Исламская модель банковской системы в России

27 февраля 2009
По мнению экспертов, сегодня, когда мировая финансовая система дала сбой, альтернативой ей может стать модель банкинга, принятая в исламских странах. Построенная на инвестиционной, а не на кредитной основе, она позволяет банкам Востока и Азии показывать рост прибыли, несмотря на кризис. Российские банки могут начать пользоваться исламскими продуктами, если они помогут им привлечь финансирование из богатых стран Востока. Однако для этого нужна определенная законодательная база, которой в России пока нет.

Основной принцип традиционных банков сводится к следующему: если вы дадите банку деньги, он начислит на них процент, а если решите занять у него, то проценты возьмут с вас. В настоящее время разница между ставками, по которым банк получает средства и по которым он выдает их заемщику, как раз и составляет основу банковской деятельности по западной модели. В исламских же банках, если вы хотите занять денег, то процентов с вас не возьмут, так как идеология исламской системы зародилась от одной суры Корана: «Мы не разрешаем Вам ростовщичество, но позволяем торговлю».

Совет экспертов шариата решит, насколько велика ваша нужда в средствах, и назначит вам плату за услугу банка. При этом в расчет принимается уровень доходов заемщика: если вы очень богаты, совет назначит вам одну плату за услугу банка, если очень бедны — совсем другую. Когда вы занимаете деньги в исламском банке, вы не можете взять их просто так, нужно указать, на что именно пойдут средства. Совет экспертов шариата решает, какая плата подходит для того или иного случая. К примеру, деньги нужны на приобретение автомобиля. По законам шариата, банк не может дать вам денег, взяв в залог ваше имущество. Но по законам бизнеса, банк не может дать вам денег просто так. Поэтому автомобиль приобретается в собственность банка. И банк выдает деньги под залог своего автомобиля, которым вы пользуетесь.

Исламский банк переводит кредитную основу бизнеса на инвестиционную. Принимая средства населения, он финансирует с их помощью проекты в различных секторах экономики — от торговли и услуг до промышленного производства, всегда принимая участие в капитале компаний. Полученной от бизнеса прибылью банк делится с вкладчиком. При этом вознаграждение банка или вкладчика не является изначально гарантированным, а возникает как производное от прибыли бизнеса, в котором участвует банк. «Понять разницу между обычным и исламским банковским делом можно на примере хоккея. Во время игры банкиры в качестве болельщиков сидят и болеют за своих клиентов-игроков, и если их команда проиграет, то сильно переживают. Исламские финансы — это противоположность такой позиции. В игру вовлечены мы все, банкиры участвуют и в риске, и в прибыли, и если решения принимаются вместе, то ответственность тоже ложится на всех», — отмечает председатель правления банка «БТА-Казань» Мударис Идрисов.

Исламский банкинг появился относительно недавно. Банки, у которых весь набор услуг не противоречил шариату, стали появляться в середине 1970-х годов после учреждения в 1975 году Исламского банка Дубая (Dubai Islamic Bank). Становлению исламского банкинга способствовали два фактора: поток нефтедолларов в монархии Персидского залива и исламская революция в Иране. Сегодня в мире действует около 300 исламских банков с совокупным капиталом более $700 млрд. При этом только рынок суккука — исламских облигаций — оценивается в полмиллиарда долларов. Азиатский банк развития сообщает, что в сфере исламских финансов на сегодняшний день обращается порядка $1 трлн.


В Европе наблюдают за динамичным ростом рынка исламских финансов, при том, что около 15% жителей региона — мусульмане. В странах ЕС проживают более 16 млн последователей ислама. Стать центром исламских финансов Старого Света стремится Лондон, в котором уже действуют пять исламских банков. В правительстве активно обсуждают вопрос о выпуске суккука. Созданный в 2002 году Islamic Bank of Britain намерен открыть свой офис в Швеции и уже ведет переговоры с шведским управлением по контролю над финансовой деятельностью. В Швейцарии первое исламское финансовое учреждение — Faisal Bank — открылся в 2006 году. Его примеру решил последовать и другой исламский банк National Bank of Kuwait. Его председатель правления Ибрахим Дабдуб утверждает, что «Швейцария все еще остается раем для людей, предпочитающих хранить деньги за рубежом».

