Персидский блеф Обамы

27 марта 2009
24 марта военно-дипломатический источник в Москве сообщил в интервью агентству «Интерфакс», что угроза нанесения США ударов по ядерным объектам Ирана сегодня существенно снижена и американские военные продолжают сокращать группировку в районе Персидского залива. Похоже, непосредственные планы американского военного вмешательства в Иран пока придерживаются. А буквально перед этим прошла информация, что Россия «думает о замораживании продаж своей противоракетной системы С-300 в Иран», поскольку «контракт вышел за пределы исключительно коммерции». Нет сомнений, что американцы полагают: лучше заставить Россию уговаривать, чем самим воевать. Но не слишком ли быстрым согласием на американские условия является такое сворачивание крайне выгодных для России военно-экономических контрактов?

«Начиная примерно с августа-сентября прошлого года, военные приготовления США вблизи границ Ирана пошли на убыль. Состав группировки американских войск в Персидском заливе начал сокращаться, и сегодня Пентагон не располагает в этом регионе необходимым составом сил и средств для проведения воздушной операции по уничтожению иранских ядерных объектов. Вероятность таких ударов сейчас практически равна нулю», — сообщил источник в Москве.

С чем связано такое «потепление»? Напомним, что в пятницу 20 марта президент США Барак Обама выслал в Иран поздравительное послание, приуроченное к празднованию Навруза, в котором предложил открыть новую главу в отношениях с Тегераном, высказав при этом хвалебные речи в адрес «великого, древнего государства и его великой культуры». Обама рисовал радужные перспективы будущего сотрудничества США и Ирана и при этом ни разу не упомянул об иранской ядерной программе. Обозреватели при этом отмечают, что американский президент дважды произнес официальное название страны – Исламская Республика Иран, чего до него никогда не делали официальные лица США.

Духовный лидер Ирана, аятолла Али Хаменеи ответил на это обращение подчеркнуто холодно, указав, что не видит реальных дел, подтверждающих слова Обамы. В связи с эти есть мнение, что американский президент готовит отдельное послание – уже лично к Хаменеи.

В то же время 13 марта односторонние американские экономические санкции на очередной год против Ирана были продлены. В уведомлении Белого дома по-прежнему говорится, что Иран представляет «чрезвычайную угрозу национальной безопасности, внешней политике и экономике США». Речь идет о запрещении (с 15 марта 1995 г.) американским компаниям проведения каких-либо финансово-экономических операций с Тегераном, в том числе — участия в разработке нефтегазовых месторождений. Однако в этом году в санкциях сделаны послабления, хотя и незначительные, на некоторые статьи сельскохозяйственного импорта.

Продление санкций совпало с тактически очень важным заявлением главы американской дипломатии. В начале марта в Брюсселе госсекретарь Хиллари Клинтон указала, что Тегеран должен быть приглашен на организуемую Вашингтоном международную конференцию по Афганистану, которая должна пройти 31 августа в Нидерландах.

Китай, Россия, теперь Иран… Обозреватель парижской газеты Le Figaro Пьер Руслен пишет : «Белый дом протягивает руку для пожатия поочередно всем основным игрокам на международной арене. В отношении России, Ирана и других эти жесты совершаются по одному и тому же принципу, а именно – с целью вновь задействовать механизмы дипломатии, не превращая ее при этом в самоцель, но делая из нее дополнительный инструмент, служащий интересам Соединенных Штатов и Запада».
Однако приглашение Ирана на конференцию по Афганистану или проведение встречи послов в Багдаде – это тактические шаги, а Тегеран говорит, что его больше не интересуют тактические инициативы, – утверждает Алекс Ватанка, аналитик организации «Джейнз Информейшн Брун» в Александрии, штат Вирджиния. А европейский дипломат, на условиях анонимности рассказавший газете Christian Science Monitor о плане поэтапного – через посылку особых сигналов – улучшения американо-иранских отношений, добавил следующее: «Иранцы воспринимают перспективы отношений с США в более широких рамках, чем их ядерная программа».

Но если с одной стороны, США «зондируют» свои отношения с Исламской республикой, то с другой – они ее всячески изолируют, «соблазняя» ее союзников — прежде всего, Россию. Речь идет, конечно, о «полусекретных» переговорах Генри Киссинджера с российским руководством и о таких же «личных письмах» американского президента российскому, в которых содержатся предложения обменять поддержку «ядерной программы» Ирана на американскую систему ПРО в Европу. Эти предложения, мягко говоря, не «равноусловные», поскольку, даже свернув ПРО в Европе, американцы – в любой момент развернут в той же Польше наступательные ракеты «Пэтриот» – о чем уже сейчас ведутся переговоры.

