Оппозиция в Иране есть

11 июня 2009
Завтра – 12 июня – в Иране состоятся президентские выборы, которые на четыре года определят как внутреннюю, так и внешнюю политику этой страны. А потому их результата с нетерпением ждут не только в Иране. Региональные и мировые игроки в этом регионе, в первую очередь США и Израиль, рассчитывают на смену власти в Тегеране и ныне действующего президента Махмуда Ахмадинежада.

Летом 2005 года, во время своих первых выборов, молодой, честный и не очень искушенный в политических интригах инженер М. Ахмадинежад – ярый сторонник идей хомейнизма. Его преданность делу исламской революции позволила получить самую влиятельную в Иране поддержку среди военных и представителей духовенства. К тому же, Ахмадинежад, будучи выходцем из бедной семьи, строил свою избирательную кампанию на обращении к самым необеспеченным слоям населения. В предвыборных обещаниях президент говорил о справедливости в перераспределении нефтяных богатств и о бескомпромиссной борьбе с коррупцией. Он обещал обуздать рост цен на потребительские товары и снизить инфляцию. А потому его победа 24 июня 2005 года означала поражение либерально-реформаторских сил во главе с экс-президентом Акбаром Хашеми-Рафсанджани и возвращение страны к первым годам исламской революции, которой в 2009 году исполняется 30 лет.

За четыре года своего правления Ахмадинежад вновь вернул Ирану статус влиятельного геополитического игрока на Большом Ближнем Востоке, в регионе, который по определению Збигнева Бжезинского, является «мировыми Балканами». Честолюбивый молодой президент реанимировал ядерную программу, и Иран недвусмысленно заявил о своем стремлении стать супердержавой в регионе.

США и Израиль сразу почувствовали неладное и заговорили об угрозе создания Ираном собственного ядерного оружия. К тому же Вашингтон увидел определенный знак в победе ХАМАС и последовавшее обострение обстановки в Палестине, что заставило США припомнить Тегерану «потворство международному терроризму». Тогда, как о самой власти в Тегеране, и США и Израиль ведут речь исключительно как о «диктатуре» и «тоталитарном режиме».

В ответ, из Тегерана, как и три десятилетия назад, вновь зазвучала угрожающая риторика в адрес Вашингтона и достаточно резкие антиизраильские заявления Ахмадинежада, сделанные им при полном одобрении духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи. Заняв позицию жесткой конфронтации по отношению к Ирану, США и Израиль, тем не менее, не решились на открытый военный конфликт.

Стоит напомнить, что в конце 2004 года Совет национальной безопасности США приступил к подготовке масштабной военной операции по свержению власти аятолл Ирана и ликвидации его ядерного потенциала. Над планом вторжения в Иран работала группа экспертов: бывший высокопоставленный офицер ЦРУ Дэвид Кей, в прошлом возглавлявший инспекционную миссию в Ираке и генерал в отставке Сэм Гарднер, в начале 80-х разработавший стратегию оккупации Ирака. А потому, разработанный ими план военной операции против Ирана, предусматривавший три этапа, почти ничем не отличался от сценария оккупации Ирака.

На первом этапе предполагалось нанести массированный удар по военным базам элитных иранских подразделений «Стражи исламской революции». На подавление их сопротивления отводилось за 24 часа. На втором этапе нанесение массированных ракетно-бомбовых ударов по 125 иранским ядерным и другим военным объектам. Третий, заключительный этап – непосредственная оккупация Ирана сухопутными частями американской армии.

Согласно разработанному плану, на оккупацию, смену режима и превращения Ирана в «дружественное государство» отводилось всего две недели. Однако в последний момент из-за угрозы ответного удара со стороны Ирана, а также опасности восстания шиитов в Ираке, от реализации этого плана пришлось отказаться. К тому времени американская армия уже плотно «увязла» в соседнем Ираке и в Афганистане. Открытие «третьего фронта» не укладывалось ни в военную доктрину, ни в бюджет США. Израиль был не готов самостоятельно нанести массированные удары по многочисленным ядерным объектам Ирана. К тому же, позже израильская армия понесла тяжелые потери во время последней войны в Ливане, тогда как территорию самого Израиля держат под прицелом боевики ХАМАС и «Хезбаллах». В Тель-Авиве прекрасно понимают, что за боевиками радикальных группировок, во «втором эшелоне», находится не только Сирия, но и достаточно оснащенные и модернизированные вооруженные силы Ирана.