В России в течение 15 лет действовал исламский банк «Бадр-Форте», который был заметным звеном в отношениях со сторонами Организации Исламская конференция, куда Россия вступила в качестве наблюдателя. Однако в декабре 2006 года лицензия у него была отозвана. В сообщении Центробанка утверждалось, что банк не отправлял в срок сообщения об операциях, подлежащих обязательному контролю, тогда как только в мае-августе 2006 года по счетам клиентов банка проведены операции в размере 33,8 млрд руб., имеющие признаки сомнительных сделок. Председатель правления «Бадр-Форте» Адалет Джабиев утверждал, что банк не допускал серьезных нарушений. По его мнению, деятельность единственного исламского банка в России «оказалась неугодна определенным кругам».


Тем временем, многим другим кругам, особенно финансовым, исламская модель весьма интересна. «Чтобы сохранить свои позиции на рынке, банку, учитывая прогрессивный опыт его партнеров, нужно использовать новые возможности, которых нет у конкурентов, — отмечает Мударис Идрисов. — Ведь исламское финансирование — это не только новые продукты, но и новая база инвесторов». В «БТА-Казань» исламский банкинг считают очень перспективным направлением. «У исламских банков хорошие перспективы: их ждут новые рынки, новые продукты и новые клиенты. Создание исламских банковских продуктов не прихоть, а экономическая необходимость», — подчеркивает господин Идрисов.

В конце января на прошедшем в Казани международном семинаре по «Исламскому банкингу и финансам» «Российский центр исламской экономики и финансов» (РИУ) и Малазийская бизнес-школа подписали меморандумы о сотрудничестве и взаимопонимании. Они заложили, по мнению организаторов семинара, основу развития в России новой финансовой системы. РИУ и Малазийская бизнес-школа будут «осуществлять исследования в области исламских финансов и банкинга». Исламская консалтинговая компания Bait Al Mashura Finance Consultations (Катар), Куала-Лумпурская бизнес-школа и татарстанская компания «Линова» решили создать в Казани «Исламскую финансовую консалтинговую компанию» по оказанию услуг в области разработки финансовых продуктов и их внедрению на территории России. Казанский филиал страховой компании «Allianz РОСНО Жизнь» подписал меморандум с РИУ по вопросу обучения сотрудников своей компании исламскому продукту «такафул» (система, основанная на принципах солидарности и взаимопомощи, в рамках которой участники договора обеспечивают взаимную поддержку друг другу в случае ущерба, причиненного любому из них. — „Ъ-Finance“).

Компания «Линова» пыталась внедрить исламские финансовые продукты на территории Татарстана с 2006 года. Единственное, что ей удалось сделать на сегодняшний день, — найти единомышленников в Катаре и договориться с ними о создании консалтинговой компании, которая бы адаптировала исламские продукты под российское законодательство и продвигала бы их на российском рынке. Тем не менее, директор «Линовы» и РИУ Линар Латыпов уверен, что 2009 год должен стать знаковым для исламского банкинга в России. «Мировой экономический кризис показал несостоятельность существующих финансовых институтов, — отметил он. — Грех не изучить в этих условиях опыт исламских стран, банки которых даже в условиях кризиса демонстрируют рост прибыли. Надо попытаться внедрить эту систему».

Господин Латыпов сообщил, что консалтинговая компания, создание которой, согласно подписанному меморандуму, должно состояться не позднее 30 дней после его подписания, «уже имеет определенный заказ по внедрению исламских продуктов для корпоративного сектора». Своих заказчиков Линар Латыпов не раскрывает, при этом добавляя, что «ряд проектов может быть осуществлен уже в этом году». «У нас есть договоренность с двумя страховыми компаниями, одна из которых с „Allianz РОСНО Жизнь“ по продукту „такафул“, к нам обратился один из банков, который хочет внедрить у себя определенные финансовые продукты, — рассказал „Ъ-Finance“ господин Латыпов. — Мы ведем переговоры по вопросу внедрения финансовых механизмов для инвестиционных компаний». «Кроме того, мы ежегодно планируем организовывать конференции, на которых могли бы встречаться бизнесмены из России и исламских стран и оказывать им услуги в сопровождении их бизнеса», — добавляет он. В то же время пока остается очевидным, что исламские финансовые продукты мы можем только изучать.

По мнению Мудариса Идрисова, Республика Татарстан в наибольшей степени обладает необходимыми предпосылками для привлечения исламского капитала как республика, добившаяся самых значительных успехов в экономическом, политическом и культурном развитии. «Высокая концентрация ликвидности в странах Ближнего Востока создает реальные возможности для ее привлечения в быстро- развивающиеся страны и регионы с благоприятными условиями, — отмечает Мударис Идрисов. — Исламские финансы рассматриваются как альтернатива или один из вариантов привлечения в страну определенных инвестиций и финансовых вливаний в банковский и страховой секторы экономики».

