Турция сыграет роль России

11 марта 2009
Сегодня в Тегеране открывается саммит Организации экономического сотрудничества, фактически превратившейся в альтернативный "газовая ОПЕК". Крупнейшие производители газа — Иран, Туркмения, Азербайджан и Катар — за спиной России обсудят с президентом Турции Абдуллой Гюлем возможность реализации проекта Nabucco. Одновременно Турция заявила о готовности стать посредником в ирано-американских переговорах, а Барак Обама запланировал завершить свое европейское турне визитом в Стамбул. Подобная внешнеполитическая активизация Турции означает, что она не намерена ограничиваться ролью страны-транзитера энергоресурсов в Европу, а хочет, так же как и Россия, стать "энергетической сверхдержавой".

Вчера президент Турции Абдулла Гюль отправился с визитом в Тегеран. Официальный повод для этого визита — участие в саммите Организации экономического сотрудничества, объединяющем страны Центральной и Южной Азии. По сообщению газеты Iran Daily, основной целью форума является "обсуждение экспорта энергоресурсов в Европу в обход России". Помимо лидеров Турции и Ирана в саммите принимают участие президенты Азербайджана и Туркмении, а также эмир Катара — то есть главы важнейших экспортеров газа.

Тема газопровода Nabucco, который должен пройти из Каспийского моря в Западную Европу, в последнее время широко обсуждается практически всеми этими странами (не считая Катар). Так, власти Ирана в последние месяцы проявляют небывалое рвение, пытаясь принять участие в этом проекте. К примеру, в начале марта Иран заключил контракт с Туркменией о закупке дополнительных 350 млрд кубометров газа в год. После этого Тегеран заявил, что может стать связующим звеном между Туркменией и Турцией — то есть для поставок туркменского газа в Европу не придется даже строить Транскаспийского газопровода, так как среднеазиатский газ может попасть в Nabucco через Иран. Плюс к этому Иран уже несколько месяцев предлагает сделать свои газовые месторождения основной ресурсной базой Nabucco.

Вчера министр энергетики Турции Хильми Гюлер заявил в Брюсселе, что поддержка Анкарой проекта Nabucco безусловна, и призвал ЕС приложить все усилия для того, чтобы ускорить реализацию этого проекта. Впрочем, в настоящий момент именно позиция Турции является одним из существенных препятствий на пути воплощения проекта Nabucco в жизнь. Дело в том, что Турция вовсе не хочет быть просто транзитной страной на пути каспийского газа в Европу — она хочет покупать весь проходящий через нее газ на своих восточных границах и продавать его на западных. Точно так же делает, к примеру, и Россия, не считающая себя транзитером среднеазиатского газа: "Газпром" полностью скупает его на российской границе. Подобная схема Турции весьма импонирует.

В своей борьбе за право самостоятельно продавать весь поступающий на ее территорию газ Турция уже добилась некоторых результатов. Так, в конце февраля турецкая газовая компания Botas после пяти лет судебных тяжб выиграла иск к правительству Ирана в международном суде Швейцарии. Иран с 2003 года требовал оформить 10 млрд кубометров своих поставок газа в Турцию как транзит, поскольку аналогичный объем Турция продает Греции. Однако Botas категорически отказалась заключать сделку по принципу "своп" (замещения) и потребовала снизить цены. Стороны так и не договорились, и впоследствии Иран стал регулярно в декабре—феврале сокращать поставки в Турцию, мотивируя это холодными зимами. Международный суд же решил, что Тегеран должен поставлять Анкаре газ по сниженной цене, а также компенсировать прекращение поставок. Таким образом, Турция сделала важный шаг к тому, чтобы считаться не просто транзитером, а полноценным поставщиком энергоресурсов в Европу.

В ходе нынешнего саммита президент Турции может уладить имеющиеся разногласия с Ираном и объяснить ему, что без турецкой поддержки выйти из международной изоляции Тегерану все равно не удастся. А сейчас это Ирану нужно как никогда — как раз вчера в Тегеране были опубликованы последние статистические исследования, показавшие, что инфляция в стране равна 26%, а дефицит бюджета в текущем году может составить $44 млрд. При этом уже летом этого года в Иране должны пройти президентские выборы и переизбрание Махмуда Ахмади-Нежада — до сих пор далеко не решенный вопрос.

