Американо-иранская «перезагрузка» как «момент истины» для России

24 февраля 2009
Состоявшийся 15-17 февраля визит в Москву министра обороны Исламской Республики Иран Мостафы Мохаммада Наджара можно рассматривать как один из элементов многовекторного внешнеполитического курса Тегерана.

Перечислим некоторые события одного только февраля: поездка в Иран экс-канцлера Германии Герхарда Шрёдера, во время которой, как можно предположить, обсуждались не только торгово-экономические или энергетические вопросы, но и общее сближение Тегерана с Берлином и Брюсселем; визит представительной иранской делегации (во главе с заместителем Президента) в оккупированный силами НАТО Кабул; визит министра иностранных дел Ирана в Баку (при сотрудничестве по целому комплексу политических и экономических вопросов между Тегераном и Ереваном), открытие на севере Ирана генкосульства Казахстана …

Столь многовекторный курс, призванный прорвать осуществляемую американцами политику стратегического окружения Ирана, вкупе с последовательной линией на отстаивание собственных национальных интересов, приносит очевидные результаты. Россия приветствует активное участие Ирана в деятельности Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), заявляет заместитель министра иностранных дел России А. Бородавкин. За активизацией внешнеполитических контактов Тегерана пристально наблюдают и на Западе, также делая примечательные заявления. Так, невозможно не заметить значительное смягчение антииранской риторики со стороны администрации Барака Обамы, а генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер стал даже расточать Тегерану многообещающие «авансы», заявляя, что в будущем Иран сможет сыграть роль в стабилизации обстановки в Афганистане. Конечно, за этим может стоять попытка вовлечения Тегерана в афганские события по выгодному для Запада сценарию с незатухающими «конфликтами низкой интенсивности» между Ираном и всеми его соседями. Однако вряд ли в Тегеране станут играть по правилам, заданным американцами…

13 февраля на встрече президента М.Ахмадинежада с представителями религиозных меньшинств страны было вновь заявлено, что в мире нет силы, способной помешать движению Ирана по выполнению реализуемых страной задач. Объявлено о начале реализации амбициозных национальных военных программ, в частности о создании собственной модели беспилотного летательного аппарата.
В этой ситуации визит министра обороны Ирана в Россию, несомненно, имел важное значение. По высказываниям министра можно предположить, что в центре его переговоров оказались вопросы не только военно-технического сотрудничества, но и энергетического сотрудничества (включая взаимодействие в формате «газовой ОПЕК» и строительство АЭС в Бушере).

Находясь в Москве, М.М. Наджар заявил, что огромные ресурсы нефти и газа, которыми обладают Россия и Иран, открывают хорошие возможности для сотрудничества. В частности, речь идет о газовых запасах двух стран, по которым Россия занимает первое место в мире, а Иран - второе. "Таким образом, сотрудничество наших стран в этой сфере может обеспечить интересы как производителей газа, так и потребителей во всем мире", - уверен М. Наджар. "В этой связи весьма актуален вопрос создания газовой ОПЕК, - отметил он. - У нас уже есть хорошее взаимодействие по этой теме".

Интересно, что одновременно появились сведения об интенсификации переговоров между национальной нефтяной компанией и германской компанией E.ON, которая считается одной из крупнейших компаний, торгующих газом в Европе, по поводу совместного участия в проектах по производству сжиженного природного газа и разработке газовых месторождений. Соответствующее заявление сделал заместитель министра нефти Ирана С.Джашнсаз. Он рассказал журналистам о состоявшемся 19 февраля посещении представителями германской компании 2-ой и 3-ей очередей газоперерабатывающего комбината на месторождении «Южный Парс» и раскрыл некоторые детали будущего сотрудничества. На первом этапе цель компании E.ON состоит в инвестировании проекта «Иран LNG», в рамках которого будет производиться сжиженный газ, и на последующих этапах в инвестировании разработки иранских газовых месторождений. Если вспомнить, что месторождение "Южный Парс" является одним из приоритетных направлений российско-иранского сотрудничества в энергетической сфере, о чем неоднократно заявлялось на самых разных уровнях, то можно говорить о формирующемся долгосрочном энергетическом альянсе Москвы и Тегерана при активном участии Евросоюза, с подключением Турции (возможно, и Армении) в качестве транзитного государства.
Безусловно, всё это снижает шансы на реализацию энергетических проектов, лоббируемых Вашингтоном и предусматривающих использование «кавказского коммуникационного коридора» в виде Азербайджана и Грузии, а потому не может не учитываться заокеанскими стратегами.

Неожиданные вроде бы реверансы со стороны Вашингтона в адрес Тегерана неслучайны. США рассчитывают на более «конструктивную» позицию Москвы по вопросу о так называемой «ядерной программе Ирана», туманно намекая на возможность пересмотра своих планов по размещению инфраструктурных элементов противоракетной обороны в Польше и Чехии. По словам посетившего Россию заместителя госсекретаря США Уильяма Бернса, если в ходе сотрудничества с Россией и другими партнёрами станет возможно уменьшение или даже устранение иранской ядерной угрозы, то это позволит пересмотреть планы по размещению ПРО.

В Москве не замедлили откликнуться, заявляя, что воспринимают исходящие от США позитивные сигналы и надеются на возобновление позитивного сотрудничества в сфере ПРО. И вот уже в Интернете появляются недвусмысленные заголовки вроде этого: «Более глубокий диалог между Россией и США по проблематике ПРО может начаться, когда будет уверенность в мирном характере иранской ядерной программы». Мол, если бы американцы с их «бюджетом безопасности» под триллион долларов и отстоящие от Ирана на тысячи километров, не боялись бы так иранских ракет (радиус поражение которых составляет в лучшем случае 2 тыс. километров), отношения Москвы и «миротворца» Обамы заметно бы улучшились…

Что стоит за этими информационными вбросами? Наивная вера в то, что чистый помыслами Обама, в отличие от своего предшественника, настроен на честный и конструктивный диалог? Ненавязчивые пожелания насчёт большей «сговорчивости» Тегерана?

Почему мир не хочет замечать выдвигаемую Ираном идею безъядерного Ближнего Востока? Почему план превращения этого региона в безъядерную зону игнорируется в условиях вероятного прихода к власти в ядерном Израиле радикальных политических группировок (авторитетная "Едиот ахаронот" уже объявила Иран главной угрозой для безопасности еврейского государства в наступившем году), прогрессирующей нестабильности Афганистана и ядерного же Пакистана, на фоне информации о разработанной в США секретной программе саботажа иранских ядерных усилий?

Не означают ли туманные полунамёки на связь проблемы ПРО в Польше и Чехии с иранской ядерной программой попытки «мягкой ревизии» внешнеполитического курса России последних лет?

Не являются нынешние заявления американских представителей попыткой «развести» Москву и Тегеран (и не только их), подсунув им очередную «дохлую кошку» в виде зыбких обещаний поговорить о возможном пересмотре решения, которое для США принципиально не подлежит пересмотру?

Вполне вероятно, что всё именно так, и вероятность эту следует взвесить основательно – с точки зрения не только будущего российско-иранских отношений, но и будущего России. Если, конечно, будущее страны видится нам в форме суверенного государства, а не аморфного придатка более «зубастых» и интеллектуально изощрённых «партнёров»…

Фонд стратегической культуры

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04116 sec