Иран и Центральная Азия: Краткий обзор взаимоотношений

14 апреля 2009
В своей книге «Взаимоотношения Ирана и стран Центральной Азии» иранский исследователь Мехди Санаи пишет, что контакты между двумя регионами «стали развиваться до появления ислама и даже до появления христианства, когда большая часть территории нынешней Центральной Азии была частью персидской цивилизации.

Культура и цивилизация, существующая в Центральной Азии, с появлением ислама в регионе воспринимается как прямая заслуга Ирана. В языках народов Центральной Азии можно встретить много персидских слов. Местное население использует в разговорной речи персидские поговорки, стихи. В исторических зданиях сохранились следы иранской архитектуры и ремесла. Все народы Центральной Азии хорошо знают и любят известных иранских поэтов – Хафиза, Фирдоуси, Саади, Хайяма.

Известные ученые, родившиеся на территории Центральной Азии, признаются продуктами ирано-исламской культуры, и отмечается, что, например, на мировом уровне такие ученые, как Рудаки, Улугбек, Бухари, ибн Сина, Балами, Бируни, Насер Хосров, известны как иранские деятели.

У народов Ирана и Центральной Азии много общих традиций, например празднование Навруза. Многие традиции и обычаи сформированы под влиянием ислама, который отразился на менталитете и быте народов центральноазиатского региона, занял прочное место в их повседневной жизни. Мощным консолидирующим фактором в жизни народов региона была философия и поэзия суфизма, представленного в регионе в основном орденами Накшбандие, Кобревие, Яссауи, Кадирие, Чаштия.

Одна из причин тесной связи Ирана с Центральной Азией заключается в присутствии национальных меньшинств по обеим сторонам общей границы. Взаимное переселение особенно интенсивно происходило во времена Великого шелкового пути», - отмечает в своей книге М.Санаи.

Наиболее тесные контакты Иран установил с Таджикистаном, который является единственным персоязычным государством на постсоветской территории.

Иран - Таджикистан

Иран был первой страной, признавшей суверенитет Таджикистана, впрочем, это справедливо и в отношении других бывших советских республик Центральной Азии. В январе 1992 года Иран открыл свое посольство в Душанбе. Посольство Республики Таджикистан в Тегеране функционирует с июля 1995 года. Две страны связаны, в первую очередь, общностью языка, истории, культуры и традиций, хотя советский период, оказавший серьезное влияние на жизнь населения Таджикистана, и отдалил их друг от друга.

После распада СССР в начале 1990-х годов часть таджикской интеллигенции видела именно в Иране модель будущего развития собственной страны. Как отмечает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин, Иран немало способствовал завершению гражданской войны, шедшей на территории Таджикистана в 1992-1997 годах. Оказывая содействие при проведении межтаджикских переговоров и стараясь занимать нейтральную позицию, Исламская Республика Иран оказывала противоборствующим сторонам гуманитарную помощь. Так, в 1992 году, когда в результате вооруженного противостояния Кулябский регион Таджикистана оказался в изоляции и его населению угрожал голод, тогдашний посол Ирана в республике А.М.Шабистари связался с председателем Кулябской области Э.Рахмоновым и решал вопросы оказания гуманитарной помощи населению. Поскольку Куляб был основной базой противников правительства национального согласия, в аэропорту Душанбе отказывались помогать сотрудникам иранского посольства в доставке в Куляб «гуманитарки», которую в результате стали посылать туда прямыми авиарейсами из Ирана. В свою очередь, это способствовало росту антииранских настроений среди части населения Таджикистана, опасавшейся усиления позиций местных исламистов.

Однако нельзя забывать, что таджики в отличие от шиитов-иранцев исповедуют ислам суннитского толка, и даже если бы к власти в Таджикистане пришли исламисты, их политика вряд ли была бы скоординирована с иранской.
Сегодня ИРИ занимает второе - после Китая - место по инвестициям в Таджикистан. В частности, иранцы строят в этой республике гидроэлектростанцию Сангтуда-2, прокладывают тоннель «Истиклол», готовятся к реализации проекта Шурабадской ГЭС, планируют также соорудить здесь несколько малых электростанций и не прочь финансировать строительство крупнейшей в Центральной Азии Рогунской ГЭС. В настоящее время иранские специалисты строят автомобильную и железную дороги, которые соединят Таджикистан, Афганистан и Иран, сооружения ЛЭП Рогун - Мазари Шариф - Герат – Мешхед и другие объекты.