Между тем эксперты уверены, что сегодня внедрение исламских финансовых продуктов в России — это «интересный маркетинговый ход или же достижение отдельных энтузиастов». «Если говорить о холдинге „Финам“, то такие продукты не представляют для нас большого интереса, поскольку относятся к нишевым и далеко не всегда понятны населению, — говорит аналитик ИК „Финам“ Зарина Саидова. — С другой стороны, для региональных банков, которые сталкиваются с возрастающим давлением со стороны федералов, такие продукты могут представлять интерес. Во-первых, они позволяют закрепиться в относительно новой нише, конкуренция в которой будет меньше, чем по рынку в целом. Во-вторых, дают возможность поддержки со стороны исламских государств».

«Традиционная система сегодня дала очевидный сбой — государство хочет, чтобы банки начали кредитовать предприятия, но этого почему-то не происходит. Желание как-то изменить сложившуюся ситуацию очень велико. Очень хочется сразу достать какой-то альтернативный вариант, и исламская банковская система в этой ситуации выглядит достаточно забавной альтернативой. Какие-то элементы оттуда позаимствовать можно, — считает старший аналитик инвестиционного банка „Траст“ Евгений Надоршин. — Я не исключаю, что отдельные продукты могут прийтись по вкусу пользователям».

«Банкам сегодня не до исламских продуктов, — не соглашается с ним старший аналитик компании „Уралсиб“ Леонид Слипченко. — Если бы сегодня была стабильная ситуация, они бы, наверное, вызвали определенный интерес. Сегодня же исламская финансовая модель может привлечь банки только в том случае, если она позволит им привлечь дополнительное финансирование».

В настоящий момент в России никто исламские продукты не предоставляет, потому что отсутствует законодательная база. «Законодательство — это первое, с чем сталкивается банк, пожелавший работать в России по законам шариата. Существуют определенные разночтения между российской нормативной базой и тем, что необходимо для развития исламского банкинга, — подчеркивает председатель правления банка „БТА-Казань“ Мударис Идрисов. — Ряд пруденциальных нормативов и подзаконных актов мешают активному участию исламского капитала в экономической жизни нашей страны. Необходима усиленная работа по изменению законодательства, касающегося банковского дела, в целях поддержки исламской финансовой системы». По мнению господина Идрисова, наличие специальной законодательной базы — залог того, что опыт исламских банков не останется абсолютно маргинальным.

«Мы были бы рады внедрить продукты исламского банкинга в Банке Казани, однако пока для этого нет законодательной базы, — комментирует председатель правления банка Айдар Хамидуллин. — Кредитная организация не может заниматься производственной и торговой деятельностью. Нет и возможности выдавать беспроцентные кредиты. Их получатель подвергается дополнительному налогообложению». В то же время господин Хамидуллин отмечает, что «элементы исламского банкинга уже присутствуют в некоторых продуктах». «Банк Казани два года является оператором муниципальной программы льготного кредитования малого бизнеса. По ней предприниматели получают кредиты по льготной процентной ставке, а часть ставки компенсирует город из своего бюджета. В итоге эффективная процентная ставка получается ниже уровня инфляции. Инфляция „съедает“ процент. То есть для конечного потребителя, предпринимателя, продукт получается фактически без ссудного процента. Значит, человек не нарушает норм шариата», — считает он. «Сейчас, когда ведущие экономисты ищут пути выхода из кризиса, тема исламского банкинга актуальна, — полагает он. — Возможно, мы стоим на пороге создания новой мировой финансовой модели. В ней могли бы быть применены принципы исламской экономики».

Линар Латыпов надеется, что после того, как разработанные консалтинговой компанией адаптированные продукты зарекомендуют себя на рынке, сторонникам исламского банкинга удастся пролоббировать внесение изменений в российское законодательство. Пока это никому не удалось сделать.

Как отмечает Леонид Слипченко, потенциал у ИБ в России есть — в России живет много мусульман, но оценить рынок сложно, потому что пока нет даже понимания, какие из продуктов могут быть адаптированы к российской системе. Тем не менее, исламские банки демонстрируют рост прибыли, а потому интерес к ним, особенно во время кризиса, будет расти.

КОММЕРСАНТ.ру

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04113 sec