Однако вопрос противодействия иранскому геополитическому рывку в США не снят с повестки дня. В отличие неоконсерваторов, предлагающих исключительно силовой вариант решения, команда нового американского президента во главе с руководителем Госдепа Хиллари Клинтон делает ставку не только на военные удары, но и на применение дипломатических методов в сочетании с экономическими санкциями против Ирана. С уходом Д.Буша, администрация в Белом доме поменялась, но цели Вашингтона в отношении Ирана остались прежние – смена власти в Тегеране. А потому, с приходом Б. Обамы, никто не отменил информационно-пропагандистскую войну против Ирана. Ее сценарий известен и прост до безобразия – провоцирование внутренних беспорядков, в результате которых прежний режим свергается и к власти приходит проамериканское правительство. Для этого против Ирана вводятся экономические санкции, тем самым создавая у населения недовольство собственным правительством. И все это при массированной поддержке внутренней оппозиции и представителей иранской эмиграции. Что мы и наблюдаем.

Летом 2007 года из-за угрозы международных санкций правительством Ирана было введено лимитированное потребление бензина. И это притом что страна является одним из крупнейших поставщиков «черного золота» на международные рынки. Однако в Иране слабо развиты нефтеперегонные заводы, мощность которых позволяет обеспечивать лишь 40% потребностей. Остальное горючее Иран вынужден импортировать. В преддверие экономической блокады Тегеран был вынужден пойти на принятие непопулярных мер: частные лица имели право купить не более 100 литров топлива в месяц. И уже вскоре на заправочных станциях возникли очереди, которые привели к массовым беспорядкам. На северо-западе иранской столицы неизвестные сожгли одну из АЗС.

Беспорядки на этнической почве с пугающей Тегеран регулярностью стали происходить то на севере страны, где проживает азербайджанское тюркское население, то на юге, где несогласные с результатами парламентских выборов арабы устроили массовые выступления. Через несколько месяцев после своей инаугурации, Ахмадинежаду пришлось вводить регулярные войска на северо-восток страны, где на границе с Ираком взбунтовались курды. Совершенно неслучайно, в соседнем Ираке, США поддержало курдов в своей войне против Саддама Хусейна.

Во всяком случае, лидеры иранской оппозиции моментально отреагировали на случившееся. Они обратились к мировому сообществу с просьбой оказать давление на Иран, чтобы его власти остановили репрессии в отношении курдов. Соединенные Штаты, еще во времена администрации Д. Буша все же делали ставку на представителей либерально-реформаторских сил – оппозицию Ахмадинежада внутри страны. В их числе бывший спикер парламента Мехди Кярруби и экс-премьер страны Мир Хоссейн Мусави. Записав нынешнего президента в «ультраконсерваторы», они вновь муссируют тему о, якобы, не выполненных предвыборных обещаниях Ахмадинежада. Ему ставится в вину и неэффективная работа правительства и отсутствие жизненно важных реформ. Обсуждение роста цен на овощи и бензин, повышение стоимости аренды жилья и рост инфляции стали поводом для столкновений между сторонниками Ахмадинежада и оппозицией. 6-го июня в Тегеране произошли столкновения между сторонниками президента Ирана Махмуда Ахмадинежада и его соперника на предстоящих президентских выборах реформатора Мехди Кярруби, сообщает РИА Новости со ссылкой на Reuters. Инцидент произошел на площади Сарв на северо-западе Тегерана, где сторонники Ахмадинежада и его соперника-реформатора Мехди Кярруби следили за ходом теледебатов между кандидатами, которые транслировались на огромных экранах. В результате столкновений сгорели несколько автомобилей. О жертвах и пострадавших не сообщается. В ходе теледебатов оппоненты обменялись рядом обвинений. Так, Кярруби уличил Ахмадинежада в нечестности, заявив, что экономические показатели, о которых действующий президент говорил в ходе дебатов, не соответствуют реальным.

Иранский президент Махмуд Ахмадинежад подвергся жесткой критике со стороны другого оппозиционера – экс-премьера страны Мира Хоссейна Мусави. Тот обвинил действующего президента в движении к диктатуре, поставил в упрек отрицание холокоста и указал, что внешняя политика Ахмадинежада дорого обходится государству.

Тем временем, накануне президентских выборов в Иране, о своей готовности сотрудничать с США заявил независимый кандидат на этот пост от консервативной партии Мохсен Резайи – бывший командующий «Корпусом стражей исламской революции» (КСИР) в период ирано-иракской войны. Кадровый офицер, пользующийся значительной поддержкой силовых структур, он представляет умеренных консерваторов, которые стали отмежевываться от политики действующего президента уже с 2007 года. М. Резайи заявил о том, что намерен спасти страну и «увести ее с гибельного пути», избранного нынешним президентом. Похоже, Соединенные Штаты не смущает, что бывший командующий с 2007 года находится в розыске Интерпола по подозрению в нападении на Еврейский общинный центр в Буэнос-Айресе совершенное в июле 1994 года. Тогда, в результате взрыва заминированного автомобиля пострадало около 400 человек, 85 из которых погибло.

СЕГОДНЯ.ру

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03075 sec