Кроме экономических проектов, Иран активно участвует и в других сферах жизни жизни таджикистанцев. Так, в Таджикистане регулярно проводятся международные симпозиумы и семинары, посвященные персидскому языку и литературе, создан Фонд персидского языка, на иранские средства построены библиотеки имени Рудаки и Амира Кабира. Представительство Комитета имени имама Хомейни в Таджикистане при содействии местных властей обеспечивает представителям малообеспеченных слоев населения помощь в проведении массовых семейных и религиозных обрадов.

О стремлении к более тесному взаимодействию Ирана и Таджикистана свидетельствует тот факт, что обе страны лелеют мечту о создании фарсиязычного союза государств, в который, кроме них, вошел бы и Афганистан. Этот вопрос поднимался и во время мартовского визита в Тегеран таджикского президента Эмомали Рахмона на трехсторонней встрече глав Таджикистана, Афганистана и Ирана. «Между нами нет языкового барьера. Единственно, в Афганистане этот язык называют дари, в Таджикистане - точики, а в Иране - фарси. Но это три ростка одного корня. У нас не только общие история и культура, у нас и проблемы одинаковые. И нам нужно объединиться, чтобы решать их», - отметил в интервью Iran.Ru посол Ирана в Таджикистане Алиасгар Шердуст.

О взаимоотношениях Ирана с Афганистаном будет сказано позже, а пока обратимся к Казахстану, который президент Исламской Республики Махмуд Ахмадинежад буквально на днях посетил с официальным визитом.

Иран - Казахстан

Иран не является стратегическим партнером Казахстана, но два государства активно развивают взаимовыгодное сотрудничество в разных сферах деятельности, демонстрируя единство взглядов по многим направлениям. Так, во время апрельского визита в Астану Махмуд Ахмадинежад поддержал все идеи Нурсултана Назарбаева по выходу из мирового финансового кризиса.
Для Ирана Казахстан представляет интерес как страна, обладающая индустриальным, сельскохозяйственным и научным потенциалом. Из этой республики Тегеран импортирует зерно, нефтепродукты, металлургическую продукцию.

В свою очередь, Казахстан также заинтересован в развитии торгово-экономического сотрудничества и политического диалога с Ираном, в реализации совместных нефтегазовых проектов, в частности, таких, как строительство трубопровода Казахстан–Туркмения–Иран (Персидский залив), благодаря чему Астана могла бы получить доступ к азиатским рынкам. Казахстан хотел бы также видеть иранцев в качестве инвесторов в объекты машиностроения, инфраструктуры, транспорта, телекоммуникаций. За последние шесть лет торговый оборот между двумя странами вырос в пять раз - с $400 млн. до более $2 млрд.

Как заметил казахстанский политолог, директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев, кроме прочего, «Иран нам интересен как государство, которое может принимать активное участие в решении афганской ситуации, потому что она беспокоит не только соседние Узбекистан и Таджикистан, но и Казахстан в плане мощных потоков наркотрафика через нашу территорию. В этом плане стабилизирующая роль Ирана в попытке урегулирования афганской проблемы была бы очень полезна для всех стран Центрально-Азиатского региона».

«Все понимают, что с Ираном нужно считаться, поскольку от его позиции зависит ситуация в других регионах мира, будь то палестинская проблема или афганская. В конечном итоге Иран – наш сосед по Каспию, и нам выгодно, чтобы отношения с ним были действительно партнерскими», - подчеркивает Д.Сатпаев.

Иран - Туркменистан

Каспийский вопрос актуален и в вопросе взаимоотношений Ирана с Туркменистаном, который также омывается Каспийским морем – на западе. Взаимное влечение двух стран обусловлено отсутствием другого выбора, и это является главной особенностью отношений между этими двумя странами, отмечает эксперт Института Ближнего Востока, иранист Владимир Месамед. «Обе страны «обречены» иметь активные двусторонние связи.