Но это не все. По некоторым сведениям частые визиты Генри Киссинджера в Москву в последние месяцы, равно как и письма Барака Обамы Дмитрию Медведеву, посвящены как раз настойчивым предложениям «сделки века», которую анонсировал еще 3 июня прошлого года сенатор-демократ от Нью-Йорка Чарльз Шумер, обозначивший «цену вопроса» в 2-3 млрд. долларов в год для «компенсации» России за ее бизнес-потери в Иране. В правом крыле республиканской партии также настойчиво муссируются слухи о том, что в письмах Обамы России в обмен на «уход» из Ирана обещаны гарантии непринятия Украины и Грузии в НАТО, а также сферы влияния в Восточной Европе и Центральной Азии. Впрочем, многое прояснить должна уже скорая личная встреча Обамы с Медведевым, которая начнется 1 апреля в Лондоне.
На уровне дипломатических заявлений Россия пока что не собирается бросать своего южного союзника. В субботу, 21 марта, глава МИД РФ Сергей Лавров вновь заявил, что нет никаких доказательств того, что Иран пытается разработать ядерное оружие, подчеркнув, что Иран должен быть «частью решения, а не частью проблемы».

Однако не все так просто. Налицо и признаки того, что российская позиция по отношению к Ирану начинает претерпевать изменения. В середине марта на совещании с Комиссией по изучению политики США в отношении России президент Дмитрий Медведев выразил тревогу из-за успешного запуска Ираном спутника в феврале. «Медведев считает, что это является вызовом российским и американским интересам и добавил, что он хотел бы, чтобы обе страны работали над этой проблемой вместе», – сказал директор Комиссии Дмитрий Саймс. А в феврале министр обороны Ирана Мустафа Мохаммед Наджар ездил в Москву, где основным предметом переговоров должны были быть поставки российского зенитного ракетного комплекса С-300. Иран утверждал, что контракт уже подписан. Однако российские СМИ сообщили о том, что Кремль объявил о приостановлении сделки». А The Washington Post указала, что против продажи возражали США и Израиль.

Американцы явно усиливают психологическое давление на Россию – да и на Европу – публикациями «устрашающих» докладов по Ирану. По утверждению ряда бывших и нынешних госслужащих США, консультирующих администрацию Обамы, Иран может создать ядерное оружие в течение года, и уже имеет доступ к расщепляющим веществам, количество которых достаточно для создания 50 единиц ядерного оружия.

Такие выводы содержит т.н. «Доклад президентской оперативной группы по Ирану» под названием «Предотвращение каскада нестабильности: обязательства США по проверке ядерного развития Ирана», подписанный группой специалистов. В их числе основные разработчики внешней политики нового президента: бывший посол Денис Росс, назначенный госсекретарем Хиллари Клинтон в качестве посла по особым поручениям по вопросам Ирана, и Роберт Эйхорн, бывший помощник госсекретаря, который, как предполагается, будет заниматься нераспространением ядерного оружия. «Каскад» означает комплект быстроходных центрифуг для обогащения урана, которых, согласно докладу из Ирана сегодня. В докладе также говорится, что Израиль «может быть вынужден» провести военную акцию в попытке уничтожить или задержать ядерную программу Ирана, если Россия передаст Ирану зенитно-ракетные комплексы С-300. «Израильские лидеры, – говорится в докладе, – убеждены, что у них есть возможность устранить проблему военными средствами. Однако если поставка российских ЗРК С-300 в Иран станет реальностью, израильтяне могут счесть, что усиление иранской ПВО лишает их возможности ликвидировать опасность, и решат атаковать немедленно».
И вот уже 15 марта появилось сообщение, что Россия «думает о замораживании продаж своей противоракетной системы С-300 в Иран», поскольку «контракт вышел за пределы исключительно коммерции». Так будто бы сообщил российский источник в «Интерфаксе».