Однако нынешний приезд турецкого президента в Тегеран будет иметь еще один важный смысл: всего пару дней назад в Анкаре побывала госсекретарь США Хиллари Клинтон, которая в интервью турецкому телевидению призналась: Вашингтон очень хотел бы видеть Анкару посредником в переговорах с Тегераном. Немногим ранее с подобным предложением выступала и иранская сторона, а турецкий премьер Реджеп Тайип Эрдоган еще в начале февраля говорил, что обсуждал возможность посредничества Турции в иранско-американском диалоге еще с администрацией Буша. Наконец, в воскресенье глава МИД Турции Али Бабаджан заявил, что формального предложения выступить посредником Анкара пока не получала, но готова выполнить эту роль. А по данным турецкой газеты Hurriyet, в Тегеран президент Абдулла Гюль отправился с посланием от президента США Барака Обамы, которое передала ему Хиллари Клинтон. Официально турецкие власти эту информацию не подтвердили, однако известно, что в программу встреч господина Гюля в Тегеране входят не только переговоры с президентом Махмудом Ахмади-Нежадом, но и встреча с духовным лидером страны аятоллой Али Хаменеи.

Выбор Турции в качестве посредника далеко не случаен. В последнее время Анкара все более активно выступает в этом качестве на различных уровнях: например, является официальным посредником в переговорах между Сирией и Израилем. Кроме того, в августе прошлого года Анкара предложила себя в качестве посредника в установлении мира на Кавказе, выдвинув идею кавказской платформы безопасности — организации, в которую могли бы войти также Россия, Грузия, Азербайджан и Армения. Москва эту инициативу тогда охотно поддержала.

Участие Турции в иранско-американском диалоге еще более закономерно. При том что Анкара является членом НАТО и традиционным стратегическим партнером Вашингтона, в последнее время ее отношения с Тегераном заметно улучшились. В прошлом году президент Ирана Махмуд Ахмади-Нежад приезжал в Анкару, а главы МИД Турции и Ирана встречались девять раз. Более того, после нынешнего визита Абдуллы Гюля в Тегеран, расставание двух президентов будет недолгим — уже 15 марта господин Ахмади-Нежад приедет в Турцию с ответным визитом.

В последние годы турецкое правительство активно работало над улучшением своего имиджа в исламском мире, и в Иране в частности. Началом потепления отношений между странами Среднего Востока и бывшим центром Османской империи стал отказ Турции от участия в военной операции в Ираке и, более того, запрет на использование турецкой территории для авиации антисаддамовской коалиции. Но еще большее впечатление на общественность в исламских странах произвел демарш турецкого премьера Реджепа Эрдогана, совершенный им на форуме в Давосе: тогда, в разгар израильской операции в Газе, он демонстративно покинул конференцию, отказавшись продолжать дискуссию с президентом Израиля Шимоном Пересом. И хотя на отношениях Турции и Израиля этот жест никак не отразился, а Анкара объяснила, что премьер вовсе не желал оскорбить Шимона Переса,— как в Иране, так и в арабских странах рукоплескали Реджепу Эрдогану. Более того, пожалуй, впервые после распада Османской империи демонстранты в странах Ближнего Востока вышли на митинги под турецкими флагами.

Росту внешнеполитических амбиций Турции на Среднем Востоке вовсе не мешают ее тесные связи с США. Напротив, новая американская администрация, очевидно, решила сделать особую ставку на Анкару и превратить ее в своего ключевого проводника в регионе. Так, в ходе своего визита в Турцию Хиллари Клинтон объявила, что свое первое европейское турне президент США Барак Обама в начале апреля завершит посещением Стамбула. По данным турецких СМИ, хозяин Белого дома посетит Турцию 6-7 апреля. Таким образом, Турция станет шестой страной, куда приедет Барак Обама после своей инаугурации — после Канады, Великобритании, Франции, Германии и Чехии.

Еще в январе в госдепе всерьез рассматривалась возможность визита Барака Обамы в Москву как раз в эти числа. Источник "Ъ" в американском внешнеполитическом ведомстве сообщал, что госсекретарь США может приехать в Россию в марте, чтобы подготовить визит главы государства, а сам Барак Обама — сразу после юбилейного саммита НАТО, который состоится 3-4 апреля. Одновременно Вашингтон предлагал Москве активизацию сотрудничества на иранском направлении — эта тема была одной из ключевых в нашумевшем письме Барака Обамы Дмитрию Медведеву. Однако Москва не стала спешить с ответом, и Вашингтон предпочел сделать посредником в своих переговорах с Ираном именно Турцию. В связи с этим, скорее всего, были скорректированы графики визитов первых лиц США.

По словам Хиллари Клинтон, в ходе своего посещения Турции Барак Обама среди прочего обсудит вопрос энергетической безопасности и перспективы поставок углеводородов в Европу через Турцию. До сих пор США выступали в качестве одного из самых активных лоббистов проекта Nabucco, однако при этом резко возражали против подключения к нему Ирана. Успех турецкого посредничества в иранско-американском диалоге может эту ситуацию в корне изменить. В этом случае Иран обретет столь необходимые ему сейчас дополнительные газовые деньги из Европы, а Турция утвердится в новом статусе альтернативной России энергетической сверхдержавы.

КОММЕРСАНТЪ

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03839 sec