Их объединяют наличие протяженной общей границы, многовековая историческая, конфессиональная и цивилизационная близость,- пишет В.Месамед в статье «Иран-Туркменистан: Что впереди?». - Территория нынешнего Туркменистана неоднократно была частью исторического Ирана, а столица легендарной ираноязычной Парфии – Ниса — располагалась по соседству с нынешней туркменской столицей. Развивая отношения с Туркменистаном, Иран преследует прагматические цели – укрепить свои позиции в регионе, извлечь максимальную выгоду как из наличия в соседней стране громадных запасов углеводородов, так и из ее удобного геополитического положения на перекрестке транзитных путей. Цементирующим фактором добрососедства является и наличие на севере Ирана значительного массива туркменского населения».

Сегодня Иран считается одним из основных экономических партнеров Туркменистана. Годовой объем торговли между двумя странами, включая сотрудничество в нефтяной и газовой промышленности, по оценкам, составляет 1,2 миллиарда долларов США. Иранские компании осуществили в Туркмении различные инвестиционные проекты, такие, как программу развития оптико-волоконной связи, строительство железной дороги Мешхед-Серахс-Теджен, создание бункеров, водных сооружений завода в Мерве, нефтеочистительного завода в Туркменбаши, жидких газовых терминалов, дорог и шоссе, плотины «Дружба».

Когда после распада Советского Союза Туркмения оказалась в экономическом кризисе, а ее жители отчаянно нуждались в товарах повседневного спроса и продуктах питания, на помощь пришел Иран, который, как пишет иранская газета Tehran Times, послал соседу тонны муки и других видов продовольствия.

При помощи Ирана в Туркменистане реализовано или находятся на стадии реализации около сотни промышленных объектов, имеющих приоритетное значение для национальной экономики. Введенная в эксплуатацию в мае 1996 года железная дорога Теджен–Серахс–Мешхед открыла Ашхабаду кратчайший путь в регион Ближнего Востока и на деле восстановила Великий шелковый путь.

Иран помог в строительстве газопровода Корпедже–Курдкуй длиной 200 километров, который стал альтернативой российским трубопроводам и был пущен в эксплуатацию в 1998 году. В свою очередь, Туркменистан обязался ежедневно в течение двадцати пяти лет поставлять в Иран до двадцати пяти миллионов кубометров газа, увеличив объем поставок с 2006 года.
Однако отношения между Ираном и Туркменистаном нельзя назвать безоблачными. К примеру, в январе 2008 года немало обид у иранской стороны вызвало решение Ашхабада в условиях суровых морозов прекратить поставки газа в Иран. Экспорт был возобновлен уже по $140 за 1 тысячу кубометров против прежних $65. Впрочем, Тегеран не стал раздувать скандал, ограничившись закулисными переговорами. А в феврале 2009 года Ахмадинежад и Бердымухамедов подписали соглашение о поставках в Иран 10 миллиардов кубометров газа ежегодно.

Иран - Узбекистан

С Узбекистаном у Ирана наиболее сложные отношения в регионе. С первых лет суверенитета Узбекистан опасался, что иранское присутствие в Центральной Азии станет толчком к возрождению в стране таджикской культуры и национализма, которые в перспективе могут привести к форсированию сепаратизма в Бухаре и Самарканде, и усматривал в отношениях с Ираном серьезный канал проникновения в Узбекистан исламского влияния.

Кроме того, Узбекистан попытался также, по выражению экспертов РГГУ, набить себе цену в глазах Запада, выставляя себя оплотом в противостоянии иранскому и российскому влиянию в регионе, и встал на путь открытой враждебности в отношении Ирана. Когда в 1995 году американский конгресс ввел против Ирана экономические санкции, Узбекистан единственный из постсоветских государств открыто поддержал эту меру. Тегеран, со своей стороны, от случая к случаю критиковал действия узбекских властей по отношению к исламской оппозиции. В целом, основным мотивом в отношениях между Ираном и Узбекистаном в девяностых годах была взаимная подозрительность и обоюдное недоверие.

Но в последние годы узбекский президент Узбекистана Ислам Каримов все чаще стал выражать заинтересованность в развитии сотрудничества с Ираном. О взаимном желании расширять взаимоотношения свидетельствуют многочисленные визиты высокопоставленных лиц двух стран на различных уровнях, обмены правительственными делегациями, регулярные встречи и консультации министров и заместителей иностранных дел и других высокопоставленных лиц двух государств.

