что западные страны не намерены их соблюдать, а сама цель диалога становится бессмысленной. В Иране также весьма сомневаются, что Евросоюз и «переговорная шестерка» может принять хотя бы два или три первых условия Ахмадинежада. Что касается требования Ирана обсудить поведение «ядерных союзников» США, то вряд ли, если переговоры и состоятся, «шестерка» допустит иранскую критику в их адрес, особенно Израиля. Как и ранее, она будет отброшена или обойдена молчанием, «как не относящаяся к сути вопроса».

В случае провала переговоров в Тегеране считают, что Совет Безопасности ООН в скором времени вновь с подачи США начнет разработку еще более жестких санкций против Ирана взамен тех, что уже действуют с этого лета, и к которым присоединилась Россия. Цель иранских противников очевидна – еще больше изолировать Иран на международной арене и, возможно, серьезно подорвать его экономику. В Тегеране есть опасения, что власти России, еще не подписавшие договор с Вашингтоном СНВ-3 и имеющие перед западными «партнерами» определенные обязательства, могут чисто из прагматических соображений и на этот раз поддержать более жесткие санкции против Ирана. В этом случае иранскому руководству останется надеяться лишь на Китай, который пока поддержал санкции, касающиеся лишь некоторых финансовых проектов.

А пока для доказательства «агрессивности и несговорчивости» Ирана мировыми СМИ используется любой повод. Новая пропагандистская шумиха была поднята на Западе и Востоке недавно, когда новый генеральный директор МАГАТЭ японец Юкия Амано в своей речи осудил правительство Ирана за отказ впустить в страну двух инспекторов. Хотя на самом деле, оба инспектора, грубо нарушив устав ООН, и без санкции агентства составили по итогам проведенной инспекции и распространили в мировых СМИ искаженный и совершенно неправдивый отчет по атомным объектам Ирана. Никто при этом не прислушался к разъяснениям иранской стороны, что кроме этих двоих, явно «ангажированных» западными спецслужбами сотрудников, в Тегеране не было возражений по остальным 150 инспекторам, прибывших для проверки ядерных объектов Ирана. Примечателен тот факт, что инспектора МАГАТЭ за последние два-три года провели в Иране более 8000 человеко-дней. Можно лишь удивляться терпению этого государства на фоне того же Израиля, который в грубой форме отказывает в любой международной инспекции своих ядерных объектов. В Вашингтоне это, похоже, поощряется, впрочем, как и в отношении Пакистана, который нужен американцам в связи с войной в Афганистане. Они просто закрывают глаза на ситуацию, связанную с ядерной программой этой страны. В таких случаях, как говорится, комментарии излишни.


Иран.ру
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03359 sec