Не слишком ли быстрым согласием на американские условия является такое сворачивание крайне выгодных для России военно-экономических контрактов? Готов или не готов Иран к началу производства ядерного оружия – которое вопреки Договору о нераспространении давно есть у Израиля? Россию явно хотят сделать «уговаривающим», играть по начертанной США схеме. И тем «спасать» позиции США на Востоке. От чего?
Напомним, что в свое время о поставках ЗРК С-300 Россию просила Югославия (еще даже до блокады) – если бы это было сделано, американских бомбардировок или не было бы вовсе, или их пришлось бы немедленно прекратить – история Балкан и Европы в целом сложилась бы совершенно иначе. Иран же сегодня просит их не для защиты ядерных объектов – существующих или нет – а для обороны мирного населения от потенциальных американских и израильских «гуманитарных бомбардировок».

Впрочем, похоже, планы непосредственного американского военного вмешательства пока придерживаются. Американцы полагают: лучше заставить Россию уговаривать, чем самим воевать. Важнейшее обстоятельство, вынуждающее США к сдержанности в Иране – Афганистан. «Сбивчивые и явно противоречивые заявления Барака Обамы, – пишет британская The Guardian — говорят о том, что новый американский президент сталкивается с не меньшими, чем его незадачливый предшественник, трудностями в выработке стратегии США в Афганистане». Только что президент принял решение о направлении туда еще 17 тыс. военнослужащих из боевых частей и подразделений. Таким образом, к середине лета общая численность наземных сил США и НАТО в этой стране достигнет примерно 85 тыс. человек.

Один из лидеров демократической партии сенатор Джон Керри призывает провозгласить для американских военных «реалистические цели». Ходят упорные слухи о готовности Обамы вести переговоры с «умеренными» представителями талибов. Союзники по НАТО, прежде всего, Германия, не готовы участвовать в активной военной деятельности и ограничиваются символическими жестами поддержки. США очевидным образом в Афганистане «увязают».

Что выгоднее России – «из болота тащить бегемота» или активно укреплять свои позиции? Несмотря на очевидный ответ, он очевиден не для всех. Так, Александр Пикаев, заведующий отделом разоружения и урегулирования конфликтов Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН, утверждающий, что российская политика по отношению к Ирану будет определяться группами с конкурирующими интересами и политическими фракциями, провозглашает при этом: «Консенсус по улучшению отношений с Соединенными Штатами шире, чем любая политика по отношению к Ирану. Это дает США некоторые возможности для маневра». И таких голосов в преддверии 1 апреля все больше.

Следует помнить: российское отступление из Ирана – даже мотивируемое политико-экономическими интересами – это не просто ход на шахматной доске. Это нечто большее, чем желание отодвинуть Россию на вторую роль сходной сделкой по строительству атомной электростанции в Бушере. Для российских либералов Иран выпадает из системы современного мирового порядка, и Россия обязана исполнять американские рецепты по «блокаде», давлению и даже конфронтации с радикальным исламским регионом. Но это идеологические, навязанные извне, задачи, не имеющие с национальными интересами России ничего общего.

Следует помнить: нынешняя демократическая администрация США решает те же самые геостратегические задачи, что и республиканцы, однако, иными методами. Прямому военному вмешательству она предпочитает – как это следует из последних работ Збигнева Бжезинского – ставку на деструктивные процессы и разложение противника изнутри. Нет сомнения, что если американцы так или иначе добьются «разоружения Ирана», они затем поставят на в какой-то степени естественную усталость населения страны от размаха и напряжения исламской революции: уже сейчас наблюдатели отмечают негативные по отношению к идеологии имамов настроения среди иранской интеллигенции и молодежи, все более устремленных к «правам человека» и «западному образу жизни». А это значит, что будут сделаны попытки ударить по исламской революции революцией «оранжевой». Это может стать очередным ударом по России в рамках «стратегии Анаконды».

Нет сомнения, что в случае, если Соединенным Штатам удастся стратегически «ухватиться» за Иран, то они будут использовать такое укрепление «по полной». Конечно же, Россию, мягко говоря, не может устраивать что-либо в этом роде. Если, конечно, исходить из действительно российских интересов. К тому же надо иметь в виду еще и следующее: стабильность на Ближнем Востоке на американских условиях приведет к снижению цен на нефть. Для России такая «американская стабильность» может означать стратегическую потерю. Поэтому к американской игре – очень напоминающей «крупный блеф» – надо относиться так, как заслуживает того ясный блеф.

РОССИЯ

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03992 sec