Между странами развивается торгово-экономическое сотрудничество, они договорились о развитии отношений в области сельского хозяйства, транспорта, добычи и переработки нефти и газа, строительства, фармацевтики и банковского дела. В 2008 году объем ирано-узбекского товарооборота превысил $600 млн. Узбекистан экспортирует в Иран хлопок, черные и цветные металлы, минеральные удобрения, химволокно и другую продукцию. Иран же поставляет в Узбекистан строительные материалы, моющие средства, продукты питания, чай, фрукты и прочие товары.

В июне 2003 года во время официального визита Ислама Каримова в Иран руководители двух стран подписали соглашение о международных транспортных маршрутах, благодаря которому Узбекистан получил возможность сократить путь к портам Персидского залива, вывозя свою продукцию через иранские порты Бандар-Аббос и Чобахор на побережье Индийского океана, а Иран стал доставлять свои товары в Центральную Азию и страны СНГ через территорию Узбекистана.

Иран - Кыргызстан

Двусторонние отношения между Ираном и Кыргызстаном развиваются, в целом, достаточно ровно и не отличаются особой динамикой. Между двумя странами подписан ряд соглашений в области транспорта, таможенной деятельности, торгово-экономической сфере, налажено взаимодействие в области образования, культуры, туризма, таможенного дела, финансов, борьбы с наркотиками и оргпреступностью, стороны обеспечивают друг друга промышленными товарами и сельхозпродукцией ряда наименований. Тегеран время от времени выделяет Бишкеку миллионные гранты и инвестиции. Так, в конце 2008 года Иран пообещал выделить Кыргызстану в качестве финансовой помощи до 200 млн. евро для реализации экономических проектов. Иранские дорожно-строительные компании приняли участие в реализации проекта стратегической автомагистрали «Бишкек–Ош».

Страны планируют увеличить ежегодный объем двусторонней торговли до 100 миллионов долларов.
По мнению эксперта Института Ближнего Востока С.Воронова, бросается в глаза значение, которое придается в Тегеране и Бишкеке развитию межрегиональных контактов. Так, установлены побратимские связи и налаживается торгово-экономическое сотрудничество между Ошской областью Кыргызстана и иранской провинцией Хорасан, Джалалабадской областью и провинцией Казвин, Чуйской областью и провинцией Хамадан.

С каждым годом растет число государственных стипендий, выделяемых иранским правительством для граждан Киргизии, желающих обучаться в вузах ИРИ. В некоторых киргизских вузах функционируют центры исламоведения и иранистики, налажены прямые связи между крупнейшими университетами двух стран. Иранская сторона добилась участия в создании учебников для средних учебных заведений Кыргызстана.

Несомненно, что принятое в феврале 2009 года киргизским президентом Курманбеком Бакиевым решение о выводе из страны авиабазы сил антитеррористической коалиции «Манас» было весьма положительно воспринято Тегераном. Ведь присутствие в регионе военных сил НАТО причиняет Ирану массу беспокойств, особенно в свете пронесшегося в прошлом году слуха о намерении США атаковать иранскую территорию именно с этой авиабазы. Впрочем, Кыргызстан сразу же заявил о неприемлемости использования военной базы «Манас» против Ирана в случае военной операции, тем более что Тегеран заявил, что ответит ударами по точкам, откуда будут запущены ракеты, нацеленные на иранскую территорию.

В целом, как отмечает эксперт AIA (Axis Information and Analysis – Информация и анализ оси) Улугбек Джураев, политика Ирана в отношении Кыргызстана является частью более глобальной иранской стратегии в центрально-азиатском регионе, которая нацелена на нейтрализацию усилий США по экономической и политической изоляции Ирана в его ближайшем окружении.

Иран - Афганистан

«У нас с Афганистаном одна судьба» - так охарактеризовал отношение Тегерана к соседней стране посол Исламской Республики Иран в Кабуле Мохаммад Бахрами. Как и в случае с Таджикистаном, Иран с Афганистаном связывают общность языка, культур, нравов и традиций. На протяжении всего периода функционирования афганского государства Исламская Республика стремится укреплять в нем свое влияние, а присутствие в Афганистане третьих государств рассматривается Тегераном как угроза его национальной безопасности. Поэтому в прошлом веке ИРИ активно противостояла советским войскам, а позже стала активно и бескомпромиссно выступать против талибов, которые, несмотря на декларацию своей фанатичной приверженности к исламу, являются угрозой безопасности исламского Ирана.

