Глас Обамы (от потепления в американо-иранских отношениях может проиграть Россия)

24 марта 2009
Американская администрация преподнесла Ирану подарок. В отличие от прошлых лет это были не угрозы новых санкций и дополнительной международной изоляции, а обращение американского президента к иранскому народу. 21 марта в Иране отмечался Навруз – Новый год, и в этот праздничный день местные средства массовой информации передали видеообращение Барака Обамы к иранскому народу.
Надо сказать, спичрайтеры Обамы потрудились на славу. Речь президента звучала, конечно, не так ярко, как во время предвыборной кампании, однако она была очень «иранской». Уважительной, витиеватой, красивой. Избегающей острых углов, но в то же время настойчивой. «Соединенные Штаты желают, чтобы Исламская Республика Иран заняла достойное место в общемировом содружестве наций. У вас есть на это полное право – но это право приходит вместе с ответственностью. Этого места нельзя добиться с помощью террора и угроз оружием – лишь с помощью миролюбивых шагов, демонстрирующих истинное величие иранского народа и иранской цивилизации», – говорил Барак Обама. И не забыл в конце своей речи процитировать иранского поэта – его спичрайтеры прекрасно знали, с каким трепетом и гордостью каждый иранец относится к персидской поэзии.
Прямое обращение американского лидера к иранскому народу – это элемент стратегии Обамы по сближению с Ираном. В частности, США хотели бы повлиять на предвыборную кампанию, развернувшуюся в Исламской Республике (в июне там пройдут президентские выборы, и от того, какие силы победят на них – реформисты или консерваторы, будет зависеть дальнейший ход американо-иранского сближения). В Вашингтоне уловили, что сейчас в Иране происходит консолидация различных реформистских группировок. Недавним свидетельством начала этого процесса стало добровольное снятие своей кандидатуры бывшим президентом Ирана Мохаммадом Хаттами – политика, очень популярного среди народа, но неприемлемого для большинства элит. Реформисты пытаются консолидироваться вокруг более удобной фигуры, и, по всей видимости, их кандидатом станет бывший премьер-министр ИРИ Мир Хоссейн Мусауи. Демонстрацией своего миролюбия Барак Обама старается ему помочь. И не повторить тех ошибок, которые США совершили на прошлых выборах (когда во многом благодаря их жесткой оскорбительной риторике победу одержал мэр Тегерана Махмуд Ахмадинежад).
Иранские лидеры понимают смысл жеста Обамы и не спешат принимать рукопожатие. «США должны признать свои прошлые ошибки и исправить их, чтобы оставить в стороне разногласия между двумя странами, – заявил Али Акбар Джаванфекр, пресс-секретарь иранского президента Махмуда Ахмадинежада. – Он должен пойти дальше слов и действовать. Если Обама демонстрирует желание начать действовать, правительство Ирана не будет поворачиваться к нему спиной». Духовная власть Ирана отвечала так же, как и исполнительная. «Они говорят, что протянули Ирану руку. Но что это за рука? Если протянутая рука под бархатной перчаткой сделана из каленого железа, всякий благой смысл теряется, – ответил на обращение американского президента верховный аятолла Али Хаменеи. – Где эти признаки изменений? Вы сняли санкции в отношении Ирана, вы разблокировали наши капиталы, захваченные в США? Вы прекратили враждебную пропаганду против нашей страны? Вы прекратили безусловную поддержку сионистского режима?… Вы изменитесь – наше отношение изменится».
Но эти ответные заявления нельзя считать враждебными. Просто иранцы, как и американцы, понимают, что настоящий диалог начнется только после июньских выборов – и тщательно к ним готовятся.
Пока что и в Вашингтоне, и в Тегеране занимаются тем, что собирают в рукава козыри для того, чтобы с их помощью одержать победу на будущих переговорах. Но американцы фактически упустили «сирийскую карту». После прихода к власти в Израиле правого кабинета, не желающего идти на территориальные уступки, вероятность оторвать Дамаск от Ирана взамен на передачу сирийцам Голанских высот стала близка к нулю. В этой ситуации США, для того чтобы усилить свои позиции, могут пойти на сближение с Москвой. «Свою глобальную геополитическую перестройку мира Обама должен начать в Москве, а уж потом заниматься напрямую Тегераном, – считает бывший глава „Моссад” Шабтай Шавит. – Россия поддерживает Иран не потому, что якобы наличие у него ядерного оружия соответствует интересам Москвы, а исключительно желанием противостоять внешней политике Соединенных Штатов и не дать им достигнуть их стратегических целей».
К сожалению, на сегодняшний день у российских властей нет четко продуманной стратегии в отношении Ирана. Почти все наши отношения с этой страной действительно строятся на основе общей неприязни к Соединенным Штатам. Но возникает ощущение, что когда отношения между Тегераном и Вашингтоном наконец стабилизируются, Москва попросту потеряет свою значимость для иранцев.
Прежде всего, у России нет гарантии дальнейшего эксклюзивного сотрудничества с Ираном в ядерной сфере и далеко не факт, что Москва вообще продолжит сооружение ядерных объектов в Иране, – иранцы в этом плане отделываются лишь обещаниями. Высока вероятность, что новые АЭС после улучшения ирано-американских отношений будут строить французы.
Также Иран сотрудничает с Россией для перевооружения своей армии. Тегеран до сих пор не имеет возможности покупать высокотехнологичные вооружения на Западе и поэтому вынужден обращаться за помощью к российскому ВПК. В первую очередь речь идет о боевой авиации. Иранцы пока не умеют делать новейшие сверхсложные двигатели для сверхзвуковых самолетов, и поэтому их истребители «Азаракш» («Молния») и «Шафак» («Рассвет») полностью зависят от поставок российских двигателей РД-33 и РД-5000. Однако надежность России как поставщика у Ирана вызывает сомнения. Ведь Москва до сих пор не исполнила контракт на поставку Ирану ракетных систем С-300 (и для иранцев неважно, что это было сделано по политическим причинам, – контракт надо исполнять). Высока вероятность, что после снятия международной изоляции Ирана значительную часть военных закупок он будет делать либо на Западе, либо в Китае. Ведь, в отличие от России, китайцы сумели завязать на себе Иран настолько сильно, что даже после его «открытия» своих позиций они не утратят. В то время пока Москва затягивала строительство Бушерской АЭС и вносила неопределенность с поставками Ирану С-300, китайцы строили в иранских городах метро, больницы и совместные предприятия в промышленности.

Поэтому лучшим выходом для Москвы сейчас будет использовать в диалоге с Соединенными Штатами все преимущества, которые у нее есть на руках. Например, обменять свою поддержку на уступки американцев в других сферах – в частности, в тех, что связаны с СНГ или с Восточной Европой. Это вовсе не означает, что Москве нужно полностью сдать Иран. Просто представления о российско-иранской дружбе не должны мешать трезвой и циничной дипломатии с Вашингтоном.

ЕКСПЕРТ.ру

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03818 sec