На протяжении внутриафганской войны ИРИ оказывала антиталибским силам моральную, политическую, материальную и финансовую помощь, а затем в числе первых поддержала временное переходное правительство Хамида Карзая. Сегодня даже США - давний противник Ирана – признают, что без участия этой страны в урегулировании ситуации в Афганистане не обойтись, и ищут пути сближения с ИРИ в данном вопросе. Приезд иранских чиновников на международную конференцию в Гааге приободрил Вашингтон, который даже сообщил, что в кулуарах саммита состоялась дружественная встреча представителя США в Афганистане и Пакистане Ричарда Холбрука с иранской делегацией. Однако Иран сразу же опроверг это сообщение. Тем не менее, Тегеран дал понять, что готов сотрудничать в деле восстановления Афганистана и, возможно, даже предоставит свои порты для транзита невоенных грузов, что позволит снизить остроту вопроса с транзитом через территорию России и стран Центральной Азии. В то же время Иран выступает против увеличения контингента сил НАТО в Афганистане, опасаясь, что эскалация конфликта увеличит поток беженцев в сопредельные страны, куда будут пытаться проникнуть и бандформирования.

Между тем, по мнению начальника Управления внешней политики и внешнеэкономического развития Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана А.Сатторзода, официальный Тегеран заинтересован в том, чтобы Соединенные Штаты были связаны войной в Афганистане: это гарантирует отсутствие активных действий американцев против самого Ирана. В свою очередь, некоторые афганские депутаты считают, что Иран снабжает боевиков движения Талибан оружием, а также создает на своей территории лагеря для подготовки боевиков, которые затем проникают в Афганистан и воюют против правительственных войск и сил западной коалиции.

Как бы там ни было, Тегеран продолжает вести активную деятельность по поддержке афганцев в восстановлении и модернизации страны. Между двумя государствами установлены контакты в банковской, торгово-экономической, сельскохозяйственной, социальной и других сферах. По инвестициям в Афганистан ИРИ находится на 4-м месте. Основные направления иранской финансовой помощи Афганистану - строительство дорог, мостов, энергетических объектов, помощь в сельском хозяйстве, здравоохранении, коммуникациях и других областях.

Иран оказывает содействие в повышении уровня образования населения Афганистана, в создании библиотек и типографий, проведении научных семинаров и выставок. Кроме того, Тегеран финансирует курсы подготовки афганских дипломатов, создание пограничных блокпостов, мероприятия по борьбе с наркотрафиком и по восстановлению афганской армии.

Финансируемые Ираном проекты предусматривали строительство двух ЛЭП Тейебаг-Герат и Торбете-Джам-Герат, напоминает Афганистан.Ру. Первая ЛЭП введена в строй в 2003 году, вторая — в 2005 году, что во многом облегчило проблему энергоснабжения в западных провинциях Афганистана. При содействии Ирана были построены дороги Герат-Исламкала и Герат-Меймена. Крупнейшим событием стало открытие в 2005 году шоссейной дороги Догарун-Герат длиной 123 километра, которая соединила иранскую провинцию Хорасан с афганской западной провинцией Герат. Ранее, в 2004 году, на границе Ирана и Афганистана был открыт мост Милак, который обошелся иранской стороне в 3 миллиона долларов США.

Роль Ирана в судьбе Афганистана трудно переоценить, так как без ИРИ решить проблему восстановления стабильности и безопасности в этой стране невозможно.

Таким образом, Тегеран стремится стать одним из ключевых внешнеэкономических партнеров стран Центральной Азии, а также укрепить свои позиции в областях, традиционно входящих в зону иранского влияния - Таджикистан, Западный и Северо-Восточный Афганистан, Туркменистан. Кроме того, в последнее время Иран проявляет активный интерес к интеграции в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) и Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). В настоящее время ИРИ имеет в ШОС статус наблюдателя, но в марте 2008 года Тегеран подал официальную заявку на членство в организации. Пока его вступление в ШОС лоббирует только Таджикистан, но Махмуд Ахмадинежад надеется заручиться также поддержкой Казахстана. Напомним, что большую часть членов обеих структур, основной сутью которых является обеспечение военной безопасности входящих в них государств, составляют центральноазиатские страны СНГ – Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан, и стремление стать полноправным членом военно-политического союза с Россией и этими республиками является для Ирана мощным стимулом для более тесного взаимодействия с центральноазиатским регионом.

ФЕРГАНА.ру

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03946 sec